- Батоно Давид, можете сформулировать три главные проблемы, которые были в Вооруженных силах Грузии во время августовской войны?

- В то время я не был сотрудником Министерства обороны, поэтому лучше говорить о тех направлениях и приоритетах, которые мы наметили.

- Вы формируете новую доктрину, новые правила, с учетом опыта прошлого. Можете выделить уроки, которые были получены в прошлом, и пояснить, как они изменили стратегию?

- Три основные направления для текущего и будущего года, думаю, уже выбраны. Это образование, улучшение системы управления личного состава и поэтапное усовершенствование системы управления ресурсами. Это три приоритета оборонной политики; а также три приоритета для развития тех возможностей, которые у нас имеются. Это: управление и контроль, система воздушной обороны и развитие противотанковых возможностей в Вооруженных силах Грузии. Таковы три институциональные, и три приоритета, выбранных по направлениям возможностей .

- Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию, на каком этапе сейчас эта работа?

- Планирование обороны сложный процесс, усовершенствование которого происходит беспрерывно. Даже в странах НАТО, где развитая на высоком уровне основанная на традициях система обороны, постоянно идет процесс совершенствования и регулирования. Так что нельзя сказать четко, мы в начале, середине или в конце.

- В стратегии, которую вы намереваетесь опубликовать в ближайший период, написано, что ориентация должна быть на сдерживание противника на короткий срок, а сдерживание на более долгое время вызовет большие летальные результаты. Можете пояснить, что значит "период сдерживания врага на короткий срок"?

- Подготовка идет к тому, чтобы в случае любого наступления России, в случае открытой военной агрессии, Вооруженные силы Грузии смогли сдержать противника на максимальный срок и нанести ему максимальный ущерб. Именно на это ориентирована наша оборонная доктрина. Это краткосрочное сдерживание подразумевает месяц, два месяца или год? Чем больше, тем лучше.

- Можете объяснить нам, как это произойдет? Допустим, русские двинулись из Ахалгори, что затем происходит?

- Наши Вооруженные силы по разработанному плану ведут оборонительные операции для защиты территории Грузии.

- Есть конкретный проект?

- Такой конкретный план есть.

- Только один?

- Существует много сценариев возможного осуществления агрессии против Грузии и, соответственно, разные адекватные варианты проведения оборонных операций. Это вопросы оперативного планирования, над которыми работают объединенный штаб, офицеры, штабы бригад.

- В этом возможном сценарии рассматривается только наступление со стороны Абхазии и Южной Осетии? Основной враг, который может атаковать, только Россия или есть и другие?

- Над документом оценки опасностей работают в Совете безопасности, это межведомственный процесс, в котором, помимо обороны, присутствует много других компонентов, и в том числе очень важен внешний политический фактор. В общих чертах, в документе оценки этих опасностей агрессором рассматривается Россия. Факт, что они в настоящее время оккупировали наши территории. Повтор российской агрессии не исключен.

- В данный момент?

- В общем, не исключается, потому, что на территории Грузии незаконно расположен их военный контингент. В прошлом году подтвердилось, что Россия может осуществить широкомасштабную операцию против Грузии.

- Группа американских экспертов, побывавшая в Грузии, подготовила доклад о том, что происходит, и что происходило во время войны в Министерстве обороны, в Вооруженных силах Грузии и выявили определенные проблемы. Например: слабое управление со стороны высоких должностных лиц Министерства обороны, также структурные проблемы, когда иногда приказы отдавали те лица, у которых не было такой компетенции. Как вы намерены решить эти проблемы?

- Я не стану комментировать этот конфиденциальный документ.

- Отдельные части документа стали публичными..

- Командование американцев специально подготовило этот документ по нашей просьбе. Задачей было заострить внимание не на сильных сторонах, а на слабых, и проблемах, которые имелись в Вооруженных силах Грузии. Мы очень серьезно изучили этот документ, и это очень нам помогло в разработке оборонной политики, в определении приоритетов и их последующем исполнении.

- Вы полагаете, что находитесь в процессе выполнения этих приоритетов?

- Да.

- Как, например, решаете проблему слабой подготовки руководства Министерства обороны, и то, что часть людей не понимает, где кончается и где начинается его компетенция?

