From the Economist Intelligence Unit

Президент Киргизии Курманбек Бакиев, получив по новой конституции расширенные полномочия, распустил парламент и назначил досрочные выборы на 16 декабря. Вероятно, этим и кончится борьба между президентом и парламентом, не прекращающаяся с самой 'тюльпановой революции'. Будут ли созданы условия для политической стабильности - вопрос отдельный. Новое избирательное законодательство предусматривает возможность преодоления регионализма, однако повторение тех нарушений, с которыми проводился последний референдум по конституции, может привести к тому, что новый парламент не будет отражать волю народа.

После того, как в марте 2005 года в результате 'тюльпановой революции' был свергнут президент Аскар Акаев, Киргизия непрерывно находилась в параличе из-за соперничества между новым президентом Курманбеком Бакиевым и его противниками в парламенте. Большую часть уходящего года стороны спорили из-за новой конституции. 21 октября проект основного закона был наконец-то одобрен и подтвержден на референдуме 76 процентами голосов. Явка составила 82 процента; эта подозрительно высокая цифра наводит на мысли о возможных подтасовках.

Выйти из тупика

Новая конституция была написана с целью положить конец борьбе между ветвями власти. В целом она предусматривает передачу части полномочий от правительства к президенту, который также получает право назначать и увольнять судей. Оппозиция уступила требованиям Бакиева в обмен на поправки к избирательному законодательству. Последние парламентские выборы в Киргизии, омраченные подтасовками и напрямую приведшие к свержению Акаева, проводились по системе одномандатных округов (кстати, избранный в результате парламент работал и после революции). Теперь депутатов будут избирать только по партийным спискам.

Данная система теоретически должна обеспечить более представительный парламент. Одномандатная система, особенно в условиях нарушений, может привести к тому, что партия, пользующаяся поддержкой лишь 35-40 процентов населения, получит подавляющее большинство. В то же время высокая проходная планка обеспечит данной партии минимум конкуренции.

Кроме того, по новой конституции президент лишается права распускать парламент на основе 'непреодолимых трудностей'. 22 октября, на следующий день после проведения референдума, Бакиев распустил парламент, воспользовавшись тем, что конституция еще не вступила в силу, и назначил досрочные выборы.

Можно предположить, что этот шаг со стороны Бакиева стал попыткой положить конец политическому параличу в стране и нанести удар по противникам. Он уже создал пропрезидентскую партию 'Ак жол' ('Светлый путь'), которая, вероятно, и получит большинство голосов на выборах. Возможно, президент заручится поддержкой Социал-демократической партии, возглавляемой бывшим премьером Алмазбеком Атамбаевым. Казалось, что все прочие оппозиционные партии будут бороться за преодоление пятипроцентного барьера по отдельности, однако за день до окончания срока приема заявок был зарегистрирован оппозиционный блок 'Ата-Мекен'. Оппозиционные партии объединились перед выборами, так как по отдельности они могут вовсе не пройти в парламент.

Новости или дежа вю?

Сторонники Бакиева утверждают, что шаги президента способствуют стабильности и объединению киргизского общества. Акаева свергли потому, что он опирался в основном на кланы с севера страны и напрямую покровительствовал им; после сфальсифицированных выборов 2005 года возмущенный юг (откуда родом Бакиев) вышел на улицы Бишкека. Проблема в том, что ресурсов страны едва хватает на обеспечение потребностей различных конкурирующих друг с другом кланов, в то время как преданность клану и региону среди граждан намного сильнее, чем чувство национальной идентичности.

Бакиев утверждает, что выборы вынудят политиков бороться друг с другом на поле идеологии, а не традиционного для страны регионализма и трайбализма. Новое законодательство гарантирует права представителям меньшинств, женщинам и молодым гражданам, что, без сомнений, является значительным шагом вперед. В то же время конституция сильно поднимает авторитет президента. Предполагается назначать в сельские районы президентских представителей, которые будут снабжать его информацией. В новой конституции более грамотно разграничиваются полномочия президента и парламента, благодаря чему, вероятно, удастся покончить с мучительной ситуацией двоевластия. Кроме того, Бакиев предложил представителям оппозиции несколько должностей в правительстве.

Противники Бакиева заявляют, что президент хочет только захватить побольше власти и притеснить оппонентов. Назначив досрочные выборы, он якобы надеялся застигнуть оппозицию врасплох и не дать ей времени на консолидацию. Но если Бакиев действительно хотел именно этого, то его план не сработал.

Тем не менее, оппозиционные партии опасаются, что против них будет вестись нечестная игра. Возможно применение административного ресурса, включая махинации с регистрацией кандидатов, пристрастным освещением выборов в СМИ, централизованные призывы голосовать за проправительственных кандидатов и вмешательство в процесс голосования и подсчета голосов. Все эти нарушения были зафиксированы независимыми наблюдателями еще на конституционном референдуме; похоже, что никакого расследования не ведется, и виновные не будут наказаны. Таким образом, нет оснований ожидать от новых выборов, что они будут проходить честно.

Диссидентство или конформизм?

Похоже, что трудности с пересечением властных полномочий разрешены, а справедливые выборы заложат основу политического прогресса в Киргизии. Распущенный парламент никогда не стал бы сотрудничать с Бакиевым, так как он был избран в условиях гегемонии Акаева, которого Бакиев сверг. То, что этот парламент продолжал функционировать, само по себе странно, ведь страна поначалу собиралась начинать жизнь с чистого листа.

Тем не менее, перспектива сформировать законодательный орган, который действительно отражал бы политические взгляды населения, остается пока под вопросом. Несомненно, Бакиевым были предприняты в данном направлении определенные шаги, включая некоторые назначения, а также предоставление гарантий представителям меньшинств. Однако, если правительство обеспечит сторонникам президента легкую победу, а оппозиция будет уничтожена или сокращена до символических размеров, то структурной основы для восстановления стабильности в стране не будет.

В 1990-х годах Киргизию много хвалили за самый высокий в СНГ уровень политического плюрализма и гражданских свобод. Если Бакиев намеревается восстанавливать стабильность путем монополизации власти, как это принято в странах СНГ, то есть путем укрепления власти президента и сведения роли парламента к минимуму, то стоит задаться вопросом, хватит ли ему ресурсов, чтобы подкупить оппозицию (как Нурсултан Назарбаев в Казахстане), или же он рассчитывает заткнуть ее полицейскими мерами, как Ислам Каримов в Узбекистане?

________________________________________

Пожалуйста, без тюльпанов ("The Economist", Великобритания)

Что зацветет после тюльпанов Киргизстана? ("The Washington Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.