Когда Джордж Буш-младший вступил в предвыборную борьбу за пост президента в 2000 году, он практически не имел политического опыта. В области внутренней политики его опыт не простирался далее границ штата Техас, губернатором которого он являлся. О внешней политике он не знал вообще ничего. Говорят, что за границей он был всего два раза в жизни: первый раз - в Мексике, то есть рядом с Техасом, а второй - в Израиле, где Ариэль Шарон провез его на военном вертолете над оккупированными территориями. Поэтому он собрал вокруг себя большую группу американских политиков и ученых, чтобы они помогли ему разобраться в различных внутри- и внешнеполитических проблемах.

Задача обучения его внешнеполитическим делам легла на группу, которую пресса назвала 'Вулканы' (от латинского слова 'огонь'). Во главе группы стояла Кондолиза Райс, ставшая в последствие советником по национальной безопасности в его администрации. В группу входили некоторые столпы неоконсерваторов, вроде Пола Вулфовица, нынешнего заместителя министра обороны, Ричарда Перла, назначенного председателем комитета оборонной политики Пентагона, который затем оставил этот пост, Дов Закхайм, еврейский ортодоксальный раввин, ставший помощником министра обороны по финансовым вопросам, Ричард Армитидж, заместитель госсекретаря, Роберт Зоелик, ставший впоследствии представителем правительства по торговле в ранге министра (он является в США наиболее ярым сторонником Израиля и войны в Ираке).

Когда Джордж Буш стал президентом, он назначил неоконсерваторов на важные должности в своей администрации. Они, в свою очередь, привлекли своих товарищей, и в результате министерство обороны было заполнено ими (напомним, Пол Вулфовиц стал заместителем министра). Они сумели также внедрить в министерство иностранных дел Джона Болтона, который стал заместителем министра по вопросам вооружений и международной безопасности. Как рассказывает одна из сотрудниц Пентагона, однажды группа неоконсерваторов в Пентагоне ожидала решения комиссии Конгресса относительно назначения одного из их товарищей в Совет национальной безопасности. Когда комиссия утвердила назначение, Пентагон огласили радостные крики, подобно тому, как происходит на стадионе во время футбольного матча, когда любимая команда забивает гол.

Многие в администрации Буша боялись этого скопища неоконсерваторов, которое они называли не иначе, как 'тайной бандой'. Даже министр обороны Дональд Рамсфелд подумывал об уходе в отставку в первые месяцы пребывания Буша на посту президента, поскольку, по его словам, 'ликудовцы захватили здание министерства'. Этот страх прошел после 11 сентября 2001 года, когда Рамсфелд укрепил свое влияние в Пентагоне и после того, как неоконсерваторы заключили союз с другими радикалами в администрации, в том числе с Рамсфелдом, Чейни и министром юстиции Джоном Эшкрофтом. Главным объединительным мотивом явилось желание начать войну в Ираке.

Неоконсерваторам постепенно удалось заложить свои идеи в основу американской внешней политики, убедив в них президента. Как с гордостью говорит Ричард Перл: 'Когда я в первый раз встретился с Бушем, я убедился, что он отличается от других. Выяснились две вещи: первая - его знания ограничены, вторая - он достаточно самоуверен, чтобы задавать вопросы, которые показывают, что его знания ограничены'. Однако полного успеха в этом направлении неоконсерваторы добились только после 11 сентября 2001 года. Сенатор от демократов Джозеф Байден, видный член комитета по международным вопросам, заявил в июле прошлого года: 'Сегодня неоконсерваторы - победители. Они завоевали сердце и ум президента и управляют внешней политикой'.

Неоконсерваторы говорят, что после распада Советского Союза Америка осталась единственной великой державой, и это положение необходимо сохранить на возможно более долгий срок, всячески противодействуя попыткам любой другой страны достигнуть паритета с США, даже если это потребует военного вмешательства. США следует установить свою гегемонию в мире и навязать ему американскую формулу мира (Pax Americana), силой поменять режимы во враждебных странах.

Для достижения этой цели необходимо следовать некоторым принципам:

1. Принцип унилатерализма: мировой порядок, который сложился в результате Второй мировой войны, и согласно которому важные международные решения принимаются в СБ ООН, устарел и требует замены. Предложения о реорганизации СБ путем расширения его состава и числа постоянных членов, имеющих право вето, - несерьезно. Оно идет вразрез с намерениями США. США следует взаимодействовать с СБ только в тех случаях, когда СБ поддерживает действия США. Если же Совет не оказывает полной поддержки США, то США следует действовать в одиночку или в союзе с другими странами вне рамок ООН. В Статье Ричарда Перла, опубликованной в британской газете 'Гардиан' в марте 2003 года под заголовком: 'Слава богу, ООН скончалась', автор утверждал, что ООН следует оставить функции оказания гуманитарной помощи и поддержания мира и как трибуну для международной болтовни. Оставить право принимать политические и военные решения таким странам, как Сирия, Камерун, Ангола, Россия, Китай и Франция было бы большой ошибкой.

