From The Economist print edition

Что это было - храбрость или глупость, - зависит от точки зрения. Так или иначе, Литве (население - 3,5 миллиона человек) удалось подтолкнуть Европейский Союз (население - 500 миллионов) к тому, чтобы тот занял несколько более жесткую позицию по отношению к России. Сначала переговоры по новому соглашению о партнерстве (при том, что старое уже давно перестало действовать) откладывались из-за российского эмбарго на польское мясо. Потом, когда эмбарго отменили, возникло новое препятствие в виде требования Литвы ужесточить формулировки в области энергетики, сотрудничества судебных органов и отношений России с такими странами, как Грузия.

Евродипломаты обрушили на Литву шквал критики, называя ее действия несвоевременными и неподготовленными, а ожидания - неоправданно завышенными. Поговаривали даже, что из-за таких вот вещей страны 'старой Европы' и укрепляются в мысли о том, что в свое время совершили ошибку, допустив в свой клуб психованных и примитивных экс-коммунистов с востока. То, что происходило на некоторых министерских встречах, где поднимался этот вопрос, по меркам ЕС можно смело называть политическими баталиями.

Тем не менее, 27 мая наконец было достигнуто соглашение по новому переговорному мандату - с небольшими по объему, но существенными по содержанию изменениями в некоторых пунктах, которых и добивалась Литва. По словам чиновника одной из соседних стран, в мандате 'своевременно и правильно привлекается внимание к поведению России в Грузии'. Сами переговоры начнутся на июньском саммите Россия-ЕС в Сибири.

Но остается другой вопрос - насколько быстро эти переговоры пойдут. Германия хочет, чтобы все вопросы были решены - по крайней мере, в принципиальном плане - в течение года. С точки зрения Европейской Комиссии, а также стран, настроенных по отношению к России жестче, год - это слишком мало. В этом лагере хотят заключить более детальные соглашения, по которым России пришлось бы пойти на существенные изменения по таким серьезным вопросам, как энергетический монополизм, защита инвесторов и борьба с нелегальной миграцией. Взамен ЕС пообещает упрощение визового режима и условий расширения российских компаний на Запад.

Поскольку в некоторых странах отношения Германии с Россией считают слишком дружественными, они начинают проводить собственную политику. На этой неделе о собственном плане объявили Польша и Швеция. Он называется 'Восточное партнерство' и предусматривает всемерное расширения сотрудничества в торговле и других вопросах с Грузией, Украиной и другими заинтересованными странами.

Цель этого плана - воссоздать модель 'Вышеградской группы' четырех центральноевропейских стран, которая в начале 90-х годов помогала готовить коммунистические государственные системы к тогда еще совсем туманной перспективе членства в ЕС. Это первая европейская инициатива, в которую открыто включается Беларусь (пусть пока что и на чисто 'формальном' уровне). Кроме того, претендовать на преференции, даваемые таким партнерством - облегчение режима пересечения границы или участие в экологических проектах - могут и российские регионы, например Калининград.

Что ж, бывшая коммунистическая страна Польша и богатая нейтральная Швеция могут действительно создать хорошую комбинацию. У обеих стран решительные министры иностранных дел - Радек Сикорский (Radek Sikorski) и Карл Бильд (Carl Bildt), - и они хорошо понимают друг друга. Храбрость - вещь хорошая. Правда, не такая хорошая, как мозги.

_________________________________________

Европа должна найти ответ на ужесточившуюся позицию России ("The International Herald Tribune", США)

Члены ЕС сомкнули ряды перед лицом России ("Le Temps", Швейцария)

Новая холодная война? Мы еще к окончанию старой не привыкли ("The Guardian", Великобритания)