Соединенные Штаты столкнулись с целым рядом военных угроз: это и Иран с его неуступчивым режимом; и притихшее, но не разгромленное движение ХАМАС; и все более ожесточенная война в Афганистане; и, конечно, Северная Корея.

Хотя стиль ведения политики при администрации Обамы, безусловно, изменился, ее содержание зачастую остается прежним.

В самом тяжелом случае - Северной Кореи - альтернативы шокируют своей неизменностью: это либо конфронтация, либо капитуляция. Они могут быть облачены в форму шестисторонних переговоров или 'гуманитарных жестов' (каждый, кто думает, что действия бывшего президента Клинтона - при всем их благородстве - не были пропитаны символизмом (мы не ведем переговоры с террористами) и, следовательно, не были 'политическими', поднимите руку), но существует безошибочная константа: либо мы даем отпор агрессивному, репрессивному и жестокому режиму, либо ведем переговоры и капитулируем, по крайней мере, отчасти, перед его требованиями.

Ким Чен Ир хорошо осведомлен о состоянии нашей великой страны. Он понимает, что мы опасно разбрасываем свои усилия, что наша социальная политика, по всей видимости, переживает трансформацию, а мы столкнулись с крупнейшей рецессией после Великой депрессии. Кроме того, наш президент стремится угодить лидерам всего мира, невзирая на то, что некоторые из них готовы сеять страх, террор и хаос в собственных странах. Вдобавок, Ким Чен Ир всегда славился эксцентричностью и наслаждается вниманием к своей персоне. Для дерзкого шага против США времени лучше, чем сейчас, не найти. В конце концов, он не будет жить вечно.

Хотя эта параллель не является точной, ситуация в Северной Корее напоминает чем-то ядерную угрозу, с которой имел дело другой молодой президент, также принадлежавший к одному из меньшинств.

В октябре 1962 г. Джон Кеннеди столкнулся с прямой ядерной угрозой со стороны жестокого режима, возглавляемого загадочным лидером. На саммите, проведенном незадолго до этого, Никита Хрущев угрожал Кеннеди, и ему нужно было найти способ утверждения позиций СССР в мире после Берлинского кризиса, который не дал внятных результатов, и унижения, которым стала атака США на единственный коммунистический режим в западном полушарии на Плайя-Хирон.

Хрущев действовал, исходя из позиции слабости. Советский Союз знал все о 'ракетном перевесе', которым Кеннеди громил республиканцев во время своей президентской кампании. И он знал, что этот перевес был в пользу Соединенных Штатов. Это, вкупе с американскими базами по периметру территории СССР, давало США явное ядерное преимущество.

Сегодня США обладают рядом ключевых преимуществ, аналогичных тогдашним: территория Северной Кореи окружена морями, на которых господствует Америка. Она граничит по суше и по морю с важными союзниками США - Южной Кореей и Японией, странами, гораздо более богатыми и населенными, чем Северная Корея. На вооружение этих стран и США поступают все более современные системы противоракетной обороны и продвинутые военные технологии. В ответ северокорейцы могут только негодовать и размахивать единственным оружием, которое потенциально может принести асимметричное преимущество: ядерным зарядом, желательно, установленным на ракету средней дальности, а еще лучше, на межконтинентальную ракету.

Урок недавней истории - речь идет об операциях 'Буря в пустыне', 'Свобода Ираку' и ядерных соглашениях с Индией - заключается в том, что только ядерный потенциал может обезопасить страну от американского нападения. В случае Индии он даже может оправдать особое отношение. Именно этого страстно желают северокорейцы.

Могут ли северокорейцы, по примеру Хрущева, совершить гамбит с целью радикального изменения равновесия сил в отношениях с США? В конце концов, именно это сделали в 1962 году Советы. Тогда они получили решительный ответ, но также гибкий подход к переговорам (Кеннеди согласился демонтировать несколько устаревших ракетных баз в Турции и, по сути, пообещал никогда не вторгаться на Кубу в обмен на вывод советских ракет).

Обладает ли администрация Обамы достаточной жесткостью и проницательностью, чтобы провернуть нечто подобное? Хотелось бы надеяться, но подтверждений этому немного.

Да, казалось бы, министр обороны Боб Гейтс навел порядок в Пентагоне, но среди осуществленных им сокращений оборонного бюджета - урезание средств на финансирование той самой системы ПРО, которая защитила бы Соединенные Штаты и наших союзников от северокорейской атаки.

До сих пор государственный секретарь Хиллари Родэм Клинтон получала высокие оценки, но недавно ей совершенно не удалось склонить индийцев к переговорам о глобальном потеплении, а при таком количестве 'экспертов', 'послов по особым поручениям' и прочих 'советников' невозможно не задуматься о том, что все дело, возможно, в недостатке управленческого опыта у президента. Совершенно очевидно, что пока ни одна из инициатив этой администрации не принесла успеха; если не считать таковым фотосессию престарелого и больного диктатора, отчаянно стремящегося укрепить свою власть перед неминуемой сменой режима.

Никто не хочет войны на Корейском полуострове, но и США не могут позволить себе безусловного и очевидного поражения. То, что нам представляется малозначительной угрозой, для наших японских и южнокорейских союзников является угрозой экзистенциальной. Мы должны разрядить ситуацию ради их безопасности. Это исключает проведение двусторонних американо-северокорейских переговоров, которых жаждет отшельническое царство. Это также требует укрепления отношений с нашими союзниками ради противодействия Северной Корее. Важно, что нашими 'почетными союзниками' в этом деле являются Китай и Россия. У обеих стран в регионе есть свои интересы, но только Китай обладает реальным влиянием в Северной Корее - и даже оно ограничено.

Администрации Обамы потребуется творческий и энергичный подход, чтобы вести такую дипломатию, которая требуется в данных обстоятельствах. Все мы можем надеяться на лучше, но простите, если я буду несколько скептичен. Пока еще в нашей внешней политике не было ни одного триумфа, если не считать мужества, проявленного в океане стрелками спецназа флота - оно достойно всяческой похвалы, но не является продуктом внешнеполитической команды Обамы.

Тем временем, Ким Чен Ир выжидает и планирует... что? Никто этого не знает, но, если он решит сделать 'большой сюрприз', как Никита Хрущев четыре с половиной десятилетия назад, то угроза может возникнуть жизни каждого из нас.

Обсудить публикацию на форуме

________________________________________________________

Не исключено, что Северная Корея ослабляет свою жесткую стратегию ("The Washington Post", США)

Северная Корея заявляет, что двери для переговоров с США всегда открыты ("Reuters", Великобритания)

Перебежчики: США должны опасаться мотивов Северной Кореи ("The Daily NK", Корея)