2. Принцип упреждения: США не могут ждать, пока на них нападут. В силу существующей опасности проведения в отношении США террористических акций подобной той, что произошла 11 сентября 2001 года, США могут нанести удар по любой недружественной стране, представляющей опасность и обладающей ОМП, или укрывающей группы, которые могут нанести удар внутри США или по их интересам за рубежом. Как говорит Ноам Чомски, известный американский либеральный публицист, принцип упреждения превращается в принцип превентивности в заявлениях крупных американских политиков. То есть происходит смешение понятий - от удара по стране, которая угрожает США, к удару по стране, которая может угрожать безопасности США в будущем, до есть нанести удар до того, как возникла реальная угроза.

3. Принцип исключительности: многие оспаривают подобные утверждения, заявляя, если принципы упреждения и превентивности войдут в практику международного права, в мире воцарится хаос, поскольку любое государство сможет нанести удар по любому государству, которое представляет или может представлять угрозу.

Ответ новых консерваторов: это верно только в том случае, если оба принципа будут внесены международное законодательство. Однако они распространяются только на США, единственную великую державу. Принцип исключительности проявляется во многих политических акциях США. Например, США настаивают на том, что граждане США не могут представать перед международным уголовным судом; США отказываются утвердить некоторые международные соглашения, такие как соглашение о запрете дискриминации женщин или соглашение о запрете на использование противопехотных мин, женевское соглашение об обращении с пленными и другие.

4. Принцип поддержки Израиля: известно, что большая часть новых консерваторов - евреи, поддерживающие крайне правых в Израиле. В 1996 году ими была подготовлена серия исследований по израильской политике, важнейшее из них - 'Полный разрыв с прошлым: стратегия защиты родины' - Ричард Перл лично вручил Беньямину Нетаньяхо.

В исследовании Израилю предлагается в союзе с Иорданией и Турцией блокировать Сирию с целью ее ослабления. Война против Ирака, согласно этому исследованию, затевалась для того, чтобы вывести его из противостояния с Израилем и лишить Сирию стратегической позиций в Ираке. Однако Нетаньяхо, хотя и одобрил многие рекомендации этого документа, посчитал, что время для их реализации еще не наступило. Наилучшим показателем любви неоконсерваторов к Израилю является история Перла: он поддержал израильскую оккупацию Ливана в 1982 году, много сделал для перевода Американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим, был директором израильской газеты 'Джерусалем пост' , советником производителей израильского оружия, членом консультативного совета еврейского центра по вопросам национальной безопасности (один из столпов ликудского лобби в Вашингтоне), все это помимо его большой роли в подготовке упомянутого документа. В августе 2002 года Перл, излагая своим коллегам в Пентагоне стратегию США на Ближнем Востоке, использовал географическую карту, на которой вся Палестина была названа Израилем, Иордания - Палестиной, а Ирак - Хашимитским королевством.

Многие данные свидетельствуют о том, что влияние неоконсерваторов на сердце и ум Буша и его внешнюю политику начинает ослабевать. Война против Ирака пошла не так, как обещали неоконсерваторы: войска коалиции никто не встречал с цветами; сопротивление продолжается и по сей день; согласно заявлениям американской армии, потери убитыми превысили 600 человек, тяжелые ранения получили 3000 человек, не менее 7000 были возвращены в США по причине хронических заболеваний, среди которых около 1000 - психические больные. (Не говоря уже о 10000 убитых гражданах Ирака).

Расходы на войну превзошли все оценки американской администрации, что привело к огромному и долговременному бюджетному дефициту. И все это в год президентских выборов. К вышесказанному следует добавить политическую изоляцию, в которой оказались США по причине применения принципа унилатерализма, в результате чего США лишились поддержки в ООН, испортили отношения с традиционными союзниками в Европе, и стали, согласно опросам общественного мнения, проведенным в различных странах, в том числе европейских, представлять угрозу всеобщему миру.

Что же свидетельствует об утрате неоконсерваторами доверия у Буша?

