From The Economist print edition

В Грузии, как и в любой стране, славящейся артистами и режиссерами, политику тоже играют - словно спектакль. Двадцать восьмого сентября Проспект Руставели в Тбилиси в очередной раз запрудили демонстранты. Конечно, никакого сравнения с событиями четырехлетней давности, 'революцией роз' - протестующие и числом поменьше, и возрастом постарше, - но оппозиция, выведя народ на те же улицы, по которым шли революционеры в ноябре 2003 года, послала президенту Михаилу Саакашвили тревожный и сильный сигнал.

Человек, арест которого по обвинению в коррупции побудил людей выйти на улицы - бывший министр обороны Ираклий Окруашвили. Ему всего 33 года, он даже младше, чем сам Саакашвили - и гораздо более горяч. Не так давно он обещал встретить Новый год в Цхинвали, столице отколовшейся от Грузии Южной Осетии, а в прошлом году Саакашвили его уволил.

На несколько месяцев Окруашвили затаился, а затем выступил с сенсационными заявлениями против своего бывшего начальника, обвинив его в убийстве грузинского медиамагната Бадри Патаркацишвили и публично усомнившись в том, что в 2005 году тогдашний премьер-министр Зураб Жвания скончался, как было официально заявлено, от несчастного случая.

Не это еще не самые серьезные обвинения. Наибольший вред Саакашвили могут нанести заявления Окруашвили о коррупции в ближайшем окружении президента. Саакашвили всегда строил свой имидж на позициях борьбы за честную власть и против кумовства, а обвинения, с которыми выступил Окруашвили, заставляют думать, что его просто отверг некий замкнутый клан, попирающий закон всякий раз, когда закон противоречит его интересам. Своим выступлением Окруашвили заронил в умы грузин немало острых вопросов, на которые власти придется отвечать. А Саакашвили хотя и назвал его 'непростительной ложью', прямого ответа на поставленные вопросы не дал.

В общем и целом, молодая команда Саакашвили провела в Грузии положительную трансформацию: увеличилась собираемость налогов, государственный сектор экономики подвергся полной перестройке. Однако противники президента заявляют, что иногда власть, предпринимая какие-то меры, предпочитала не следовать установленным процедурам: чиновников, обвиняемых в коррупции, арестовывали прямо перед телекамерами и заставляли платить штрафы напрямую в государственный бюджет; над заключенными издевались; жители и хозяева магазинов в Тбилиси неоднократно жаловались, что при перестройке города власть совершенно не учитывает их интересы; кроме того, лидеры бескровной революции выводят свою довольно бедную страну на одно из первых мест в мире по темпам роста оборонного бюджета.

Арест Окруашвили стал раковиной, в которой слой за слоем вырастает недовольство. Объединились между собой уже восемь оппозиционных группировок. Саакашвили теряет ауру единственного настоящего лидера страны. Если в прошлом ему неплохо удавалось противостоять критике, поднимая крик и распевая победные песни, то сейчас ему придется осваивать новый политический репертуар - давать трезвые ответы на неудобные вопросы.

____________________________________________

Грузия с высоты президентского полета ("Bloomberg", США)

Безумству храбрых в Грузии песен не поют ("Час", Латвия)

Три ножа в спину Саакашвили ("Telegraf", Латвия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.