Арик Шарон спит глубоким сном. И нет в стране никого, кто бы мог завершить начатое им важное дело. Он далеко от нас. А все те, кто его поддерживал, танцуют шаманские пляски вокруг Газы-Хамастана, плачут и раскаиваются в содеянном.

"Ах, как мы ошибались! Как же мы не понимали, что нельзя отступать в одностороннем порядке, не заключив никаких договоренностей. Посмотрите, что с нами произошло! Малый Иран прямо у нас под носом". Ну и что?!

Одностороннее размежевание было самым важным политическим актом на Ближнем Востоке с тех пор, как Давид Бен-Гурион провозгласил о создании еврейского государстве в доме тель-авивского мэра на проспекте Ротшильда.

Принимая решение о реализации плана одностороннего размежевания, Ариэль Шарон руководствовался двумя принципиальными соображениями: если палестинцы захотят вести с нами переговоры - добро пожаловать; если же они начнут безумствовать - мы устроим им такое, что они запомнят это на всю жизнь.

В Газе палестинцы решили присоединиться к духовному братству "всемирного джихада", к тем, кто взорвал 11 сентября 2001 года башни торгового центра в Нью-Йорке, причислив себя таким образом к врагам рода человеческого. Именно поэтому в то время, когда ЦАХАЛ обрушил на Хамастан "Литой свинец", международные лидеры прибыли в Израиль, чтобы принять участие в коктейль-party.

Не стоит забывать, что происходит сейчас там, на юге. Газа задыхается. Мужчин заставили отрастить бороды. Женщин заставили одеться в стиле квартала Меа-Шеарим. Израиль перекрыл хамастанцам все вентили, но возможность смотреть телевидение все же оставил. Жители Газы могут наблюдать за строительством небоскребов в Рамалле, видеть переполненные кафе и торговые центры в Шхеме, иностранных туристов, посещающих Бейт-Лехем.

Прошло четыре года, упало несколько тысяч "Кассамов" - и дурацкое раскаяние за "грехи размежевания" стало уделом не только правых, но и левых. Нужна была договоренность, без конца повторяют они.

Но что можно сделать, если палестинские идиоты ничем не лучше идиотов израильских? Что можно сделать, если так и не появился палестинский Бен-Гурион, который сумел бы заткнуть рты своим кликушам, которые, так же как и наши, не прекращают свою мессианскую болтовню о земле предков, "заповеданной Богом на веки вечные". Что делать в таком случае? Ждать, пока арабы проглотят нас со всеми потрохами?

Эхуд Ольмерт изгнан из политики. Он был единственным государственным деятелем, который понимал глубину замысла Ариэля Шарона. Сейчас нет ни одного серьезного политика, который мог бы осуществить программу размежевания на Западном берегу. Ципи Ливни, точно также как и Биби Нетаньяху, верит в возможность заключения договора с палестинцами. Она тоже повторяет глупую мантру: "Партнер, партнер".

Или такую: "Пусть они признают еврейский характер нашего государства". "Еврейская земля никогда не будет юденрайн," - гневно восклицает Нетаньяху. Палестинцы, в свою очередь, продолжают исполнять свою старую песнь. А тем временем, все мы, живущие на этой земле 11 миллионов человек - евреи, мусульмане, христиане - приговорены к вечному аду.

Абу-Мазен никогда не будет петь с нами "Ха-Тикву". Он не подпишет ни одного соглашения, в котором он отказывается от Иерусалима. Существует только один шанс на подписание более или менее приемлемого договора. Размежевание. Угроза одностороннего отступления. Абу-Мазен знает, что произошло в Газе. Хамастан станет для него концом. Это будет концом для Палестины. Не для Израиля. А если одностороннее размежевание в итоге не приведет к соглашению с палестинцами? Не будет соглашения, но зато у нас появится шанс сохранить себя. Тоже неплохо.

Обсудить публикацию на форуме

____________________

Израиль подписал себе смертный приговор в одностороннем порядке ("Maariv", Израиль)

Израиль будет разрушен - итог предрешен ("Haaretz", Израиль)