- Такой формулировки в этом документе я не припомню.

- Могу показать части документа, которые были опубликованы.

- Этот документ не опубликован и не подлежит публикации. Соответственно, могу говорить только о тех материалах, которые открыты для нашего общества. Вы видите, что максимально открыты те основные стратегические документы, на которых основана система обороны Грузии, в частности, планирование обороны. Относительно этого конкретного вопроса - это внутренняя работа, конфиденциальный документ и, соответственно, воздержусь от конкретики.

- Одно из того, о чем постоянно говорят и у нас и за границей, тема закупки оружия. Как полагаете, насколько прозрачен этот вопрос в данный момент?

- У Грузии, как и у любой другой страны, есть фундаментальное право на оборону, и соответственно, для обеспечения обороны имеется право и обязанность приобрести то вооружение и технику, которую считает нужным. Закупка вооружения и техники происходит соответственно строго регламентированному международноу законодательству и при полном соблюдении международного права. Соответственно, истерия, которая поднята в российских СМИ, несерьезна, и то, что некоторые официальные российские лица пытаются запугать этим кого-либо, абсолютно нерелевантно.

- Вскоре после войны официальные российские круги заявили, что всем компаниям, которые продадут оружие Грузии, Россия установит санкции. Возникали ли в течение текущего года какие-нибудь проблемы?

- Мы не закупали оружия у России ранее и не закупаем ее сейчас. Что касается тех заявлении и законодательных изменений, которые приняла Россия, это одностороннее и никак не обязательно для других стран.

- Т.е. у других стран не создавались проблемы с этой точки зрения, и те же компании с таким же воодушевлением продолжают продавать оружие нам, как и до войны?

- Мы очень осторожно, последовательно и взвешенно подходим к закупке всякого вооружения. Пока что-то купим, обсуждение идет на внутриведомственном, и, в целом, на правительственном уровне.

- Это началось только сейчас или так было и раньше?

- Это вообще так. Принципиально важно закупать любое вооружение у тех стран, которые берут долгосрочные обязательства по обслуживанию, обучению персонала и улучшению этого вооружения. Это очень серьезные обязательства. Соответственно, мы оружие закупаем у более или менее долгосрочных партнеров.

- Т.е. у Грузии те же партнеры, какие были до войны?

- Да. Однако мы стараемся расширить их список.

- Т.е. вы говорите, что российская сторона, в этом смысле, не может достичь какого- то успеха?

- Я думаю, всем нашим партнерам понятна позиция Грузии и абсолютно приемлема. У Грузии есть право закупать те системы вооружения, которые найдет нужным.

- Т.е. Долгосрочные контракты продолжаются?

- Разумеется.

- Когда за рубежом обсуждают, продать или нет Грузии оружие, основной вопрос рассмотрения таков: возможно ли, чтобы Грузия в будущем это оружие использовала против Абхазии или Южной Осетии, в том числе- то оружие, которое грузинская сторона называет оборонным. Как вы объясняете партнерам, в том числе на политическом уровне, что это оружие закупаете только для обороны?

- Не вижу проблем. Наша военная доктрина оборонная, соответственно, полный контроль воздушной системы и увеличение возможностей для того, чтобы обеспечить обороноспособность страны, укладывается в эти приоритеты. О нашей доктрине мы несколько раз заявляли на высшем уровне, об этом говорили президент, правительство, парламент. Эта наша декларированная политика.

- Т.е. эта декларация представляет гарантию того, что это оружие не будет направлено против Абхазии и Южной Осетии?

- Повторить сначала?

- Хочу услышать "да".

- Разумеется, власти Грузии никогда не смирятся с российской оккупацией неотделимых частей Грузии, но мы достигнем деоккупации Грузии политическими методами. Задача Вооруженных сил, защитить Грузию от еще одной возможной агрессии, которую на этом этапе нельзя исключить.

Обсудить публикацию на форуме

______________

США возобновят подготовку грузинской армии ("Reuters", Великобритания)

Войну проиграли политики, и теперь стараются свалить это поражение на солдат ("Georgian Times", Грузия)