В Санкт-Петербург Джордж Буш прибыл «под завязку» - после лидеров всех остальных приглашенных стран. Почему же Буш и европейцы не приехали вместе для участия во всех саммитах? В чем здесь дело: в протоколе, в договоренностях, в поставленных Россией условиях? Или, если говорить о Буше, то в нежелании менять программу, предусматривающую заезд в Польшу к президенту Квасьневскому, который с точки зрения силовой акции в Ираке лоялен США? Скорее всего, это может быть связано с российскими пожеланиями, которые предусматривали определенный порядок в проведении мероприятия: сначала саммит СНГ, потом саммит Россия-Евросоюз и только затем апофеоз - саммит Россия-США. Правда, с точки зрения приоритетов российской внешней политики слово апофеоз здесь, как раз, неуместно: у Москвы на первом месте СНГ, на втором - Евросоюз, а Америка - лишь на третьем. Поэтому, что касается приоритетов, все было выдержано, но организаторы, видимо, в качестве резерва надеялись на случай: если два президента, например, договорятся, то протокольное третье место США автоматически становится первым. Так делают на концертах, когда под занавес выпускают самого любимого артиста. Ну, а если не получится, то все станет на круги своя: СНГ не обидится, Евросоюз останется на своем месте и США там, где этой стране по концепции положено.

Теперь о том, договорились президенты или нет. Сообщают, что разговор двух лидеров был очень короткий, но обсудить они успели очень многое. Вопрос: как можно в краткой беседе обсудить многое? Из этого самый правильный вывод: стороны по главным спорным вопросам - Ирак, Иран, Северная Корея и будущее ООН - остались при своем мнении. Ясно, что Буш уперся, а Путин не стал особо давить в стремлении «не навредить».

Две логики полностью не совместились, в результате для прессы просочилась информация, что, мол, друзья тоже порой не соглашаются друг с другом. Буш с Путиным, может быть, и друзья, но в качестве лидеров государств, обладающих самым большим в мире ядерным потенциалом, они, ощущая тяжесть ответственности, посчитали себя не в праве ломать важную перспективу двусторонних отношений США и России. Это - главное.

Думаю, что даже те, кто к президенту Путину за его неуспехи во внутренней политике и какие-то другие грехи относятся не очень хорошо, согласятся, что глава российского государства в Санкт-Петербурге выглядел достойно. Такое же впечатление складывалось и в Эвиане. Он улыбался Бушу тогда, когда не улыбнуться было нельзя, хмурился в случае, если это было необходимо, сглаживал острые углы и выручал американского «друга» там, где это отвечало российским интересам. Путин красиво прошел «по канату» даже не пользуясь длинным шестом, который в цирке именуют «балансом».

Этого нельзя сказать о президенте США. В Санкт-Петербурге Джордж Буш был напряжен, театрален. И здесь опять главная причина - Ирак. В Буше не было той лихости, с которой он начинал войну: в лице была усталость и раздраженность. Создавалось впечатление, что американский лидер никак не может справиться с ощущением вины за развязанную войну, что он измучился изобретать оправдания. Оружия массового уничтожения (ОМУ) Буш в Ираке не нашел, грузовик, который он в ответе на вопрос корреспондентов выдал за завод по производству бактериологического оружия, выглядел не просто смешно, а убийственно. Поэтому зловещий вопрос о том, зачем США в Ираке начали войну, все еще висит дамокловым мечом над головой президента Буша.

Путину сейчас трудно - у него впереди выборы. Бушу - тоже трудно, потому что у него тоже впереди - выборы. Вместе с тем, Санкт-Петербург и Эвиан говорят о том, что Бушу труднее, чем российскому президенту. Потому, что его фактически заподозрили в обмане американского народа. Ряд американских сенаторов, входящих в две комиссии сената, высказался за проведение расследования о предполагаемом наличии ОМУ в Ираке, поскольку доказательств до сих пор нет. Сенаторы, среди которых и республиканцы, и демократы, фактически не доверяют разведке (ЦРУ), которая об этом много шумела и, как выясняется, впустую. Они не доверяют и самому президенту, который поверил этому и использовал в качестве повода для развязывания войны в Ираке.

Между тем, проблема Ирака будет по-прежнему занимать главное место в работе Совета Безопасности ООН, где к обязанностям председателя с 1 июня приступила Россия. По словам постоянного представителя РФ при ООН Сергея Лаврова, в июне по Ираку состоится как минимум три заседания Совета. 5 июня Совбез заслушает очередной доклад Ханса Бликса, главы разоруженческой комиссии ООН (ЮНМОВИК), мандат которой по-прежнему остается в силе. В нем будет дана оценка положения дел на сегодняшний день в работе инспекторов, цель которой - выявить наличие или отсутствие иракских программ ОМУ. С точки зрения Москвы, предстоящий брифинг главного военного инспектора дает США и Британии хорошую возможность информировать Совет о том, какие результаты дали их работы по поиску иракского ОМУ. Сергей Лавров напомнил, что принятая 22 мая Советом резолюция 1483 «прямо предусматривает, что США и Великобритания должны информировать Совет Безопасности как по всем аспектам выполнения самой резолюции, так и конкретно по вопросу о том, каковы результаты их поисковых работ в Ираке». «Мы ожидаем от наших американских и британских коллег предоставления такой информации в самое ближайшее время» - сказал постпред РФ при ООН.

Что касается ближайшего соратника США по войне в Ираке - Великобритании, то бывшие министры правительства, обвиняют Тони Блэра в том, что он «обманывает страну», утверждая, что в Ираке существует ОМУ, и что власти Ирака были связаны с Аль-Каидой. Об этом заявляет Клэр Шорт, ушедшая в отставку с поста министра правительства в знак протеста против войны в Ираке. К этому присоединился и бывший министр Робин Кук. Министры потребовали начать независимое расследование по данному вопросу.

Понятно, каким в связи со всеми этими событиями было настроение Джорджа Буша в Санкт-Петербурге и в Эвиане. Он увидел и почувствовал неприятие. А когда он понял, что при обсуждении на «восьмерке» вопроса по Ираку ему опять придется говорить никого не убеждающие банальности, он просто решил далее в этом форуме не участвовать и под благовидным предлогом срочных встреч на ближнем Востоке покинул Францию. Как бы вдогонку Бушу канцлер Германии Герхард Шредер и французский президент Жак Ширак, не изменяя своей принципиальной позиции по Ираку и подчеркивая свою солидарность с Россией, заявили, что готовы продолжать с США двусторонние отношения. Франция и Германия и в этой ситуации тоже выглядели достойно.

Понятно, что с США нужно продолжать диалог, но есть одна проблема. Буш, провалившийся в Ираке, и частично отторгнутый Россией, Францией и Германией, провалился и внутри страны. Ему потребуются новые внешнеполитические акции для компенсации перед выборами своего провала. Это чревато тем, что могут появиться новые жертвы. Их Вашингтон уже определил: Иран, Северная Корея, Сирия┘

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.