Будучи сотрудником КГБ в Германии во времена Холодной войны, Владимир Путин должен был вербовать наивных и жадных представителей местного населения для службы советскому делу. В последние пять лет, наблюдая за растущей привязанностью между ним и бывшим канцлером Германии Герхардом Шредером, некоторые циники начали задаваться вопросом, не использует ли российский президент старые навыки на новом посту.

Конечно, эти предположения можно было отмести как оскорбительные. Если Германия и задевала самолюбие восточных соседей своим явным стремлением к сотрудничеству с Россией, то только из-за применения принципов "realpolitik" к новым поставкам газа. "Я канцлер Германии и представляю интересы Германии, особенно в том, что касается энергетической безопасности", - заявил Шредер на совместной пресс-конференции с Путиным в сентябре.

Так немецкий лидер отреагировал ни критику, высказанную Польшей и прибалтийскими государствами в отношении строительства нового газопровода по дну Балтийского моря. Осуществление проекта позволит России поставлять энергоносители в Западную Европу и при этом, теоретически, перекрыть трубу своим бывшим сателлитам. Москва заявляет, что прямой маршрут необходим для того, чтобы избежать риска и не платить за транзит ненадежным третьим странам. Критики же утверждают, что газопровод станет самым протяженным и дорогим в истории, а связанные с ним экологические риски огромны.

Сегодня выступления Шредера в защиту проекта оказались запятнанными подозрениями в личной заинтересованности. Буквально через несколько недель после ухода в отставку с поста канцлера в прошлом месяце он принял предложение стать председателем комитета акционеров консорциума по строительству газопровода. По данным бульварной воскресной газеты "Bild am Sonntag", ежегодная зарплата Шредера составит около 1 млн. евро (1,19 млн. долларов). Сам он заявляет, что сумма гораздо меньше.

Новое коалиционное правительство во главе с христианскими демократами Ангелы Меркель поддерживает проект. Оно также надеется сделать его более или менее удобоваримым для Прибалтики и Польши, возможно, предложив гарантии строительства ответвлений и на эти страны. Меркель и ее министр юстиции Бригитте Циприс (Brigitte Zypries) не выступили с осуждением Шредера. Зато высказали идею о создании добровольного кодекса поведения высокопоставленных политиков по образцу принятого в 2003 г. кодекса корпоративного управления.

Некоторые из политических сторонников Шредера, например, новый лидер социал-демократов Маттиас Платцек (Matthias Platzeck) и мэр Берлина Клаус Воверайт (Klaus Wowereit), поддержали бывшего канцлера. Также поступили и участники проекта с немецкой стороны, BASF и E.ON. Представитель первой заявил, что Шредер может использовать свои связи, чтобы добиться прогресса. Однако эта позиция может оказаться рискованной, поскольку сторонники проекта упорно настаивают на его чисто деловой природе и полной непричастности к политике.

Новая должность Шредера вызвала негодование всего политического спектра. Одно из самых резких выступлений позволил себе Кристиан Вульф (Christian Wulff), член ХДСС и премьер-министр Нижней Саксонии. Он призвал бывшего канцлера пересмотреть свое решение или, по крайней мере, раскрыть информацию о своей зарплате. Маркус Меккель (Markus Meckel), эксперт по внешней политике в партии Шредера, СДПГ, назвал это назначение "проблематичным" и "оставляющим неприятный осадок". Он недоволен тем, что бывший глава государства представлял проект в рамках национальных интересов, а не более широкой энергетической безопасности.

Вполне вероятно, что Шредер не только подмочит свою политическую репутацию, но и столкнется с юридическими проблемами. Компания, строящая газопровод, зарегистрирована в Швейцарии и ее акции не торгуются на бирже, так что вопросы, связанные с корпоративным управлением, не возникнут. Однако некоторые юристы считают, что экс-канцлеру, возможно, придется доказать, что он не нарушал Уголовный кодекс Германии, 331-ая статья которого запрещает извлечение личной выгоды из государственной службы. Это означает, что Шредер должен будет доказать, что не обсуждал возможность занятия нового поста в то время, когда был канцлером. Проблему также представляет статья 353б о защите государственной тайны. Может ли Шредер использовать конфиденциальную информацию, полученную во время пребывания в должности канцлера, для помощи консорциуму? "Его в любое время могут попросить доказать, что это не так", - говорит Петер-Алексис Альбрехт (Peter-Alexis Albrecht), профессор по уголовному праву Франкфуртского университета.

Когда Шредер руководил страной, его называли "Genosse der Bosse" (друг олигархов). Похоже, что это прозвище он намерен сохранить за собой даже после ухода в отставку. В следующий раз, когда Восточная Европа выдвинет новую теорию заговора между великими державами, отмахнуться от нее будет уже не так просто.