1. Возвращение в ООН. После того, как Перл отпраздновал гибель ООН, президент Буш вернулся в нее и пригласил Генерального секретаря Кофи Аннана в Белый дом, чтобы убедить его помочь США выйти из Ирака. СБ ООН стал восстанавливать свою силу и влияние. Характерный пример: США вторглись на Гаити только после принятия соответствующей резолюции СБ и привлекли к этой акции другие страны. Это как раз то, против чего выступают и чего не желают неоконсерваторы.

2. Возвращение в Европу. После периода конфронтации США стали требовать от стран 'старой Европы' и России, хотя и безрезультатно, оказать финансовую помощь Ираку, списать его долги и послать войска в Ирак. И это вызвало большое раздражение неоконсерваторов.

3. Использование Джеймса Бейкера. Неоконсерваторы считают, что для них наибольшую опасность в политическом плане представляет группировка, близкая к Бушу-старшему, и прежде всего Джеймс Бейкер. Поэтому сразу после того, как Буш-старший потребовал от Бейкера посредничества в отношениях со странами 'старой Европы' и другими кредиторами Ирака, Пол Вулфовиц перед отъездом Бейкера в Европу распорядился не предоставлять контрактов тем странам, которые не поддержали вторжение в Ирак и, в первую очередь Франции, Германии с тем, чтобы сорвать посредничество Бейкера. Однако европейские страны способствовали успеху посредничества хотя бы для того, чтобы дать отпор неоконсерваторам. Затем США отозвали это решение.

4. Смена лиц. После получение Кондолизой Райс полномочий контролировать дела в Ираке, против чего резко возражал Рамсфелд, звезда Рамсфелда и Чейни начала угасать, а шансы госсекретаря Колина Пауэлла возросли. В Ираке произошли серьезные изменения в отношении к Ахмеду Чалаби, которого некоторые неоконсерваторы называли 'Иракским Джорджем Вашингтоном' и который в свою очередь, называл Вулфовица, Перла и Чейни 'своими верными союзниками и друзьями в Вашингтоне'. Позиции Чалаби пошатнулись, несмотря на то, что Пентагон назначил его на важный пост руководителя комитета по финансам и экономике в Управляющем совете. На днях Пентагоном был заморожен контракт, заключенный с компанией, которую возглавляет приятельница Чалаби. Возможно, это произошло вопреки желанию Рамсфелда и Вулфовица, первого и второго лица в Пентагоне.

5. Изменился тон официальных заявлений. Президент Буш вновь стал говорить добрые слова в адрес европейских союзников, ООН и международного сообщества. Он стал избегать таких выражений, как 'ось зла', перестал упоминать о принципе упреждения. Как писала газета 'Геральд Трибюн', данные свидетельствуют о том, что ООН вновь обретают вес в США, а демократический кандидат в президенты Джон Келли отмечает ведущую роль ООН для привлечения голосов избирателей. Все это трудно было представить еще несколько месяцев назад. Как добавляет газета, 'похоже, принцип упреждения растворился в песках пустыни'.

Все это вызывают сильнейшее раздражение неоконсерваторов. Рушатся основы их философии, они отдаляются от американской внешней политики. Дело дошло до отставки Ричарда Перла с поста члена комитета по оборонной политике Пентагона. В заявлении об отставке, поданном Рамсфелду, Перл написал: 'Мы вступаем в длительную выборную кампанию, в течение которой многие важные для меня вопросы станут предметом дискуссии. Я не желаю, чтобы в ходе предвыборной кампании мои взгляды ассоциировались с Вашим мнением или мнением президента'. Другими словами, Перл и его воззрения могут осложнить Бушу кампанию по переизбранию на президентский пост.

В своей последней книге 'Конец зла' Ричард Перл сетует, что многие видные американские политики стали проявлять нервозность по поводу происходящего в Ираке. В ней Перл неоднократно критикует не только противников неоконсерваторов, но и их друзей и даже некоторых из представителей из их лагеря, руководителей армии и спецслужб, а также президента Франции Жака Ширака и канцлера ФРГ Герхарда Шредера, экс-президента США Билла Клинтона и других. Как форма книги, так и ее содержание свидетельствуют о разочаровании автора, близком к отчаянию.

Несмотря на все это, группировка неоконсерваторов остается сильной и не следует преуменьшать ее способности к выживанию. Многое зависит от результатов президентских выборов. Если Буш проиграет, век новых консерваторов несомненно закончится, хотя бы и на время. Если Буш победит, то либо он отдалится от них, считая их политической обузой, или наоборот, возвратится к идее американской империи и ее идеологических основ. Тогда победа будет за неоконсерваторами, а мир вновь ввергнется в пучину нестабильности, которая стала следствием их доминирования в области американской внешней политикой в прошедшие годы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.