Феликс Станевский был российским послом в Грузии

6 января 2004 года. Победа Михаила Саакашвили на президентских выборах в воскресенье стала предсказуемой кульминацией ноябрьской "розовой революции", которая принудила уйти в отставку Эдуарда Шеварднадзе. Сложнее ответить на вопрос, чего ожидать России от нового правящего триумвирата, в который вошли г-н Саакашвили, Нино Бурджанадзе и Зураб Жвания.

Россия, несмотря на свои постсоветские недомогания, оказывала влияние на внутреннее развитие Грузии практически на каждом повороте, включая и отставку г-на Шеварднадзе, которой удалось добиться при посредничестве российского министра иностранных дел Игоря Иванова. А потому вопрос о том, как Россия воспринимает новых грузинских лидеров, имеет критическую геополитическую важность.

Тройка грузинских лидеров объявила грузино-российские отношения одним из своих приоритетов, а в России тоже широко распространена надежда на то, что их победа поможет восстановить связи между двумя странами. Но есть также и озабоченность в связи с иногда звучавшими прежде антироссийскими заявлениями этого нового поколения лидеров, равно как и опасение, что президент Саакашвили может развязать войну, чтобы вновь подчинить Тбилиси мятежные грузинские провинции Абхазию и Южную Осетию. Как выразился российский архинационалист Владимир Жириновский, "по крайней мере, Шеварднадзе был все-таки нашим человеком", тогда как новые лидеры "зальют кровью Абхазию и Южную Осетию".

Хотя большинство россиян не разделяют эту точку зрения, Россия явно озабочена угрозой своей безопасности с Южного Кавказа, угрозой, которая резко усилилась в годы правления г-на Шеварднадзе. Что самое тревожное, чеченские повстанцы пользовались значительной свободой действий в Грузии, создавая базы снабжения на ее территории и получая медицинскую помощь в грузинских больницах перед тем, как снова проникнуть в Россию. Эта поддержка была явно санкционирована на высшем правительственном уровне Грузии. Лидер чеченских сепаратистов Аслан Масхадов имел в Тбилиси свою миссию, а различные правительственные организации Грузии поддерживали прямые контакты с чеченскими полевыми командирами, действовавшими на грузинской территории.

Новые лидеры Грузии выступили против подобного сотрудничества с чеченскими повстанцами. Поэтому можно надеяться, что они серьезно отнесутся к озабоченности России своей безопасностью, возможно, даже станут ей содействовать, контролируя грузинские дороги, которые ведут в Чечню. Слишком долго эти дороги являлись артериями для международных террористов, по которым в Россию проникали боевики и доставлялись деньги из арабского мира и других стран.

Но г-н Саакашвили и его соратники слишком молоды. Достаточно ли у них опыта, чтобы повести страну к политической стабильности и экономическому процветанию?

Понятно их желание сохранить и восстановить территориальную целостность Грузии, утвердив свой контроль над Абхазией и Южной Осетией, но способны ли они достичь этой цели столь же мирно, как они победили в своей революции?

Несмотря на частые заверения в обратном, жизнестойкость Грузии как независимого государства отвечает глубинным интересам России. Разговоры о воссоздании Советского Союза или, по меньшей мере, о присоединении Абхазии и Южной Осетии к России всегда были уделом политических маргиналов. Однако фактом остается то, что как абхазские, так и южноосетинские лидеры эпизодически обращались к России с просьбами о присоединении их республик. Нынешний экономический коллапс Грузии никоим образом не создает побудительных мотивов к тому, чтобы эти самопровозглашенные независимые республики выступали за воссоединение с Грузией.

Точно так же неспособность Грузии наладить добрые отношения со своей единственной автономной республикой, Аджарией, не внушает большого доверия к Тбилиси. Аджарцы считают себя грузинами, но, тем не менее, часто ссорятся с центральным правительством. Как тогда могут этнически особые Абхазия и Южная Осетия быть спокойными за то, что их отношения с Грузией сложатся лучше?

Г-н Саакашвили, кажется, осознает необходимость оживления пришедшей в упадок экономики Грузии, для чего необходима, прежде всего, политическая стабильность. Но едва ли он воздержится от обвинения России в разжигании напряженности в отношениях Грузии с Абхазией и Южной Осетией. Россию в свое время обвинили в том, что она организовала землетрясения в Грузии, а поэтому было бы трудно воздержаться от искушения обвинить ее в поддержке антигрузинских сепаратистов.

Такое обвинение беспочвенно. Проще говоря, было бы самоубийственным для России, которая сама только что отошла от края пропасти территориального распада, укреплять собственную мощь, пытаясь развалить Грузию. Напротив, глубокая заинтересованность России в восстановлении Грузии привела к значительному увеличению помощи этой стране - объемы которой превышают любые предлагаемые Западом пакеты - в форме увеличения поставок электроэнергии и финансовой помощи, которую российский президент Владимир Путин недавно увеличил до 2 млрд. долл. США ежегодно.

В самом деле, администрация Саакашвили могла бы сетовать на вмешательство России, но едва ли она попытается вывести Грузию из экономической орбиты России. Нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, который прокладывается в обход России, не может переопределить экономическую стратегию Грузии в таких масштабах, как того хотел г-н Шеварднадзе. Долговременный экономический успех Грузии будет зависеть от экспорта ее товаров на российский рынок: в Соединенных Штатах или в Италии не требуются ни грузинские вина, ни грузинские фрукты.

Упор г-на Шеварднадзе на нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан также явно отражает прозападную стратегическую ориентацию Грузии. И это тоже едва ли изменится при г-не Саакашвили. С другой стороны, это должно стать не такой уж сильной нагрузкой для двусторонних отношений, поскольку сама Россия сближается с НАТО, с Соединенными Штатами и с Европейским Союзом.

Всем должно быть ясно, что новые лидеры Грузии в предстоящие годы столкнутся с трудными экономическими, политическими и конституционными вызовами. Но Россия желает им успеха. Ибо, если они сумеют быстро, основательно и мирно справиться с этими трудностями, избрание Михаила Саакашвили станет доброй новостью не только для Грузии, но и для России тоже.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.