Возьмите какую-нибудь словацкую газету, и вы очень быстро ее прочтете, хотя впечатление будет гнетущее. В последние недели главные газеты выходят с пустыми первыми страницами в черной рамке. Делается это в знак протеста против нового закона о СМИ, который дает любому человеку, чье имя упомянуто в статье, большие права на не менее объемное опровержение. Международные журналистские организации выступили с резкой критикой этого закона. Они встревожены уменьшением свобод средств массовой информации в Восточной Европе.

Новый словацкий закон вступает в силу 1 июня. Если кто-то, чье имя упомянуто в газетной статье, пожалуется, редактор будет обязан напечатать ответ этого человека, если ему не удастся убедить суд вынести иное решение. Опровержение не может сопровождаться дополнительным редакционным комментарием. Отказ напечатать опровержение может повлечь за собой выплату большого штрафа. Право на ответ - обычное явление в целом ряде европейских государств, но словацкий закон - самый карательный, и представляет собой акт самоуправства.

Правительство, представленное коалицией популистов и националистов, утверждает, что закон повысит ответственность СМИ. "Он не ставит под угрозу свободу прессы. Он просто поднимает интересы общества над интересами издателей", - говорит министр культуры Марек Мадьярич (Marek Madaric). Средства массовой информации Словакии небезупречны. В готовящемся к публикации докладе Института "Открытое общество" (Open Society Institute), который финансируется Джорджем Соросом (George Soros), говорится о "плагиате, отказе вносить исправления и скрытых конфликтах интересов".

Однако есть основания для беспокойства по поводу того, как премьер-министр Словакии Роберт Фицо (Robert Fico) будет использовать этот закон. У него непростые отношения со СМИ, которые преследуют его за инертность и предполагаемую коррупцию. Он отказывается давать интервью, а порой даже не хочет отвечать на вопросы критически настроенных журналистов. Некоторые газеты он называет "проститутками". Ряд журналистов вспоминает мрачные дни 90-х, когда авторитарное правительство Владимира Мечиара (Vladimir Meciar) (он сейчас младший партнер Фицо по коалиции) поставило под угрозу вступление страны в Евросоюз и НАТО. (Справедливости ради надо сказать, что предшественник Фицо Микулаш Дзуринда (Mikulas Dzurinda), которого превозносили на Западе за его реформы, тоже ссорился с прессой, а один раз его даже обвинили в прослушивании телефонов оппозиционных изданий.)

Новый закон Словакии самый заметный во всем регионе. Однако самовольные юридические ограничения свободы прессы имеют место и в других странах. В Болгарии клевета на государственных и общественных деятелей (довольно обширная категория лиц, в которую можно включить и известных бизнесменов) является преступлением и наказывается штрафом. Журналистов там можно преследовать по закону и за "оскорбление чести и достоинства". В 2006 году в суд поступило 60 таких дел, а в 2007 году - 100.

В Румынии конституционный суд в прошлом году восстановил суровый закон о диффамации, который вносит в разряд противоправных деяний "оскорбление". Однако его воздействие на свободу прессы ничто по сравнению с тем, что большая часть главных средств массовой информации принадлежит трем политически активным магнатам, а также с вмешательством политики в публичное вещание. Американский посол в Бухаресте Николас Таубман (Nicholas Taubman) заявил, что "законодательной власти следует усилить свою собственную ответственность и подотчетность ... вместо того, чтобы мешать свободным СМИ заниматься законной деятельностью в Румынии, называя работу журналистов противозаконной и запугивая независимые средства массовой информации".

Все это - печальная новость для региона, который когда-то гордился возрождением свободы. И плохие законы - это только часть общей картины. В ежегодном докладе нью-йоркской лоббистской группы Freedom House, который выйдет 29 апреля, говорится, что в бывших коммунистических странах самыми быстрыми в мире темпами происходит относительное сужение свобод СМИ. Главной причиной этого называется ясно различимая политизация общественного вещания. Это сужение свобод сильнее, чем в Азии, Африке и Латинской Америке.

Так, Латвия переместилась в данной категории с 19-го на 22-е место, когда государство начало давить на общественное телевидение, чтобы то мягче освещало события в России. Словакия переместилась с 20-го на 22-е место, Словения с 21-го на 23-е, а Польша с 22-го на 24-е. Следящие за ситуацией в СМИ организации Сороса подтверждают оценки Freedom House. "Политики считают, что эти широковещательные станции должны "принадлежать им"", - говорит Мариуш Драгомир (Marius Dragomir), публикующий целую серию подробных докладов об общественном теле- и радиовещании в регионе. Поскольку цель вступления в ЕС успешно достигнута, политики теперь думают, что могут более свободно пользоваться плодами своей власти. Политизированное широковещание - удобный инструмент для манипулирования избирателями, особенно когда коммерческим телевидением заправляют твои друзья-магнаты.

Эти тенденции вызывают тревогу. Но все относительно. Недавно российская газета "Московский корреспондент" опубликовала широко распространившиеся слухи о якобы имеющей место любовной связи президента Владимира Путина и симпатичной гимнастки Алины Кабаевой. Когда Путин подверг резкой критике этот таблоид, который является родственным изданием оппозиционной "Независимой газеты", издатель без лишних разговоров закрыл его. Такое было бы немыслимо в новых странах Евросоюза из Центральной и Восточной Европы. По крайней, мере, пока.

___________________________________________________________

Когда вместо оружия стреляет слово ("Latvijas Avize", Латвия)

Интернет - последний островок свободы в России ("Le Temps", Швейцария)