Харассмент в реалиях Казахстана становится идеальным преступлением, за которым не последует никакого наказания и общественного порицания.

В пятницу, 28 февраля казахстанская артистка Dequine посетила мероприятие от музыкального лейбла ozen. На следующий день она опубликовала пост о том, что два артиста лейбла — «Кисло-Сладкий» и Bonah подвергли ее харассменту. Текст вызвал моментальную реакцию аудитории и, как выяснилось, Данеля была не единственной, кого домогались рэперы.

Другой жертвой харассмента со стороны «Кисло-Сладкого» в тот вечер оказалась девушка с почти идентичным именем — Данель. Она пришла на ивент вместе с двоюродной сестрой и коллегой. Их пригласили партнеры для возможности дальнейшего сотрудничества с лейблом. Не дожидаясь окончания ивента, девушки решили уйти к полвторому ночи.

Уже направляясь к выходу, она подверглась сексуальным домогательствам рэпера: «Внезапно меня кто-то потянул за руку. Обернувшись, я поняла, что это один из парней, который поет „че там, как там, yeah". На тот момент понятия не имела, как их зовут, затем сестренка просветила, что он выступает под псевдонимом „Кисло-Сладкий". Он силой подтянул меня к себе и попытался поцеловать. Я еле успела подставить свою ладонь между его губ и своим лицом.

Затем он отодвинул мою руку и чмокнул меня в щеку. Я оттолкнула его, вырвалась, и в панике решила просто уйти. Развернувшись, почувствовала его руку на своей заднице. Он успел меня шлепнуть. Я не понимая что происходит, решила просто рвануть к выходу.

В теории всегда думала, что если ко мне кто-то будет приставать, то я легко смогу дать отпор. А на самом деле оказалось, что не так просто… Я пребывала в таком шоке от того, что какой-то левый чувак считает, что он имеет право так себя вести с любой.

По дороге домой мы с сестренкой это обсудили и пришли к выводу, что он суперпьян и под кайфом — как бы оправдали его. Но на тот момент я не подумала о том, что было множество других девочек, с кем он так поступал, поступил и будет продолжать».

Музыка власти и насилия

Харассмент «Кисло-Сладкого» — далеко не первый случай в музыкальной истории, когда артисты открыто пропагандируют женоненавистничество и совершают преступления против девушек. Одним из самых поучительных примеров является скандал с участием известного R&B исполнителя R.Kelly, автора хита I believe I can fly. Многие девушки, пережившие унижения от R.Kelly, умалчивали инциденты, но с появлением площадки #MeToo скандал получил мировую огласку.

Как результат, обладатель статуэток «Грэмми» и всеобщий любимец, лишился лейбла, который отказался от сотрудничества с ним из-за действий, портящих имидж и репутацию всей компании. А в интернете в это время был запущен хэштег #MuteRKelly с просьбой игнорировать музыку насильника. Дело дошло до того, что был выпущен сериал Surviving R.Kelly, где жертвы рассказывали о его преступлениях, а эксперты оценивали сложившуюся ситуацию.

В Казахстане же предпочитают говорить об этой проблеме, только если видят в этом выгоду. Известная хип-хоп группа «Ирина Кайратовна» летом выпустила песню и клип «Беги». Лейтмотивом была тема насилия, лени, наркотиков и других пороков социума.

На первый взгляд, они — герои, которые открывают глаза нашему обществу, однако не все так просто. За три месяца до клипа «Беги», группа выпустила композицию «Не ангиме», ставшую хитом в Казахстане. Однако в этой песне группа проповедует другие ценности.

«Нет, я рук не уберу, знаешь чисто из-за принципа.
(Я — рыцарь, [далее — нецензурная брань, — прим. ред.]).
Я не строю принца из себя.
Ведь и ты не принцесса тоже в принципе сама.
Да, ты явно заблудилась.
Ты по пьяни явно себе допустила.
Залезай на мотоцикл, цыпа.
Пока кто-нибудь не прицепился»,
— читает участник группы Илья в первом куплете.

Такую же идею продвигает в своем куплете и другой участник группы «Азамат».

«Аккуратно забери ее,
Пока она стоит на ногах.
Бардак творится в ее голове, но она знает, к кому подкатить,
You know what I got!»

Любопытно, что для хитов творческое объединение успешно отбирает одни ценности, а для остросоциальных клипов совершенно другие. Харассмент настолько впитался в наше окружение, что мы уже перестали его замечать.

Культура шуток и молчания

Несмотря на обилие комментариев о домогательствах, в схватку за «справедливость» вступились и те, кто посчитал харассмент лишь «пьяным приколом» и решили высмеять ситуацию. В тот день алгоритм поведения артистов, каким-либо образом связанных с ozen, можно проследить по комментариям. Политика лейбла была направлена на то, чтобы потушить этот пожар, превратив его в шутку. Наверное, поэтому многие артисты казахстанского шоу-бизнеса оставляли неадекватные мнения и приколы под постом про харассмент.

Особого внимания стоит заявление в сторис Айзатуллы Хуссейна, главы лейбла ozen. Вместо того, чтобы сгладить ситуацию и извиниться, он пошел в атаку, заявляя, что они «не играют в игрушки», «тебе самой это нравится?». Интересно то, что он указывает на общественный резонанс: получается, если бы его не было, то и на ситуацию можно закрыть глаза?

После этого в официальном аккаунте @ozenxo опубликовали пост с извинениями, в котором сказано, что «любые высказывания, оправдывающие домогательства и насилие, неприемлемы».

«Озен», и в особенности дуэт К-С. & Bonah продвигают тренд на #kazahi2020. Поют о том, как будут на вершине, но есть один вопрос. Как можно поднимать музыку и культуру страны, если артисты не знают даже элементарных правил поведения в обществе, тем самым позоря Казахстан?

Идеальное преступление

В общественном и медийном дискурсе за последние полтора года не раз поднималась тема сексуального насилия в отношении женщин. Едва ли найдется казахстанец, который бы не слышал о резонансном деле об изнасиловании девушки проводниками поезда «Тальго». Причастные к преступлению были приговорены к пяти годам лишения свободы. Затем последовала шокирующая статистика: Казахстан оказался лидером в СНГ по показателям сексуального насилия.

То, что старались умалчивать, внезапно поразило общество словно проказа. За последние три года было зарегистрировано 3 тысячи 358 изнасилований и 871 случай применения насильственных действий сексуального характера в отношении женщин. Уже в январе 2020 года произошло 107 случаев изнасилования. При этом, по различным данным, в полицию обращаются лишь 10%-30% жертв сексуальных преступлений.

Несмотря на давно существующую проблему, изменения в законе последовали только в январе текущего года. Так, изнасилование перевели из среднего преступления в тяжкие, позволив увеличить срок наказания минимум от пяти до десяти лет и запретить закрытие дела за примирением сторон. Однако значит ли это, что законодательная база защищает женщин? Едва ли.

Например, что делать тем девушкам, которые подверглись сексуальным домогательствам «Кисло-Сладкого»? Для этого предоставляется лишь статья 123 УК РК «Понуждение к половому сношению». Однако она во многом ограничивает тех, кто испытал харассмент, потому что содержит только прямое принуждение к сексу. И даже несмотря на это, за последние семь лет не было зарегистрировано ни одного преступления по данной статье, что требует немедленной модернизации и обновления.

Харассмент в реалиях Казахстана становится идеальным преступлением, за которым не последует никакого наказания и общественного порицания.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.