В русском анекдоте, получившем популярность после распада Советского Союза, говорится, что Билл Клинтон заплакал и ушел, когда Бог сказал ему, что в Америке достойная жизнь будет только через 25 лет.

Когда Борис Ельцин спросил у Бога, когда достойная жизнь будет в России, Бог только с сожалением покачал головой. По мнению русских, это означает, что процесс займет бесконечно долгое время. Бывшая сверхдержава, некогда обеспечивавшая своим жителям определенные стандарты здравоохранения, образования и трудоустройства, в постсоветские времена столкнулась со спадом промышленного производства, гиперинфляцией, серьезной нехваткой потребительских товаров, бедностью, коррупцией и преступностью. Ничто не иллюстрирует национальное унижение русских в этот период лучше, чем картины длиннейших очередей за куриными ножками, которые Америка присылала России в качестве помощи.

Все это, однако, осталось в прошлом. Россия теперь действительно процветает. Объем ее экономики составляет 1,3 триллиона долларов, ее запас иностранной валюты достигает 480 миллиардов долларов, 144 миллиарда долларов из избыточных доходов от нефти и газа были отложены в стабилизационный фонд (не распределяющийся среди местных губернаторов). Доход на душу населения вырос до 9000 долларов, темпы роста валового внутреннего продукта составляют в среднем 7 процентов. Россияне покупают произведения искусства в лучших галереях, яхты, английские футбольные клубы. Во многих городах России открываются роскошные рестораны, отели, бутики ведущих модельных домов мира. Однако развитие российской демократии не успевает за ее экономическими трансформациями. В отличие от остальных развитых демократических стран, выборы здесь, в лучшем случае, процесс утверждения предложенных президентом кандидатур.

Именно так новым премьер-министром (так в тексте - прим. пер.) недавно стал Дмитрий Медведев. Манипуляции в ходе избирательного процесса привели к снятию с предвыборной дистанции кандидатов, наличие которых могло придать 'выборам' хоть какой-то намек на соревновательность. Государственным служащим было приказано проголосовать за 'наследника' Кремля, что должно было обеспечить посещаемость коронации. Это стало вершиной длительного процесса уничтожения политического плюрализма и концентрации экономической, социальной и административной власти в руках клана так называемых 'silaviki' (что означает, 'сильные люди'), состоящего из бывших сослуживцев президента Путина по КГБ. Под прикрытием борьбы с олигархами, нажившими в ходе проходившей при покойном президенте Ельцине приватизации огромные состояния, они противоправными методами и пристрастным применением закона реквизировали средства массовой информации и крупнейшую российскую компанию 'Газпром' у тех из олигархов, кто отказался держаться в стороне от политики. Многие олигархи сейчас находятся либо в тюрьме, либо в изгнании, остальные вынуждены держать рот на замке.

Хотя экономический успех России принято считать следствием мирового повышения цен на энергоносители, а Путина обвиняют в установлении автократического режима, тем не менее, не имеет смысла отрицать, что решительность, проявленная премьер-министром, в некоторых вопросах была необходима, чтобы избежать дальнейшего распада страны.

По сравнению с Россией в Нигерии демократия крепка. Наши выборы остаются соревновательными, несмотря на высокий процент фальсификаций, а наши суды отстаивают свою независимость, невзирая на все попытки правящей партии. Тем не менее ситуация в России может послужить важным уроком того, во что могут превратить реформы как самоуверенные правители, подогреваемые ростом цен на нефть, так и лидеры, помешанные на 'законности'. Во-первых, направленность на 'развитие' не извиняет авторитарных методов и цепляния за власть. Как и в России, нигерийские борцы за развитие много на себя брали и мало отдавали - постоянно придерживаясь принципов открытости, можно было провести намного больше реформ и серьезно ускорить процесс роста. Во-вторых, те, кто чересчур активно прибегает к критике или оправданию деяний предшествующего режима как к легитимизирующей стратегии, рискуют начать использовать преступления прошлого для сокрытия собственных. Репутация правительства должна основываться на том, что оно может предложить людям, а не на борьбе с ошибками предшественников.

Безусловно, преданность законности - вещь крайне полезная, если она искренна, не носит чисто риторического характера и не является дымовой завесой, за которой скрываются пассивность и отсутствие идей.

________________________________________________

Опасности петрократии ("The New York Times Magazine", США)

Сегодняшняя Россия во всем отличается от России допутинской ("The Post", Пакистан)