Прошло 18 лет с того печально памятного дня, когда взрыв на Чернобыльской АЭС на Украине выбросил в небо радиоактивное облако, проплывшее над всей Европой. Вполне понятно, что самая серьезная в истории человечества авария нанесла мощный удар по европейской атомной промышленности. Закрыла свои ядерные реакторы Италия. Германия и Бельгия приняли решение не сооружать новые АЭС. Только Франция упорно выступает за ядерную энергетику. И вот Европа получила новую дозу ядерной энергии с востока. На этот раз ее принесли ветры политические.

Многие из стран, вступивших на днях в Евросоюз, значительную часть энергии получают от АЭС. Это ставит ЕС перед серьезным выбором относительно перспектив ядерной энергетики. Сейчас ведется тщательный анализ этих перспектив во многих странах, включая Америку. Новые члены ЕС используют технику преимущественно советского производства, что вызывает серьезную обеспокоенность у членов ЕС, помнящих Чернобыль. Литва согласилась закрыть два своих ядерных реактора, после того как это было поставлено в качестве условия ее принятия в ЕС. Болгарии, надеющейся присоединиться к ЕС в ближайшие годы, поставлен такой же ультиматум. Когда Чехия захотела построить у себя в Темелине новый атомный реактор советского производства (хотя и отличной от чернобыльской конструкции), австрийские политики пригрозили заблокировать ее принятие в Евросоюз. Однако позже они отказались от этих угроз.

Поэтому вряд ли кто-то будет удивлен, если прием в ЕС новых членов приведет к дальнейшему сворачиванию ядерной энергетики в Европе. Однако может произойти и прямо противоположное.

По иронии судьбы, причиной этому могут стать все те же соображения безопасности относительно как будто заколдованных восточных реакторов. Обеспечение безопасности в соответствии с западными стандартами на 18 АЭС в странах, недавно вступивших в ЕС, может стать золотым дном для европейских консультантов. Они могут авторитетно выступить за сохранение этих реакторов. Модернизация действующих реакторов советского производства - это большой объем работы для проектных организаций.

Крупная норвежская компания "Aker Kvaerner" на днях объявила о создании совместного предприятия с британской фирмой "Spescom", специализирующейся на программном обеспечении для управления производственными процессами АЭС. При этом деятельность такого совместного предприятия будет сфокусирована на новых членах ЕС. В ряде случаев возможно создание новых западных атомных электростанций, которые на первом этапе заменят советские реакторы, а позже могут прийти на смену "грязным" электростанциям, сжигающим уголь. В выигрыше окажутся компании-создатели атомных реакторов, такие как британская BNFL /Westinghouse и французская Areva (см. статью).

Любовь к атому

Несмотря на Чернобыль, большинство новых членов ЕС не являются противниками ядерной энергетики. Чешский премьер Владимир Спидла недавно посетил Финляндию, которая в декабре 2003 года утвердила план строительства новой АЭС. "Сейчас Финляндия в одиночестве, - с пафосом заявил господин Спидла, - однако скоро к ней присоединятся практически все." При таком раскладе голосов в Брюсселе ЕС в скором времени может изменить свою жесткую антиядерную позицию.

В связи с созданием в Финляндии новой АЭС новый мощный фактор может подстегнуть развитие в Европе ядерной энергетики, а именно - глобальное потепление. Хотя реализация Киотского протокола о климатических изменениях находится под сомнением, ЕС сделала свои климатические требования обязательными для выполнения. Активисты из лагеря "зеленых" надеются, что на помощь могут прийти возобновляемые источники энергии и более эффективное использование производимой энергии, однако многие в этом сомневаются. Закрытие ядерных реакторов может привести к существенному увеличению потребления газа и угля. Высокопоставленный чиновник ЕС по вопросам энергетики Лойола де Палацио говорит, что ЕС может либо быстро закрыть многочисленные АЭС, либо выполнить условия Киотского Протокола - но одновременно достичь обеих целей Европа не в состоянии.

