Г-н Буш-младший примечательно быстро и решительно дистанцирует американскую внешнюю политику и политику в области безопасности от приоритетов эпохи Клинтона.

Для президента, который пришел во власть с репутацией человека, интересующегося почти исключительно внутренней политикой, г-н Буш-младший (George W. Bush) примечательно быстро и решительно дистанцирует американскую внешнюю политику и политику в области безопасности от приоритетов эпохи Клинтона (Clinton). Пересмотру подвергаются почти все аспекты деятельности США на международной арене. Но уже сегодня ясно, что новая администрация США будет проводить свою, отличную по стилю и приоритетам внешнюю политику.

Администрация Буша-младшего будет безупречно вежливой, но по сути своей далеко не такой мягкотелой, как клинтоновский Белый дом. Она отдаст предпочтение двусторонним, а не многосторонним связям. И она с глубоким недоверием станет относиться к навязчивой идее Клинтона о "конструктивном диалоге" с правительствами таких стран, как Китай, Северная Корея и, быть может, даже Россия, которые, говоря словами государственного секретаря США Колина Пауэлла (Colin Powell), "не соблюдают общепринятых международных норм поведения".

Пригласив в свою команду "старых боевых коней" своего отца, экс-президента США Буша-старшего (George Bush Sr.), новый американский президент не может похвастать, что собрал "людей с новым взглядом". Задающая тон во внешней политике новой администрации парочка Дональд Рамсфельд (Donald Rumsfeld) как министр обороны - Ричард Чейни (Richard Cheney) как вице-президент склонна рассматривать сегодняшнюю ситуацию в мире через призму "холодной войны" и чувствует себя более уверенно, занимаясь оценкой "реальных угроз Америке", нежели поиском новых "окон возможностей". И, согласно новому общему взгляду, эти угрозы сосредоточены преимущественно в Азии, где Китай рассматривается не как "партнер", а как потенциальный "стратегический соперник", а Северная Корея (с которой г-н Буш-младший не желает вести переговоры, давая понять, что путь к Вашингтону лежит через Сеул) - как непредсказуемая и неисчезающая угроза.

Возможно, последняя примирительная инициатива Китая, пригласившего к себе г-на Буша-младшего, в некоторой мере доказывает мудрость более скептического подхода новой американской администрации к внешней политике. Китай даже поспешил объявить, что не будет возражать против развертывания средств противоракетной обороны (ПРО) США в Азии для защиты размещающихся там американских войск, хотя еще совсем недавно резко выступал против систем противоракетной обороны в любой форме, ибо опасался, что США поставят нестратегические системы ПРО Тайваню.

Особую опасность для США новая американская администрация усматривает в укреплении военных связей между крупными мировыми державами и "государствами-изгоями", к каковым она причисляет Иран, Северную Корею, Ливию и, конечно же, Ирак. Подписанное на прошлой неделе соглашение о военном сотрудничестве между Москвой и Тегераном, результатом которого может стать продажа Ирану современного российского оружия на многие миллиарды долларов, вызывает острую тревогу в Белом доме. К примеру, налеты американской и английской авиации на предместье Багдада стали ответом на другое соглашение такого рода: в числе причин, побудивших союзников в очередной раз наказать Ирак, называлась возросшая угроза со стороны иракских средств противовоздушной обороны (ПВО), которые благодаря китайским военным советникам оснащаются волоконной оптикой.

Москва и Пекин вернулись к существовавшей во времена "холодной войны" практике использования стран-сателлитов для достижения собственных целей. Но сегодня вместо распространения коммунизма они используют "государства-изгои" в своих стратегических и даже в коммерческих интересах. Российские компании, к примеру, в первую очередь ради получения барышей экспортируют в Иран оружие и ядерные компоненты, что угрожает интересам США и их союзников в регионе, а Кремль находит это выгодным для себя. Таким способом он, возможно, пытается отыграться за расширение НАТО на восток и продемонстрировать США свою нужду в должном признании его интересов в коридорах власти. Пекин помогает осуществлению тайных северокорейских ракетных программ потому, что хочет предупредить США, чтобы те не поставляли современных самолетов и кораблей Тайваню.

Северная Корея, поставляя ракетные двигатели Ираку, Сирии, Пакистану, Египту и Ирану, зарабатывает твердую валюту и одновременно поднимает свой международный престиж в надежде, что США предложат ей солидные отступные за отказ от своих ракетных программ. За обещание свернуть свои ракетные программы Северная Корея рассчитывает получить атомные реакторы на общую сумму 5 млрд. долл., которую ей компенсируют главным образом Япония и Южная Корея. Кроме того, США обещают до ввода в строй новых реакторов ежегодно поставлять ей 500000 т нефти.

Сотрудничество между "государствами-изгоями" является еще одной особенностью нынешней мировой ситуации. Такие разные государства, как Пакистан, Сирия и Ливия, закупают у Пхеньяна ракетные технологии и сотрудничают с Северной Кореей в разработке и производстве средств доставки ядерных зарядов к целям.

Какие варианты действия остаются американским политикам? Прежде всего США должны пересмотреть приоритеты своей внешней политики с учетом новых мировых реалий. Поскольку предотвращение дальнейшего распространения в мире оружия массового поражения является самой насущной необходимостью, тем больше оснований создавать национальную систему противоракетной обороны (НПРО) США, а также эффективные системы ПРО на театрах для защиты заокеанских стратегических союзников США. Только тогда, когда США будут надежно прикрыты от ракетных ударов или шантажа "государств-изгоев", они смогут без помех добиваться своих целей на мировой арене и действительно защищать своих союзников.

Во-вторых, США должны удвоить дипломатический нажим с тем, чтобы приостановить российский и китайский экспорт ракет и технологий военного назначения в "государства-изгои". Коммерческие связи сами по себе недостаточны для того, чтобы подтолкнуть Москву и Пекин к свободным рынкам, соблюдению прав человека и мирным отношениям.

Наконец, Вашингтон должен проводить активную дипломатию, направленную на то, чтобы сначала разъединить "государства-изгои" с их покровителями, а затем нейтрализовать первых. В различных обстоятельствах для нейтрализации "государств-изгоев" могут применяться самые разные способы, от тайных силовых акций до свержения диктаторов и далее до разнообразных форм экономического и дипломатического признания и вовлечения в мировой процесс.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.