"Сегодня мы в меньшей степени опасаемся крупномасштабной ядерной войны┘но стали более уязвимыми для террористов, использующих ядерные мини-заряды, для кибертеррористов и для "государств-изгоев", имеющих оружие массового поражения".

Наш так называемый "мир после холодной войны" стал более интегрированным, и в результате оружие и технологии, которыми ранее располагали всего несколько держав, становятся достоянием других государств. И не только государств, но и негосударственных групп.

Это подводит меня к первому вопросу: противоракетной обороне (ПРО). Мне кажется, нам следует признать, что факторы устрашения времен "холодной войны" - взаимное гарантированное уничтожение и концепция массированного ответного удара - сравнительно хорошо работали во время "холодной войны". Но, как сегодня утром заметил сенатор Маккейн (McCain), отвечая на один вопрос, сегодняшние проблемы имеют иной характер. Требования иные. А на нас возложена обязанность планирования действий в этих изменившихся условиях с тем, чтобы гарантировать, что мы готовы - прежде всего - к сдерживанию безрассудных и дерзких агрессоров от действий или угроз нападения. Оружие террористов не обязательно должно стрелять. Достаточно, если оно окажется в руках людей, которые станут угрожать его использованием. И тогда поведение меняется. Нам это известно. Мы также знаем из истории, что слабость провоцирует на нападение. Что она соблазняет людей на авантюры, которых в ином случае они бы избегали.

Ни один американский президент, наделенный чувством ответственности, не скажет, что его политика в области обороны спланирована и предназначена для того, чтобы оставить американский народ беззащитным перед лицом известных и реально существующих угроз. А угрозы налицо. Хочу, чтобы меня поняли правильно: система обороны не обязательно должна быть совершенной, но американский народ не должен быть оставлен абсолютно беззащитным. Это не столько технический вопрос, сколько вопрос конституционных обязанностей президента США. В самом деле, как сказал доктор Киссинджер (Kissinger), это во многих отношениях вопрос морали. Поэтому США намереваются разработать и развернуть систему обороны от ограниченного по масштабам удара баллистических ракет и готовы помогать друзьям и союзникам, которым угрожает ракетное нападение, в создании аналогичных систем ПРО. Эти системы ни для кого не будут представлять угрозы. Это факт. Они не должны никого заботить, кроме тех, кто сам намеревается угрожать другим.

И пусть меня поймут наши европейские друзья: мы с вами будем консультироваться. США не заинтересованы в развертывании оборонительной системы, которая привела бы к нашей изоляции от друзей и союзников. В самом деле, угрозы для всех нас общие. США имеют все основания быть заинтересованными в том, чтобы наши друзья и союзники, как и американские войска на заокеанских театрах, были защищены от нападения и были неуязвимыми для угроз или шантажа. Проблема (национальной системы противоракетной обороны США - прим. пер.) не должна быть источником раздора, мы рассматриваем ее как новую возможность коллективного подхода к повышению безопасности всех нас.

Сокращенный перевод: Виктор Федотов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.