Новые члены ЕС теперь должны вполне серьезно отнестись к проблеме парникового эффекта. Никто из них не хочет попасть в зависимость от поставок российского газа. Поэтому они могут заново оценить привлекательность ядерной энергии.

Однако, хотя экологические соображения льют воду на мельницу ядерной энергетики, главным препятствием здесь могут стать проблемы стоимости. Вместе с тем и здесь картина уже не настолько определенна, как раньше. Она может стать еще более неопределенной, если продолжится рост цен на нефть и газ. До 75 процентов издержек по созданию и эксплуатации АЭС (исключая ее закрытие) собственник несет как бы авансом. В то же время при строительстве электростанции на газе "предоплата" составляет лишь 25 процентов. Стоимость новейших АЭС может составлять 1500-2000 долларов на киловатт установленной мощности. Для электростанции на угле эта цифра составляет около 1000 долларов, для электростанции на газе - и того меньше.

В связи с этим чрезвычайно трудно найти инвесторов, желающих финансировать строительство новых АЭС. В странах, ориентирующихся на ядерную энергетику, таких как Китай, Франция, Индия и в меньшей степени Япония, сегодня не существует реальной конкуренции на энергетическом рынке. Например, 4 мая Китай объявил о 600-миллионной сделке с Пакистаном, согласно которой Пекин окажет этой стране помощь в строительстве второй атомной электростанции. В таких странах централизованное планирование и энергетические монополии легко берут верх над рыночной экономикой.

Более половины субсидий (в реальном выражении), выделенных на развитие энергетики правительствами Организации экономического сотрудничества и развития, ушло в ядерную индустрию. Либерализация энергетики в Европе продемонстрировала масштабы и объемы (а порой и незаконность) таких субсидий. Европейская Комиссия отдала распоряжение компании Electricite de France - крупнейшему оператору АЭС в Европе, вернуть часть незаконно полученных субсидий. Electricite de France опротестовала данное распоряжение. Еврокомиссия также требует от британского правительства оказать помощь компании "British Energy", хронически больному оператору АЭС, в преодолении экономических трудностей. Вместе с тем, недавние попытки США реанимировать национальную ядерную энергетику - 3 мая Буш подтвердил свою позицию в поддержку отрасли - не нашли отклика. Призывы президента поддержать ядерную энергетику производственными кредитами и другими выплатами были отвергнуты Конгрессом (пока).

Возможно, выход состоит в поиске новых, более дешевых проектов АЭС. В последнее время проектировщики и строители АЭС дают крупные обещания о снижении стоимости - однако эти обещания воспринимаются скептически. Вернемся в связи с этим к Финляндии.

Жан Мари Шевалье из консультационной компании по вопросам энергетики CERA заявляет: " Еще год назад я бы сказал, что на либерализованном энергетическом рынке из-за проблем с финансированием продвижение АЭС невозможно." Однако финны с умом подошли к строительству новой атомной электростанции. Была создана коалиция из 60 финских компаний, включая мощных потребителей энергии из целлюлозно-бумажной промышленности. Данная группа под названием TVO дала согласие на покупку электроэнергии, которую будет производить новая АЭС с мощность в 1600 мегаватт. Таким образом, был снят существенный риск данного предприятия.

Партнеры TVO также выложили около 25 процентов из 3,6 миллиардов долларов, которые стоит АЭС, на приобретение акций и выплату субординационного займа. Остаток был профинансирован в качестве коммерческого долга. По утверждениям представителей TVO, компании Areva и "Siemens", которые взялись за строительство АЭС, согласились со всеми требованиями по стоимости и срокам - именно в этих вопросах при создании АЭС часто допускаются крупные ошибки.

Потребуется ли государственная помощь? Послушайте возмущенный ответ представительницы TVO: "TVO - это исключительно частное предприятие! TVO не получает денег от правительства." Слышит ли кто-нибудь эти слова во Франции?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.