From Economist.com

Привычные понятия времен 'холодной войны' - как старая одежда: не модно, зато удобно. 'Запад' не совпадает с географическим западом; 'Восточная' Европа находится не на востоке Европы, а 'Центральная' - не в центре.

Эти определения и раньше не были хорошо обоснованными; чтобы убедиться в этом, достаточно одного взгляда на карту или некоторых познаний в области истории. НАТО, формировавшаяся как союз якобы 'западных' и 'демократических' стран, включает Грецию и Турцию, находящиеся на восточном краю европейского континента, а заодно - те самые мелкие страны, которые в противостоянии тоталитаризма и свободы играли за тоталитаристов.

Понятие 'Востока' - огромного пространства, простершегося от Богемии до Берингова пролива, - казалось несколько более осмысленным, однако частично оно располагалось западнее стран 'Запада'. Финляндия и Швеция - 'западные', но политически нейтральные. Югославия тоже была нейтральной, но 'западной' не считалась.

Когда-то употребление термина 'Центральная Европа' говорило о некоторой смелости; будто бы, помимо 'железного занавеса', существуют и другие разделения, будто бы Венгрия, Австрия и Словения имеют больше общего в плане культуры, истории и менталитета друг с другом, чем с союзниками по политическому противостоянию. Теперь, однако, этого термина не слышно вообще нигде - разве что в прогнозах погоды.

'Новая Европа' - термин, наспех придуманный для обозначения стран бывшего коммунистического блока, имеет довольно мало смысла. Польша, например, существует как государство с 966 года, а Германия появилась на политической карте только в XIX веке, и кого из них следовало бы отнести к 'новым'? Даже термин 'новые демократические стран' далек от истины, ведь конституция Польши, принятая в 1791 году (первой в Европе!), сделала эту страну пионером демократии на континенте. А восемь 'новых членов Евросоюза' перестали быть новыми после присоединения Болгарии и Румынии.

Конечно, придираться проще, чем придумывать. Но я попробую что-нибудь придумать. Вот, например: давайте запретим слово 'демократия'. Все равно его затерли до полной непригодности. Недавно Владимир Путин назвал себя 'демократом чистой воды'. А еще вспомним полное название Северной Кореи: Корейская Народно-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ Республика. Или, например, Германская ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ Республика. Да, в наше время демократия часто означает махинации с выборами и власть бандитов.

Вместо 'демократии' лучше говорить о правопорядке, свободе и гражданственности. Правопорядок - это такое положение, при котором исполнительная власть действует по определенным правилам, соблюдение которых обеспечивается независимыми и внешними по отношению к ней силами. Другими словами, такое положение дел, при котором можно подвергнуть импичменту даже президента. Правопорядок - необходимая основа для частной собственности, надежных контрактов и соблюдения гражданских прав.

Свобода - понятие более широкое. Свобода означает, что граждане имеют возможность протестовать против того, что их не устраивает, как в индивидуальном, так и в массовом порядке, не боясь санкций со стороны тех, на кого обращен протест. Свобода подразумевает возможность писать в газетах (или выпускать собственные) и вступать в группы активистов (или создавать собственные).

Гражданственность - вещь даже еще более важная. Под гражданственностью подразумевается то, что ни личная выгода, ни семейные связи не должны безраздельно править страной, а также то, что слепой патриотизм не должен становиться единственной возможной основой лояльности государству. Именно гражданственность позволяет создавать сильные общественные институты, в том числе на добровольной основе. Благодаря гражданственности общество становится способным к самокритике и самосовершенствованию, а жизнь людей становится безопаснее, комфортнее и эффективнее.

Таким образом, нам нужен термин, который позволил бы охватить понятия правопорядка, свободы и гражданственности и заменить некорректный термин 'Запад', отдающий к тому же привкусом колониализма, самодовольства и культурного снобизма.

Пожалуй, лучшим кандидатом на роль общепринятого термина является придуманное Карлом Поппером и активно продвигаемое Джорджем Соросом словосочетание 'открытое общество'. Особенно хорошо оно тем, что к нему легко придумать антоним: 'закрытое общество'.

Хорошо продуманная терминология означает более ясное мышление, но еще не гарантирует победы. Счастливые восьмидесятые миновали, а их достижения кажутся хрупкими и ненадежными. Закрытые общества поднимаются, а открытые деморализованы. Доходит до того, что меняется сама постановка вопроса: не 'когда ценности открытой Европы победят?', а 'выживут ли они вообще'?

__________________________________________

Пять мифов о старой больной Европе ("The Washington Post", США)

Европа должна отстаивать свои права в мире ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.