Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель Владимир Пламадеала, за что мы ему крайне признательны

___________________________________________________________

17-го февраля, край Косово в одностороннем порядке провозгласил независимость.

Почти десять лет спустя после столкновений между косовскими повстанцами и сербскими органами правопорядка, которые обвиняли друг друга в военных преступлениях, боевым действиям был положен конец неуполномоченным вмешательством НАТО.

Тогда резолюция ООН N 1244 подтвердила и гарантировала территориальную целостность Сербии. Несмотря на эти гарантии и переговоры между Белградом и Приштиной по определению статуса Косово, односторонняя декларация об отделении Косово не стала сюрпризом, так как США неоднократно заявляли о намерении признать независимость этой сербской провинции.

Получив такие заверения от единственной оставшейся супердержавы, косовские албанцы превратили переговоры в фарс, отвергая все предложения Сербии и настаивая лишь на независимости.

Несмотря на название, объявление сепаратистской провинции от 17-го февраля может по праву быть названа "Декларацией зависимости". Она предоставляет администрации ЕС полномочия шире, чем у косовского парламента, в том числе право блокировать любое его решение. Не упоминая об этом прямо, декларация подтверждает статус Косово как протектората США и ЕС.

Отставив в стороне геополитические симпатии и антипатии, с точки зрения международного права, такое образование не может быть названо независимым государством в настоящем смысле слова.

Так, статья 1 Конвенции Монтевидео, которая перечисляет атрибуты государственности, предусматривает, что для того, чтобы считаться государством, территориальное образование должно иметь эффективное правительство, которое осуществляло бы функции над определенной территорией и населением. Логически, территориальное образование может считаться независимым лишь в случае, если его правительство не является прямо зависимым от другой структуры, как в случае с Косово.

Приднестровье представляет другой классический случай зависимого территориального образования, которое не может именоваться независимым государством и быть признанным в качестве такового. В случае с Косово, однако, ряд стран (хотя и не представляющих большую часть международного сообщества) решил признать фиктивную независимость.

Впервые с подписания Хельсинкского Акта, был проигнорирован и нарушен целый ряд принципов, которые обеспечили Европе относительный мир и порядок даже в условиях распада СССР, Чехословакии и Югославии, в частности - принцип неприменения силы, невмешательства во внутренние дела государств, решения конфликтов исключительно путем переговоров, и, самое главное, принцип нерушимости границ.

Взамен, другой принцип - принцип самоопределения - был поставлен во главу угла.

До Косово, право на самоопределение признавалось только за народами в процессе деколонизации, никак не за меньшинствами. Именно поэтому юристы и политики квалифицируют признание Косово как опасный прецедент.

Когда в начале 90-х Евросоюз создал так называемый Комитет Бадинтера. Этот орган, ставящий перед собой цель выработать единую позицию по признанию югославских республик, вывел из теории и практики международного права три принципа, регулирующие право на самоопределение: 1) те, кто ими руководствуется, должны представлять нацию или народ; 2) государство, от которого происходит отделение, должно быть виновным в грубом и продолжающемся нарушении прав этой нации или народа; 3) не должно оставаться никакого другого выхода, по национальному и международному праву, кроме отделения.

Следует отметить, что албанский народ уже имеет собственное государство - Албания. Права албанцев, ставших большинством в Косово, уже не нарушаются сербской стороной. Сербия превратилась в демократическое государство, народ которого с 2000-го года выбирает проевропейские правительства, она выразила сожаление по поводу тех перекосов, которые были при правлении Милошевича, и мирно отпустила последнюю республику федерации - Черногорию.

А по другую сторону административной границы косовские албанцы-мусульмане переизбрали повстанческих лидеров, под управлением которых продолжился террор против меньшинств в Косово, колыбели сербской нации, более двухсот древних церквей и монастырей были сожжены и разрушены - величайший культурный геноцид, совершенный в Европе со времен Второй мировой войны. Таким образом, не имея основания юридического, косовские албанцы потеряли и моральное право на независимость.

И в отношении третьего критерия, отсутсвия иных решений, Косово не соответствует демократическим стандартам международного права. Как отмечалось, Белград предоставлял широчайшие полномочия как альтернативу одностороннему отделению, среди которых - полная автономия. Сербия претендовала лишь на контроль внешних границ и ведение иностранных дел, которые теперь, после провозглашения односторонней независимости, в любом случае не достанутся косоварам, так как Сербия и ее союзники навсегда заблокируют вступление Косово в международные организации.

Независимое Косово с самого начала было американским проектом, который будет реализовываться на деньги европейцев. Однако если насилие по отношению к косовским меньшинствам продолжится, а бедность и колоссальный уровень преступности не пойдут на спад, Европа может разочароваться в косовском эксперименте. Это позволило бы странам, сталкивающимся с проблемой сепаратизма, вздохнуть свободнее.

На сегодняшний момент все же никто не верит заверениям об уникальности ситуации в Косово. Каждый конфликт уникален по-своему, и международное сообщество замерло в ожидании - кто будет следующим?

Всего через несколько дней после провозглашения односторонней независимости, международное сообщество разобщено, а международный баланс правопорядка нарушен.

Международные отношения захлестнул настоящий хаос вследствие потери монополии ООН на узаконивание новых гособразований.

Кроме ослабления ООН, пострадало и единство Евросоюза. Отныне маловероятно, что такие государства как Кипр или Испания согласятся доверить Брюсселю внешнюю политику ЕС, рискуя против собственной воли предоставить столице Евросоюза прерогативу подписаться под противоречащими их национальным интересам решениями.

Позиция, занимаемая некоторыми мировыми державами в отношении грубого нарушения международного права должна заставить задуматься такие страны как Молдавия, которые сталкиваются с внутренними конфликтами. В этом отношении, твердая позиция, выраженная молдавским парламентом о непризнании Косово, выглядит логичной и последовательной.

Анахронизм появления протекторатов под покровительством "мировых держав" в 20-м веке должен заставить отечественную дипломатию делать ставку на предпочтение международного права заключению закулисных сделок. Как показывает пример Сербии, верного союзника Запада в обеих мировых войнах, геополитическая обстановка подвержена изменениям и маленькие страны зачастую становятся жертвами изменившихся обстоятельств.

В сложившейся ситуации нелишне напомнить Западу, что его сила и привлекательность зависят от того, будет ли он придерживаться принципов, которые сделали его таковым - справедливости, равенства и соблюдения суверенитета даже небольших государств.

Когда эти принципы уступают место другим интересам, моральный имидж и соответственно безопасность Запада дают трещину. Не исключено, что следующее косово возникнет именно там. Подмена международного права правом тех, кто стал большинством на определенной территории, может бумерангом ударить по сталкивающейся с серьезным демографическим кризисом Европе.

В сложившемся международном контексте нам не остается ничего, кроме упования на непохожесть косовского конфликта на приднестровский, с его отсутствующей этнической и религиозной составляющей, и приложения усилий по укреплению международного права и порядка.

_______________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Владимир Пламадеала

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

__________________________________

Косово: 'демографическое право' против международного права ("Flux", Молдавия)

Нация одна. Нация неразделима ("The New York Times", США)

Бикфордов шнур Косово ("Русская Германия", Германия)