From The Economist print edition

Семнадцатого февраля, когда край Косово объявил о своей независимости от Сербии, пессимисты тут же начали предсказывать политические бури и всплески насилия. И вот месяц спустя, их предсказания, судя по всему, сбываются: 18 марта полиция Организации Объединенных Наций штурмом взяла захваченное косовскими сербами здание суда на севере города Митровицы, где сербы живут по разные стороны реки с албанцами. Десятки человек были ранены, один украинский полицейский погиб, техника ООН была подожжена. ООН отвела свои силы; остались только войска НАТО.

Понятно, что произошедшее касается далеко не только конкретного здания и конкретных людей. Ветон Суррои (Veton Surroi), которого де-факто считают министром иностранных дел Косово, заявил, что речь идет о борьбе 'различных сил' за реальный контроль над краем.

В Косово живет около двух миллионов человек. На 90 процентов население этнически албанское - сербов в крае остается около 120 тысяч, и основная их масса живет на севере края. Албанцы уже давно добивались полной независимости; Сербия же настаивает на том, что край был и навеки останется сербским. В своем упорстве Сербия пользуется поддержкой России. На сегодняшний день Косово поддержали почти тридцать стран, включая США и большинство государств Европейского Союза.

Объявив о своей независимости, власти Косово обещали придерживаться плана, разработанного бывшим президентом Финляндии Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari). Согласно этому плану, сербские районы Косово должны получить широкую автономию, а миссия ООН, которая осуществляет здесь международное управление с окончания войны 1999 года, в течение 120 дней передает управление властями края двум новым миссиям, которые должен сформировать Европейский Союз.

Министр иностранных дел Швеции Карл Бильд (Carl Bildt), старый специалист по Балканам, склоняется к такой трактовке проблемы:

- Решение пока не найдено, и роль ООН окончательно не определена.

В последний месяц и дипломаты, и политики никак не могут понять, что же им все-таки следует делать и сколько власти им все-таки дадут. Сербские власти стараются установить собственный контроль над сербскими районами Косово - именно поэтому они и подстрекали сербов занять то здание суда в Митровице. Сербам прямо приказывали не подчиняться ни косовской полиции, ни другим институтам власти. Мало кто решится сделать по-другому; таких ждет возмездие со стороны соплеменников.

Европейский Союз заявил, что 'обратный отсчет' 120-дневного периода уже начался. Однако ооновская миссия не получила из Нью-Йорка никаких указаний и поэтому не планирует никому передавать свои полномочия. По словам нашего высокопоставленного источника в Брюсселе, сейчас планируется, что власть ООН над Косово будет постепенно 'размываться' и закончится 'как бы сама по себе, а не как результат внешних действий'. Правительство, избранное народом так называемого 'собственно Косово', то есть районов, контролируемых этническими албанцами, пока никак не определяет свою позицию, чтобы не раздувать пламя насилия.

Когда столкновения в Митровице прекратятся, в Косово образуется очередная зона замороженного конфликта: в сербских районах реальной властью будут обладать пока что сербские власти, а в остальных - в общем-то, непонятно кто. По словам Суррои, такое положение буквально 'высасывает политическую энергию из косовского общества' и может на годы вперед изуродовать нормальную политическую жизнь как для Косово, так и для Сербии. Он считает, что сейчас наступил 'опасный период, требующий немедленных решений'.

В Сербии 11 мая пройдут парламентские и местные выборы. Сербия решительно намерена включить в свой состав сербские районы Косово. Которые - даже если там не произойдет чего-либо до этого момента - превратятся в очередную горячую точку.

______________________________

Несуществующая страна Абхазия готовится последовать примеру Косово ("The Independent", Великобритания)

Сербия - это их выбор ("The Times", Великобритания)

Бикфордов шнур Косово ("Русская Германия", Германия)