— Как у вас возникла мысль о поездке в Россию?

— На самом деле, первоначальная идея заключалась в поездке в Испанию с целью показать опыт поездки в разгар пандемии. Гонсало Родригес, директор Carrasco Viajes, предложил мне это направление, потому что Уругвай — единственная страна в Америке, которая имеет неограниченный доступ в большинство европейских стран. Граждане или резиденты Уругвая — единственные, кто имеет возможность въехать в Испанию или другие страны Европейского Союза без необходимости проходить карантин или проходить предварительный тест на коронавирус. Чтобы это показать, родилась эта идея. Потом я связался со своими знакомыми в России, и эти контакты привели к приглашению посетить лаборатории, производящие российскую вакцину против Covid-19. В настоящее время границы России закрыты, и вместе с Гонсало мы были первыми двумя латиноамериканцами, которые въехали в страну с начала пандемии.

— Трудно было перейти границу?

— Мы прошли несколько процедур для въезда в страну по приглашению правительства России. Мы давно планировали эту поездку и получили специальную визу и приглашения от Министерства и лаборатории. Даже наш доступ в самолет, вылетавший из Стамбула в Москву, задерживался. По прибытии, когда мы приземлились в час ночи, нас задержали до утра, когда открылись офисы, которые могли проверить, все ли с нами в порядке. Это было не из приятных впечатлений, но мы понимаем: из-за пандемии страна закрыта. В конце концов мы прошли. Позже нам подтвердили, что первоначально была опасность нашей депортации, но в конце концов этого не произошло. Так что въезд был непростым, но, оказавшись здесь, мы получили доступ ко всему.

— Вы были также в Турции и Испании, какие впечатления остались у вас от этих мест?

— Испания оставила у меня ряд ярких впечатлений, потому что, помимо Мадрида, мы были в Барселоне и Пальме-де-Майорка. Несмотря на то, что в новостях говорится о том, что наблюдается повторный всплеск и что общая изоляция вернется, повседневная ситуация не выглядит столь мрачной. Пошли тесты, и это всех испугало. Испания не проводила ПЦР-тесты, и, поскольку сейчас они проводят массовое тестирование, выявляется все больше случаев. Количество смертей резко снизилось. В отличие от якобы «авторитарных» Китая и России, пандемия застала «демократических» испанцев совершенно неготовыми. Сегодня, после десятков тысяч смертей, они намного лучше приспособлены к борьбе с эпидемией: наготове и врачи, и больницы. Таким образом, число погибших намного меньше. Мы смогли поесть в ресторанах, посетить разные места. Поскольку туристов почти нет, Испания принадлежит испанцам, и они открывают для себя ее заново. Мы ходили в музеи и посетили места, куда раньше было невозможно попасть из-за большого количества людей. Я не могу много сказать о Турции, потому что там мы были проездом.

— Как бы вы описали опыт путешествия во время пандемии?

— Преобладают меры безопасности и профилактики. Вот почему мы поехали в это путешествие, чтобы из первых рук узнать, что происходит во время путешествия, а не руководствоваться слухами, особенно из социальных сетей, которые часто воспроизводят ложные новости.

— Есть еще то, что вы сказали о большей доступности…

— Да, в Испании и в Москве мы видим, что есть жизнь, что все открыто. Поскольку здесь нет туризма, вы можете наслаждаться теми местами, куда раньше ходили одни туристы. Местами, куда испанцы и русские не ходили, потому что это было дорого, ведь все было в расчете на туристов. Или просто не хотелось местным ходить в эти туристические места, потому что там к ним плохо относились просто из-за большого количества посетителей. Сегодня в России и Испании все хорошо к тебе относятся, приветствуют, принимают хорошо. При соблюдении соответствующих мер предосторожности путешествие в эти края еще приятнее, чем до пандемии.

— У вас была возможность побывать в российской лаборатории, где делают вакцину, какое впечатление произвело на вас это посещение?

