Будущее Грузии и сегодня видится в розовом свете - если дело не испортит иностранное вмешательство и горячность местных политиков

Что такое лето в Тбилиси? Это люди, оживленно перекликающиеся с решетчатых балкончиков, нависших над Курой, голые мальчишки, купающиеся в фонтанах, обшарпанные стены домов, заросшие плющом - и слухи о грядущей войне.

Грузия была бы обречена на процветание, если бы не вмешались история и геополитика. Морские и лыжные курорты, сельское хозяйство и доходы от транзита должны бы обеспечить ее пяти с лишним миллионам жителей безбедное существование. При Михаиле Саакашвили, которого вознесла на вершину власти 'революция роз' 2003 г., у Грузии наконец появился шанс стать свободной и процветающей страной.

Однако от советской власти, сменившей царский режим, Грузия и г-н Саакашвили унаследовали тяжелейшие проблемы - в том числе связанные с Абхазией и Южной Осетией: регионами, отделившимися от Тбилиси в результате жестоких войн начала девяностых. И каждое лето вверх ползет не только ртутный столбик, но и политическая температура в обоих самопровозглашенных республиках.

Среди драматических событий этого года следует отметить проведенную грузинским правительством на прошлой неделе операцию по разоружению отрядов взбунтовавшегося полевого командира в Кодорском ущелье - единственном районе Абхазии, который номинально контролируют тбилисские власти. Эта акция встревожила абхазское руководство. В Южной Осетии произошла серия загадочных убийств - то ли политических, то ли криминальных. Напряженность в этих регионах, по словам американского дипломата Мэтью Брайзы (Matthew Bryza), 'тревожно высока', и ее смягчению вряд ли способствовала состоявшаяся в июле отставка Георгия Хаиндравы - министра, отвечавшего за урегулирование конфликтов. Правда, премьер-министр Зураб Ногаидели, да и сам г-н Хаиндрава заявляют, что ее причины не связаны с проблемой мятежных регионов. Однако экс-министр проявлял пусть относительную, но склонность к компромиссу, и многие рассматривают его увольнение как победу 'партии войны' в грузинском руководстве.

Военное решение вопроса, однако, было бы чистым безумием - ведь по сути речь шла бы о войне с Россией, чья поддержка помогла самопровозглашенным республикам добиться 'квазинезависимости', а теперь способствует ее поддержанию. В прошлом месяце грузинский парламент потребовал вывести российских миротворцев из обоих регионов; возможно, вскоре с таким же демаршем выступит правительство. Россияне утверждают (или обещают): если мы уйдем - получите хаос. Кое-кто в Грузии усматривает за непонятными событиями в Кодорском ущелье 'руку Москвы': по словам г-на Ногаидели, 'крайне маловероятно', чтобы непокорный полевой командир действовал на свой страх и риск.

Впрочем, в какой-то степени Россия и Грузия уже находятся в состоянии войны - правда, 'холодной'. Возмущение Москвы г-ном Саакашвили и его прозападной политикой обернулось повышением цены на газ, прекращением поставок других энергоносителей, закрытием границ, введением визового режима и 'карательным' экономическим эмбарго. В частности, оно коснулось 'Боржоми' - газированной минеральной воды с характерным резким запахом. В России, по словам Бадри Джапаридзе, вице-президента фирмы, занимающейся розливом 'Боржоми', ее пьют уже 115 лет. Половина продукции фирмы поставлялась на российский рынок - пока в мае импорт 'Боржоми' не был запрещен под сомнительным предлогом, что она небезопасна для здоровья.

Грузия, в свою очередь, стремится пересмотреть условия двустороннего торгового соглашения, заключенного в рамках подготовки к вступлению России во Всемирную торговую организацию: возможно - это опрометчивый шаг, ведь дело может закончиться тем, что ей придется согласиться на еще более жесткие условия. Г-н Ногаидели с вызовом замечает: хорошие отношения с Россией для Грузии возможны, 'только если мы встанем на колени'.

Однако реальная война в Южной Осетии или Абхазии стала бы для Грузии катастрофой - и не только потому, что она ее, скорее всего, проиграет. В случае военного конфликта урегулирование территориальных споров станет невозможным. Кроме того, г-ну Саакашвили пришлось бы расстаться с надеждами на осуществление одного из самых заветных своих желаний (которое вызывает больше всего недовольства в Москве) - о вступлении Грузии в НАТО. Все это должен понимать даже молодой и горячий грузинский министр обороны Ираклий Окруашвили. Г-н Ногаидели утверждает, что правительство единодушно выступает за мирное урегулирование конфликта. А по словам уволенного г-на Хаиндравы, 'партия войны существует, но в России'.

