From The Economist print edition

В Казахстане хлеб - не просто один из основных продуктов. Его едят с каждым блюдом. Для многих бедняков он может даже являться этим основным блюдом. Хлеб также символ гостеприимства. Когда президент Нурсултан Назарбаев ездит по стране, его всегда встречают молодые девушки в национальных костюмах с хлебом-солью.

Поэтому когда цены на хлеб ползут вверх, или буханки исчезают с полок магазинов, что и произошло в этом месяце, казахи начинают беспокоится. Когда другие основные продукты питания тоже дорожают, настроение у народа резко ухудшается. Недавно цены на хлеб возросли на 30 процентов, а на сахар, муку и подсолнечное масло они за считанные дни удвоились или даже утроились. Эта ситуация мгновенно пробудила воспоминания о тяжелых временах гиперинфляции, наступивших в постсоветскую эпоху в начале 1990-х годов. Народ инстинктивно бросился закупать продукты впрок. К 20 октября люди опустошили полки магазинов Астаны и других городов на севере страны.

Это поставило руководство Казахстана в крайне затруднительное положение. В это же время ряд банков стал испытывать серьезные проблемы, что привело к тому, что агентство Standard & Poor 8 октября понизило суверенные кредитные рейтинги Казахстана. Внутренний продовольственный кризис с политической точки зрения более опасен для авторитарного руководства страны, чем финансовый кризис, вину за который можно частично списать на колебания на международных рынках. Пожилые люди с горечью говорят о том, что даже в суровую эпоху Иосифа Сталина хлеб у них был всегда. Ветераны советской войны в Афганистане хотят, чтобы их пенсии увеличили в три раза. Даже пребывающая в коме оппозиция, которая исчезла с политического горизонта после того, как не смогла получить даже одного места в парламенте в результате выборов в августе, организовала 20 октября в Астане многолюдную демонстрацию протеста против повышения цен.

Правительство перешло на режим антикризисного управления и предприняло ряд шагов. Оно очень быстро нашло козлов отпущения: во всем виноваты 'спекулянты', которые якобы произвольно устанавливали цены, т.е. поставщики товаров на рынки и в магазины. Правда, главный экономист Всемирного банка по Казахстану Джон Литвак (John Litwack) считает, что проблема скорее возникла в результате роста цен на мировых рынках и паники среди населения, чем из-за монопольного или картельного сговора. Соседняя Россия взяла под государственный контроль цены на основные продукты питания.

Министерству индустрии и торговли Казахстана было поручено разработать план создания резервов продуктов питания для стабилизации цен в будущем. На этой неделе был остановлен экспорт подсолнечного масла из страны. Премьер-министр Карим Масимов провел инспекцию магазинов в Астане и заявил, что с дефицитом покончено. Но народ все равно гневно задается вопросом, чем, собственно, занимается правительство. Если однопартийный парламент, рекордный урожай зерна и перспективы удвоения к 2015 году объемов производимой нефти не могут предотвратить подобные скачки цен, что же тогда может?

___________________________

Казахстан ("The Wall Street Journal", США)

Не совсем образцовая демократия ("The Independent", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.