Грозный, 7 июня 2002 года. Нефть никогда не бывает далеко от поверхности войны в Чечне, как приз, за который нужно сражаться, или, говоря буквально, она находится в подземном озере, из которого ее черпают самодеятельные изыскатели. Черное золото притягивало в Грозный английских авантюристов и гитлеровские армии. Из его резервуаров заправлялись советские стратегические бомбардировщики. А сейчас население разживается нефтью с помощью канистр и примитивных насосов. Мини-скважины или колодцы, а также мини-заводы по переработке нефти, напоминающие своим видом самогонные аппараты, во множестве появляются во дворах по всему городу. Колодцы даже прячут в руинах старых нефтеперегонных заводов. Пришедшая в запустение нефтяная "индустрия" сегодня смазывает то, что выдается за экономику города. Чеченцы роют землю и добывают нефть, которую затем перерабатывают в бензин, а российские военные помогают им в контрабандном вывозе бензина за пределы республики и берут свою долю за обеспечение "крыши". "Раньше этот бизнес являлся источником доходов для полевых командиров, - сказал Булат Уразов, один из нефтяников нового типа в чеченской столице. - Теперь в этом бизнесе всем заправляют (российские) генералы".

Доходы от нефти шли на финансирование борьбы чеченцев за свою независимость 10 лет назад, а нефтяные месторождения Каспийского бассейна и контроль за трубопроводами через Кавказ были одним из важных факторов в использовании Москвой силы против повстанцев. Нефть формирует даже ландшафт Грозного: самодельный бензин продают в стеклянных кувшинах вдоль автодорог; на горизонте поднимаются столбы черного дыма от горящих скважин, которые были подожжены во время рейдов российской армии.

Как все это делается, можно наблюдать на заводе ПТК к западу от города: паллиативные скважины, стартовый пункт для этой странной сельскохозяйственной деятельности, на фоне разбомбленных резервуаров, вышек и трубопроводов нефтеперегонного завода. Но большая часть этой работы делается за высокими стенами обыкновенных чеченских домов, таких, как дом г-на Уразова, в садах, которые источают сильный запах бензина. Колодцы можно копать почти где угодно, ибо "конденсат" (смесь продуктов переработки нефти, которые вытекают из проложенных вдоль и поперек по всему городу трубопроводов) скапливается под поверхностью, образуя огромное подземное море, которое временами переливается из одного района в другой. Конденсат настолько чистый, что некоторые грозненские водители утверждают, что заправляют им свои автомобили, хотя большинство стараются заправляться добытым из конденсата бензином, который в Грозном продается по цене 11 пенсов за литр.

Копание колодцев - одна из многих опасных стадий этой операции. На глубине 30 футов (1 фут = 0,30479 м) ядовитые испарения могут вызвать у старателя без противогаза потерю сознания или даже смерть от удушья. Колодцы, глубина которых обычно составляет по меньшей мере 45 футов, нуждаются также в регулярном обслуживании. "Когда уровень конденсата в колодце понижается, ты надеваешь противогаз и расчищаешь завал из булыжников, гальки и дохлых мышей, - сказал другой нефтяник, Саид Гуссейн. - Чистить колодец приходится примерно каждые 2 недели". "Конденсат поднимают наверх в пластиковых мешках, привязанных к концу веревки. Наполнять такие мешки легче, чем ведра, - сказал г-н Уразов. - Если колодец работает нормально, можно использовать насос". Процесс очистки нефти - инженер поджигает газ под бочкой с конденсатом и нагревает его до температуры 320 градусов по Фаренгейту (160 градусов по Цельсию) - также очень рискованный. Самоучка, как и большинство грозненских нефтяников, г-н Ваха Мудаев охлаждает пары в трубе, которая опущена в воды реки Сунжа, главной водной артерии города. Затем он собирает первый бензин, затем мазут в бочках на берегу реки. Некоторые нефтяники получают из нефти также парафин.

В городе без электричества открытое пламя в доме делает нефтяной бизнес в заднем дворе особенно опасным. Большинство нефтяников могут вспомнить о случаях, когда в результате взрыва вылетали двери и окна дома или происходило что-то еще более ужасное.

Но самую главную угрозу нефтяному бизнесу создают российские солдаты. Сегодня они вымогают у нефтяника деньги за право продолжать работу. Завтра они уничтожают колодец и очистную установку без всякого предупреждения. "Солдатам платят все. Но эта армия уничтожила мой дом, - сказал Гассан Удалов, стоя посреди развалин своего дома. - Я не вижу, зачем я должен платить им за то, что они не взорвут мой колодец". Когда в апреле, во время проведения "зачистки" солдаты ворвались в его дом, г-н Удалов бежал, перепрыгнув через ограду в соседний участок. Позднее, расчищая свой колодец, замаскированный в гараже, он обнаружил там невзорвавшуюся противотанковую гранату.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.