Париж, 22 апреля 2004 года. Давно существуют подозрения, что открыто заявленное желание Франции и России ослабить ограничения против режима Саддама Хусейна (Saddam Hussein) было продиктовано чем-то большим, чем просто забота о благополучии рядовых иракцев.

В период подготовки к вооруженному вторжению в Ирак в прошлом году этим двум странам было предъявлено обвинение в том, что они противятся действиям Америки, чтобы не потерять прибыльных контрактов с Ираком. После успешного вторжения они попытались взять в свои руки контроль над восстановлением Ирака, отказываясь в течение короткого времени отменить довоенные санкции Организации Объединенных Наций (ООН).

Их противники в Вашингтоне обвинили их в том, что они ставят собственные финансовые интересы выше интересов иракского народа. Свидетельские показания перед одним из комитетов конгресса США вчера подтвердили эти обвинения.

Из обнаруженных в Багдаде документов явствует, что Саддам подкупил российских и французских политиков и бизнесменов, используя деньги, которые он "наварил" на программе "Нефть в обмен на продовольствие". Многие во Франции отметают эти утверждения как американскую пропаганду.

Чиновники ООН заявляют, что их программа подвергалась аудиту более 100 раз, хотя ООН ни разу не публиковала подробных сведений о результатах аудитов.

Известно только, что на финансовые интересы Франции и России в Ираке сильно влияло то обстоятельство, что Саддам не выплатил деньги за миллионы фунтов (1 фунт = 0,453592 кг) вооружений, проданных ему в кредит в конце 1980-х годов. Впоследствии значительная часть этих вооружений была использована во вторжении в Кувейт.

Франция присоединилась к операции союзников по освобождению Кувейта в последнюю минуту, но ее правительство оказалось в положении гаранта займов на общую сумму 3 млрд. английских фунтов стерлингов Саддаму, который не собирался их возвращать.

Отношения Франции с Саддамом прослеживаются к середине 1970-х годов, когда Жак Ширак (Jacques Chirac), в то время премьер-министр, побывал с визитом в Багдаде. За период между 1974 и 1990 годами более 20 французских министров из всех политических партий ездили в Ирак, чтобы расширить коммерческие интересы Франции, которые охватывали многие области, от строительства до вооружений, а также сооружение ядерного реактора, который вскорости был разбомблен израильтянами.

Ирак стал вторым по важности поставщиком нефти во Францию, а Франция, в свою очередь, стала вторым по важности поставщиком товаров гражданского и военного назначения в Ирак.

Даже когда Ирак в годы войны с Ираном стал проявлять признаки финансовой слабости, Франция помогла ему. В 1986 году г-н Ширак обещал французским производителям вооружений, что выступит гарантом любого кредита, который они предоставят Саддаму.

Даже после вторжения Саддама в Кувейт в 1990 году и разразившейся в следующем году войны под руководством США за изгнание его оттуда особые отношения между Францией и Ираком продолжались.

В 1994 году Шарль Паскуа (Charles Pasqua), в то время министр внутренних дел, выдал въездную визу Тарику Азизу (Tariq Aziz), правой руке Саддама. Посол Франции при ООН лоббировал в пользу облегчения режима санкций против Ирака. Результатом всего этого стало согласие Ирака в 1995 году на программу "Нефть в обмен на продовольствие". Для осуществления управления большей частью финансовых потоков, связанных с данной программой, был выбран французский банк "BNP Paribas".

Критики этой программы заявляют, что она быстро стала способом для Саддама вознаграждать своих друзей на Западе и манипулировать ООН.

Вся заковыка была в том, что для того чтобы получить нефть, нужно было, чтобы вас выбрал Саддам. "Навар" от этой стоившей многие миллиарды долларов программы шел также в карманы диктатора и его семьи.

В январе новая иракская газета "Al Mada," опубликовала список из 271 человека в 50 странах, которым Саддам, якобы, разрешил покупать его дешевую нефть. В с писке были 11 французских граждан, много иорданцев, ливанцев, сирийцев и 45 россиян.

В России компании, поставлявшие товары и услуги в Ирак по программе ООН "Нефть в обмен на продовольствие", многие годы наслаждались вздутыми заказами и предпочтительным отношением к себе иракцев.

В ответ Москва использовала свое положение постоянного члена Совета Безопасности ООН для оказания влияния на программу санкций в интересах Ирака.

Полюбовные сделки между Москвой и Багдадом по товарам, начиная с риса и вплоть до оборудования для нефтеперегонных заводов, заключались до того самого момента, когда в прошлом году в Ирак вторглись американские и английские войска. В 1997 году "Лукойл", одна из ведущих российских нефтяных компаний, подписала соглашение о разведке и добыче нефти на иракском месторождении Западная Курна (Western Qorna), резервы которого оценивались в 20 млн. баррелей (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,78-158,95 л).

Летом 2001 года, когда Лондон и Вашингтон оказывали на ООН нажим в целях сокращения списка разрешенных к ввозу в Ирак в соответствии с программой товаров и услуг, Россия угрожала использовать свое вето в Совете Безопасности, если только санкции против Ирака останутся без изменений еще в течение 5 месяцев.

Мохаммед Салех (Mohammed Salekh), министр торговли Саддама, сказал, чт о в награду за это Россия получила контрактов на общую сумму 22 млрд. долл. США, то есть почти в 10 раз больше, чем получила за все предыдущие 5 лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.