Когда президент России Владимир Путин говорил перед собравшимися в Мюнхене высшими чинами европейских спецслужб о международном положении, когда он говорил, что США проводят деструктивную внешнюю политику и пытаются 'навязать свою волю' всему остальному миру - он на самом деле не сказал ничего нового. Хотя министр обороны США Роберт Гейтс (Robert Gates) и возразил ему, вряд ли любые слова Путина всерьез повлияют на кого-либо из неоконсервативного правительства Буша - правительства, не скрывающего собственного желания силой проводить политику, соответствующую лишь его узкому видению будущего нашего мира. Им не интересно, что в случае успеха такая политика приведет к подавлению тех народов, которые ей воспротивятся.

Примечательно, что сразу же после своего выступления, которое многие наблюдатели сочли предвестником новой эры в международных отношениях, напоминающей годы 'холодной войны', Путин отправился в турне по трем странам арабского региона, и начал с исторического визита в Саудовскую Аравию. Хотя эта поездка вообще-то задумывалась с целью наладить сотрудничество в таких областях, как энергетика, торговля и экономика, она наверняка напомнила ему о тех временах, когда Москва занимала на политической карте региона совсем другое место - времена 'холодной войны' и противостоящих друг другу альянсов. Дело в том, что свои позиции сдала не только Москва. Их потеряли и все те, кто до последнего дня играл на стороне Советского Союза. В некоторых из них были даже проведены меры по ограничению политики 'гласности', отличавшей эру бывшего президента Советского Союза Михаила Горбачева и ставшую началом конца его страны.

В то время Путин был одним из самых выдающихся агентов разведки, работавших под крышей КГБ. Этот факт не упустил из внимания Гейтс - сам бывший агент ЦРУ и специалист по оборонным вопросам Советского Союза, - сказавший на конференции в Мюнхене, что 'одной 'холодной войны' вполне достаточно', что мир не вернется к противостоянию воюющих блоков.

Как ни удивительно, Путин полностью проигнорировал сугубую ограниченность нынешних возможностей своей страны. Сегодня НАТО уже практически стоит на пороге России; идеология, с помощью которой популярность Советского Союза формировалась в гораздо большей степени, чем с помощью политических и идеологических методов, развалилась. Все, что осталось от той идеологии - память части арабской интеллигенции, надежды которой спасти Москву от того неизбежного, к чему она пришла, в свое время не оправдались.

В некотором отношении Москва все еще играет в нашем регионе роль, подобную той, что она играла раньше - кроме, естественно, нефтяных и иных экономических интересов. Россия всегда занимала позицию, противоположную политике Америки и Запада - какой бы эта политика ни была, - и, кроме того, старалась использовать ситуацию в арабском регионе и противостояние с Израилем для усиления собственных позиций на международной арене.

Хотя во время того противостояния Москва помогала арабам вооружаться, российское участие - с войны 1967 года до вторжения в Ливан в 1982 году - так и не привело ни к каким значительным переменам в балансе сил в регионе. Напротив, поддержка Москвой союзных ей режимов на самом деле больше помогала им репрессировать собственные народы по образу и подобию 'старшего товарища'. Некоторые режимы до сего дня остались верны этой политике.

Сегодня в воздухе снова чувствуется запах той старой советской политики, выражающийся во множестве вещей - от атомного сотрудничества Москвы с Ираном, которое способствует не разрешению, а лишь усугублению кризиса, до ее позиции по предложению создать в Ливане международный трибунал. От позиции России по блокированию его создания зависит судьба множества людей. Американский госсекретарь уже указывала на определенные противоречия с Москвой и говорила о некоторых политических шагах, отнюдь не способствующих укреплению всемирной стабильности - например, о продаже оружия Ирану и об использовании огромных энергоресурсов России для навязывания своей политики другим странам и манипулирования их решениями.

'Холодная война' окончена и навряд ли возобновится, это, конечно, правда. Однако еще немало следов уходят в то время: оба великих союзника продолжают эксплуатировать свои противоположные позиции по крупным кризисам на международной арене.

______________________________________________

Россия - уже не та, что прежде ("The New York Times", США)

Chutzpah в переводе на русский значит 'наглость' ("The Wall Street Journal", США)

Отчаянное стремление к сверхдержавному статусу ("The American Spectator", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.