Как вернуть исламскому движению достойное политическое и культурное положение - участие в развитии и реформах - вместо того чтобы быть политическим жупелом и представлять угрозу безопасности? Как ему выйти из нескончаемого круга обвинений в насилии, изоляционизме, враждебности, гегемонизме и во взаимодействии с другими многочисленными культурными движениями и институтами содействовать возрождению и развитию исламской уммы?

Исламистские движения, возникшие в начале ХХ века, до середины века преследовали цели, близкие целям, господствовавшим в обществе, - то есть целям национального освобождения, противодействия иностранным влиянию и господству; они были буквально вплетены в национально-освободительные движения в целом, и в частности в движения, выступавшие за возрождение и реформы. Таковыми были многие, если не все, мусульманские реформаторские движения. Например те, которые возглавляли Джамаль Эд-Дин Аль-Афгани, Мухаммед Абдо, Рашид Реда, Хасан Аль-Банна и 'Братья-мусульмане' в Египте, Махди - в Судане, Сансуи в Ливии, Али Аль-Фариси, Партия 'Истикляль' и Мухаммед бен Аль-Хасан Аль-Хаджави - в Марокко, Аль-Кавакиби - в Сирии, Абдель Хамид бен Бадис и Малек бен Наби - в Алжире, Тахер Ашур - в Тунисе.

Политическая позиция исламской идеологии и исламистских движений начала меняться во второй половине ХХ века, когда они встали в оппозицию правящим режимам и правительствам. Это привело к тому, что исламистские движения и правительства арабских и мусульманских государств вступили в беспрецедентную конфронтацию, правящие режимы в этих странах стали добиваться политической и физической ликвидации этих движений. Некоторые исламистские движения в ответ попытались нарушить политическую стабильность, они вынесли свою деятельность за рамки политической борьбы и 'конституционной законности'. В результате исламистское движение и исламистская идеология превратились из созидательной силы в источник опасности для стабильности в обществе и преграду на пути движения к прогрессу и процветанию, оно стало хронически неразрешимой проблемой обеспечения безопасности.

Как полагают некоторые арабские политологи, для того чтобы покончить с проявлениями насилия и террора под исламскими знаменами и лозунгами, для того, чтобы исламистское движение вернуло себе то место и значение, которыми оно обладало в течение первой половины ХХ века, являясь составной частью общественного движения к национальному освобождению и независимости, правительствам арабских и мусульманских государств необходимо следовать определенным принципам.

Правительствам следует строго соблюдать закон и конституцию, принципы справедливости и равенства в отношении граждан страны, даже несмотря на то, что часть граждан выступает против государства и общества и проводит незаконные акции. Когда правительство начинает действовать вне рамок закона, оно уравнивает себя со своими противниками, а, как известно, народы всегда на стороне террористов, прикрывающихся исламскими лозунгами, в их противостоянии террористам, не имеющим исламских лозунгов.

Доказано, что члены уммы, различных ее групп и институтов существуют в обстановке отсутствия взаимопонимания и диалога между собой. Замечено, что разобщенные не слушают друг друга, когда же им доводится вступить в диалог, обнаруживается, что круг противоречий весьма узок и его легко преодолеть. Возможно, руководители умеренных исламских движений обладают идеями относительно разрешения кризиса, возникшего в отношениях с Западом, правящими режимами и светскими движениями.

Своим четким и недвусмысленным отношением к террору, ясным обозначением своих политических и идейных позиций по отношению к демократии, плюрализму, правам национальных меньшинств, правам женщины, общественным и политическим свободам, а также к проблеме насильственного достижения власти они бы могли отделить себя от группировок, проповедующих террор и насилие.

В недалеком будущем в народных массах будет наблюдаться рост исламистских настроений, стремление как с помощью ныне существующих исламистских движений, так и без них утвердить ислам в качестве формы правления в арабском и мусульманском мире.

Возможно, это принимает во внимание руководство США, которое вступило в серьезный диалог и взаимодействие с некоторыми исламскими движениями в Судане, Турции, Ираке, Афганистане. Характерно, что недавно вожди движения ХАМАС объявили, что они поддерживают идею диалога с США и уже реально в него вступили.

Усиление радикальных движений, реформаторство в арабском и мусульманском мире представляют собой основной вызов Вашингтону. Его прежняя стратегия навязывания своих интересов региону привела к утрате демократии, росту насилия и экстремизма в регионе.

Следует отметить, что умеренные мусульманские движения, с которыми можно вести диалог, и которые имеют больше шансов победить на демократических выборах, сами находятся под угрозой исчезновения, поскольку они теряют вес в пользу экстремистских группировок , которые выдергивают ковер из-под ног традиционных умеренных мусульманских движений. Выбор заключается либо в продолжении деспотизма, напряженности и противостояния, или в проведении политической реформы, затрагивающей и исламское движение, которое, хотя и представляется враждебным Вашингтону, учитывает существующую реальность. Примеры тому - то, что происходит в Афганистане, Ираке, Судане и Турции.

Проблема заключается в отсутствии у умеренного исламистского направления четких идейных и научных представлений. Оно имеет лишь политические и региональные расчеты. Оно неспособно убедить массы в правоте своих идей. С сожалением приходится констатировать, что в конце концов оно может очутиться в изоляции и начать служить интересам, далеким от чаяний и устремлений общества и народных масс, которые они когда-то представляли.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.