Президент России Владимир Путин находится в Иране, и мир напряженно ожидает изменений на стратегической карте региона. Но произойдет ли это? В последние месяцы Путин по разным поводам бросал вызов Западу, надеясь придать энергии российскому национализму. После выборов 2008 г., когда будет исчерпан его конституционный лимит в два президентских срока, он, вероятно, станет премьер-министром России. Он был в Саудовской Аравии, расширяет отношения с арабскими странами Персидского залива и весьма настойчиво защищает право Ирана вести ядерные разработки, чему противятся Соединенные Штаты и Европа.

Иранцы могут не выражать бурного восторга по поводу визита, но они хотят от него больше практических шагов в поддержку своей ядерной программы - таких, как завершение строительства атомной электростанции в Бушере. Они приветствуют его позицию по вопросу возможного американского вторжения в Иран, которое Россия считает неприемлемым, так же, как и соседи Ирана. По сути, именно эта тема будет центральной в ходе его визита. Россия без труда присоединится к арабским странам Персидского залива и таким соседям Ирана, как Пакистан и Индия, в осуждении использования силы в качестве политики в отношении Ирана. Кроме того, будучи членом Совета Безопасности ООН, обладающим правом вето, Россия может значительно усилить решимость Ирана, не желающего уступать Западу, поскольку без ее одобрения ООН не сможет принять решение о вторжении в соответствии с Главой VII Устава или любых других болезненных санкциях против этой страны.

Иранцы должны были обратить внимание на политику Путина, бросающего вызов Западу. Он выступает против планов США по размещению 'ограниченной системы противоракетной обороны' в Чехии и Польше, недавно приостановил выполнение Россией Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и резко возражает против окончательного размежевания на Балканах. Он показал, что зависимость Европы от российских трубопроводов, по которым она получает 25 процентов используемой нефти [так в тексте - прим. пер.] может быть использована Москвой в качестве политических рычагов для демонстрации силы России в отношении Запада после распада Советского Союза, который, через своих союзников по Варшавскому договору, реально участвовал в силовой игре в Европе.

Президент Джордж Буш открыл для России новые возможности на Ближнем Востоке, совершив ряд серьезных ошибок в регионе, где позиции Советского Союза были крайне слабы. Лояльность стратегических союзников США под вопросом; более того, в странах региона ширится недовольство политикой Вашингтона, что играет на руку Ирану и третьим сторонам, готовым вести на Ближнем Востоке тонкую внешнюю политику. Поэтому ожидается, что президент Путин будет опираться на консенсус среди арабских стран, считающих, что вторгаться в Иран не нужно, но не встанет на сторону Тегерана против арабов, опасающихся иранского экспансионизма. Серия стратегических решений на Ближнем Востоке и в соседних регионах поможет ему проложить успешный курс.

Союзнические отношения Пакистана с арабскими странами Персидского залива являются не продуманной политикой, а закономерным результатом жизненно важных связей с рынком труда этих стран. Он заявляет о своем нейтралитете, хотя в прошлом воспринимался [Ираном] как один из элементов арабской угрозы. Однако Пакистан решительно высказался против американского вторжения в Иран и связал свое будущее с Ираном, разрабатывая совместный проект трубопровода. С другой стороны, Индия, которая сначала сблизилась с Ираном, Китаем и Россией в рамках негласного антиамериканского союза, а затем вошла на иранский рынок в качестве крупного инвестора, теперь вынуждена придавать большее значение своей ядерной сделке с Соединенными Штатами и только что провела совместные военные учения с НАТО в Бенгальском заливе. Наконец, Китай с его экономической зависимостью от США и ЕС, которые сегодня почти сравнялись по объему импорта из Китая, действует в регионе более осторожно, тихо скупая его будущие энергоресурсы и не задавая себе каких-либо постоянных стратегических правил.

Наиболее вероятно, что президент Путин продолжит действовать в духе осторожных заявлений по иранской ядерной программе, пользуясь преимуществами, которые дает в сфере пиара неприятие американского присутствия в Ираке. Между тем, если удастся убедить иранцев поверить в то, что Россия является противовесом Америке, то его все более националистический электорат несомненно решит, что Россия вновь стала сверхдержавой, каким был Советский Союз. Таким образом, в эпоху после окончания 'холодной войны' стратегическая карта Ближнего Востока будет характеризоваться внешнеполитическим 'дуализмом'. При такой конфигурации Америка сохранит свое господство, но поддержка со стороны соседей [Пакистана] по региону, по-прежнему привязанных к западным рынкам, будут все менее однозначной.

_____________________________________

Путин умиротворяет Тегеран ("Haaretz", Израиль)

Смысл визита Путина в Тегеран ("Time", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.