В Москве действительно бряцают оружием. Министр иностранных дел Сергей Лавров недавно заявил, что Россия будет защищать своих граждан в Южной Осетии и Абхазии 'всеми средствами'. А таковыми, из-за щедрого предоставления российского гражданства Москвой, сегодня можно считать почти всех жителей двух 'микрогосударств' (хотя абхазцы, в отличие от осетин, по-прежнему мечтают о полной независимости). В ходе недавних военных учений на Серенном Кавказе российские официальные круги давали понять, что их сценарий непосредственно связан с событиями в Грузии.

С другой стороны, г-н Саакашвили и его команда стремятся решить проблему мятежных регионов как можно скорее, видя, что происходит 'ползучий' процесс их присоединения к России (возможно, это один из элементов кремлевского плана, касающегося также и Молдовы). Если в Тбилиси будут сидеть сложа руки, это в конце концов может привести к безвозвратной потере обоих регионов. Тем не менее, безответственные заявления и непродуманные действия непременно обернутся непредвиденными последствиями.

Искушение 'маленькой победоносной войны'

Грузины - гордый, патриотичный народ, и стремление г-на Саакашвили воссоединить страну разделяют буквально все его соотечественники. Но за 70 лет советской власти у них выработался и несколько циничный взгляд на вещи: некоторые считают, что правительство стремится срочно решить проблему мятежных регионов по иной причине - чтобы отвлечь внимание от трудностей на других направлениях.

Нынешнее руководство, конечно, добилось немалых успехов: наиболее впечатляющим его достижением стало обуздание коррупции - именно этим во многом объясняется тот факт, что рейтинг поддержки президента по-прежнему высок. Собираемость налогов улучшилась, а темпы экономического роста, по прогнозу г-на Ногаидели, будут в этом году измеряться двузначной цифрой. В 2004 г. Тбилиси удалось восстановить контроль над Аджарией - еще одним мятежным регионом на черноморском побережье. Теперь в летние месяцы там полным-полно туристов из Армении. Если не считать прибалтийских государств, администрацию г-на Саакашвили, пожалуй, можно считать самым результативным из действующих правительств на постсоветском пространстве - пусть даже многие грузины предпочитают считать свою родину неблагополучной европейской страной, а не постсоветским государством с неплохими показателями развития.

Однако без разочарований тоже не обошлось, и не все они стали результатом неизбежного после любой революции спада. В стране по-прежнему царят нищета и безработица. Даже многим жителям Тбилиси живется нелегко, а селяне вообще едва сводят концы с концами.

Более того, широкие полномочия, предоставленные г-ну Саакашвили, и уступчивость парламента потворствуют его склонности к авторитаризму. Полиция, как утверждает активистка оппозиции Тинатин Хидашели, действует фактически бесконтрольно. Условия в переполненных грузинских тюрьмах, по словам одного осведомленного западного наблюдателя, напоминают о средневековье. Не далее как в марте в одной из тюрем вспыхнул кровавый бунт. В адрес властей звучат обвинения в несправедливых арестах и подтасованных судебных процессах - в частности, в связи с делом одного банкира, убитого сотрудниками МВД. Именно ситуация в этой сфере, отмечает бывший министр иностранных дел, а ныне оппозиционер Саломе Зурабишвили, позволяет судить о приверженности властей верховенству закона, и они этот экзамен не сдали. Недовольство вызывают и случаи давления на СМИ.

Г-н Ногаидели отвергает все эти обвинения. Очень скоро, - утверждает он, - Грузия станет успешной демократической страной'. Может быть и так. Однако некоторые недавние события напоминают скорее происходящее в стране, сравнения с которой очень не нравятся грузинам: путинской России. Как и другие правительства в постсоветском регионе, администрация г-на Саакашвили порой демонстрирует признаки опасного пренебрежения к собственному народу. Он еще способен превратить Грузию в процветающее демократическое государство, для чего у нее есть все предпосылки, и именно за счет этого побудить мятежные регионы вернуться под эгиду Тбилиси, но по обоим направлениям ему необходимо действовать крайне осмотрительно.

____________________________________________________________

России нельзя поддаваться ("Rzeczpospolita", Польша)