6 августа 2001 года. Хотя столицы Финляндии и Норвегии разделены всего несколькими сотнями миль, соглашения, подписанные в Хельсинки и в Осло, представляют собой совершенно различные подходы к международным отношениям. В обеих столицах стороны, по всей видимости, заинтересованные в том, чтобы положить конец длящемуся многие десятилетия конфликту, начали переговоры, которые завершились историческим соглашением. Но если в Хельсинки заключенные в период "холодной войны" соглашения устанавливали прямую зависимость между правами человека и отношениями Восток - Запад, то соглашения в Осло не сумели установить какой-либо связи между правами человека и процессом примирения между израильтянами и палестинцами. Хуже того, архитекторы соглашения в Осло фактически верили в то, что такая связь будет вредна для интересов обеих сторон.

Принимая во внимание ужасное положение дел с правами человека в арабских странах, представители Организации освобождения Палестины (ООП), очевидно, хотели избежать всякого упоминания о правах человека. Но то, что представители Израиля позволили себе утвердиться в заблуждении, что такое упущение фактически служит их собственным интересам, является печальным свидетельством того, как плохо мы усваиваем исторические уроки.

Когда начался мирный процесс, Израиль и другие демократические страны имели примечательную возможность использовать свое влияние для того, чтобы нарождающееся палестинское общество развивалось по пути либерально-демократической государственности и таким образом стало бы стержнем настоящего арабо-израильского мира. Вместо этого они сделали прямо противоположное, потратив лучшую часть десятилетия на то, чтобы помогать построить и сохранять диктаторский режим.

Окруженный воинственными авторитарными государствами Израиль, единственная демократическая страна в регионе, отказывался верить - и по-прежнему отказывается - в универсальную силу своих собственных идеалов. Скептически оценивая свою способность помогать переменам в арабских странах и устав от дипломатических тупиков, израильские политики начали мирные переговоры в Осло, оставив действительный ключ к "новому Ближнему Востоку" - прямое увязывание либерализации арабских режимов и мирного процесса - пылиться в Хельсинки.

Основополагающим для процесса переговоров в Осло предположением, которое больше всего меня заботит, является глубокая вера в то, что недемократичный характер режима Ясира Арафата (Yasser Arafat) сможет служить интересам Израиля. То, что израильское правительство думало, что может использовать Арафата как своего ставленника в борьбе с терроризмом, было достаточно плохо; то, что мы считали, что чем меньше ограничений Израиль наложит на его правление, тем лучше нам будет, было для меня высшим безумством.

Премьер-министр Израиля Ицхак Рабин (Yitzhak Rabin) пустил в оборот фразу, которая подытоживает весь подход нашего правительства: Арафат, сказал он, будет расправляться с террористами без верховного суда, без Betselem (организация борцов за права человека в Израиле. - Прим. пер.) и без всяких там сопливых либералов". Короче, недемократичный характер режима Арафата, далеко не являясь препятствием к достижению мира, считался важным для борьбы против террора.

Даже сегодня, после всего, что произошло в последние несколько месяцев, израильские политики все еще не могут понять, что диктаторский режим всегда нуждается во внешнем враге и, следовательно, представляет непреодолимое препятствие на пути к длительному и прочному миру. Они также так и не поняли, как много препятствий заложено в политике "укрепления Арафата". Даже промежуточные соглашения, которые могли бы послужить делу подталкивания мирного процесса в нужном направлении, саботировались страхом "ослабления" палестинского лидера.

Когда в сентябре прошлого года начался последний раунд насилия на Ближнем Востоке, многие израильтяне были шокированы глубиной ненависти, которую демонстрировали палестинцы по отношению к ним. Почти все, что, как считалось, палестинцы требовали от израильтян - создание палестинского государства практически на всей территории Западного берега реки Иордан и полосы Газа со столицей в городе Иерусалим, - было им предложено Эхудом Бараком (Ehud Barak) в Кэмп-Дэвиде (резиденция президента США. - Прим. пер.). Однако их контрпредложение было не альтернативным мирным предложением, но лавиной камней, пуль и бомб.

Фактически за семь лет с момента подписания соглашения в Осло палестинское деспотичное правление усилило ненависть к Израилю до беспрецедентного уровня. Даже группа мирных переговорщиков в Вашингтоне была шокирована повсеместными проявлениями насилия. Они позволили себе думать, что предоставленные в распоряжение Арафата ресурсы будут направлены на улучшение жизни его собственного народа, а не на сохранение его коррумпированного деспотичного правления.

Прячась за риторикой сопротивления оккупации, Арафат просто опасается такого варианта развития палестинского общества, который будет ему неподвластен. Он хочет, чтобы деньги находились под его прямым контролем. Действительно, 20% направляемых Палестине средств переводятся на его личный банковский счет, и сотни миллионов долларов западных денег передаются в его личное распоряжение - денег, которые не направляются на помощь палестинскому народу, но идут на поддержку коррумпированной хунты, которая этот народ подавляет.

По аналогичным причинам большинство арабских лидеров вот уже 50 лет используют палестинский народ как пешку в своей игре. В то время как Израиль принял сотни тысяч еврейских беженцев, которых выгнали из арабских государств после войны Израиля за свою независимость, арабский мир за исключением Иордании ничего не сделал для улучшения жизни палестинского народа. Вместо этого он предпочитает использовать страдания палестинского народа для оказания дипломатического давления на Израиль и сопротивления политическому либерализму у себя дома.

До того момента, когда Израиль и его союзники наконец поймут, что недемократичное палестинское общество является серьезной угрозой безопасности на Ближнем и Среднем Востоке, и до того момента, когда будет восстановлено спокойствие на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа, мы должны продолжать процесс мирных переговоров. На этот раз, однако, мы должны отказаться от логики Осло и взять за основу логику Хельсинки. Трагическая ошибка Осло состояла в том, что Палестинской автономии были предоставлены политические и экономические льготы без того, чтобы обязать ее руководство защищать права человека. За это народы обеих стран сейчас платят трудную цену. Всякий будущий мирный процесс должен увязывать политические и экономические уступки с развитием того типа общества, которое поддерживает права человека.

Израиль должен увязать свои собственные уступки с определенной степенью открытости, прозрачности и либерализации в нарождающемся палестинском государстве и убедить палестинцев, что в борьбе за уничтожение еврейского государства время не на их стороне. Со своей стороны, западные лидеры должны осознать, как это сделали Андрей Сахаров, сенатор Генри Джексон (Henry Jackson) и Рональд Рейган (Ronald Reagan) поколение назад, что страны, в которых не уважаются права своего собственного народа, всегда будут представлять угрозу для международной безопасности.

Более того, они не должны думать, что арабы не заслуживают такой степени свободы и прав, какими пользуются их собственные народы, и не должны бояться оказывать давление на эти недемократичные режимы с целью принуждения их к вступлению в сообщество свободных наций.

Отказываясь от представления о том, что какой-нибудь народ - будь то немцы, итальянцы, японцы, русские или арабы - неспособен создать свободное общество, демократические страны мира (включая и Израиль, единственное государство, которое несет факел свободы на Ближнем Востоке) могут начать создавать реальный мир, о котором все еще мечтают многие из нас.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.