— Во-первых, ко многим негативным вещам, которые говорят нам о России и о ее вакцине в новостях, нужно относиться весьма скептически. Здесь мы узнали о том, что происходит. И мы даже не подозревали, сколько всего мы просто не знали из наших новостей. Русские сообщили нам, что завод, производящий вакцину здесь, в России, будет производить оксфордскую вакцину, потому что у них есть соглашение. Так что те журналисты, которые сообщали о том, что русские якобы украли разработки Оксфорда, — эти журналисты, скажем так, ошибаются. Что касается лаборатории, мы видели работу ученых, и они нам многое объяснили. Мы вошли, у нас был доступ ко всем помещениям. Я думал, что мы увидим абсолютно милитаризованное место с впечатляющим уровнем безопасности. Но все было не так. Оказалось, это такой городок со множеством лабораторий и исследовательских институтов. Это частое явление в России. По этому же принципу строился Центр имени Гамалеи, который на протяжении 100 лет занимается микробиологией и эпидемиологией. Они разработали вакцины против Эболы и БЦЖ много лет назад, а также вакцины против SARS. И вот эти их наработки легли в основу новой вакцины против сovid-19. Благодаря этому они смогли так быстро продвинуться вперед. Это место не подготовлено для посещения. Оно не предназначено для фотографирования. Чтобы дать вам представление, это похоже на посещение наших клиник «Viejo» или «Перейра Росселла». Тут все усилия сосредоточены на исследовательской работе.

— Но есть сомнения в эффективности этой вакцины, каково ваше видение на этот счет? Вы ей доверяете?

— Я не тот, кто может говорить на эту тему. Мы прежде всего видим, трогаем и слушаем, что нам объясняют. Я не ученый и ничего не понимаю в вирусах, кроме того, что я могу сообщить со слов других. Это моя роль. Идея в том, чтобы показать то, что мы видим. Так вот, мы многое видели, у нас был доступ. Нигде нам не сказали выключать камеру. Мы можем показать то, что хотим. Мы беседуем с учеными, которые объясняют нам эту тему, говорят нам, что, несмотря на то, что еще предстоит провести испытания, вакцина эффективна. Она настолько надежна, что они уже вакцинируют гражданское население, подвергающееся риску. Один из ученых сказал нам, что в день вводят около 250 доз.

— Как протекает жизнь в Москве изо дня в день во времена сovid-19?

— В отличие от Испании, где весь день приходится носить маску, в Москве не так. По улице можно гулять без маски, как в Уругвае. В замкнутых помещениях рекомендуется носить маски. После прохождения теста, который дал нам отрицательный результат, мы воспользовались метро, в котором перемещаются миллионы людей. На сиденьях есть указатели, чтобы держаться на расстоянии, но на самом деле в час пик люди идут рядом. В действительности, это не слишком отличается от того, что происходит в Монтевидео в автобусах. Пандемия находится под контролем. Хотя они прошли через время полной изоляции, теперь они контролируют ситуацию. Это произошло потому, что они предприняли много мер на раннем этапе, и сегодняшняя реальность почти обычная.

— Будет программа «En Foco» об этой поездке?

— Да. Мы создаем цикл из четырех специальных программ «Путешествие в условиях пандемии». Они будут выпущены очень быстро, чтобы не потерять актуальности.

— Было ли вам трудно подготовить себя к этой поездке? Какие меры предосторожности вы принимаете?

— Мне было нелегко решиться на поездку. Я очень беспокоился. Много раз я спрашивал себя: почему я не остаюсь в своей стране, ведь мы тут как на острове? Мне было тяжело попрощаться с семьей. Но как только я начал видеть реальность за пределами границ, я понял: стоит узнать, что происходит, из первых рук. Мы приняли все меры предосторожности. Мы путешествуем 8 дней и сделали три теста, все отрицательные. Много мыли руки, использовали спиртовой гель, маски, соблюдали социальное дистанцирование.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.