Центральная Азия (ЦА) является геостратегически и геоэкономически важным регионом, в котором пересекаются интересы таких мировых гигантов, как Россия, Китай, Запад (США и ЕС). Лидерам центрально-азиатских стран поневоле приходится лавировать, чтобы остаться при своих интересах - национальных, а зачастую и персональных.

Казахстан, Туркменистан и Узбекистан богаты нефтью и газом, поэтому являются желанными партнерами для Москвы и Пекина. ЕС строит планы диверсифицировать свой энергетический импорт. Америка заинтересована в том, чтобы ЕС получил доступ к центрально-азиатским энергоресурсам (а не покупал их у России), а также в том, чтобы как можно менее интенсивным был энергетический диалог Китая с государствами ЦА. То есть у США, в общем-то, на первом месте геополитический интерес.

Москва, разумеется, хочет, чтобы Центральная Азия как можно дольше оставалась к ней 'привязанной'. Какова ситуация сегодня? Сотрудничество с Узбекистаном идет успешно. Казахстан, оставаясь верным союзником Москвы, довольно интенсивно развивает энергетические связи и с Китаем. Энергетический диалог Москвы и Ашхабада в последнее время стал прерываться. Началось с того, что Россия отказала в поддержке газопроводу 'Средняя Азия - Центр'. Газпром хотел исключительных гарантий заполнения будущего Прикаспийского газопровода для последующих вливаний в российскую газотранспортную систему. Далее - кризис, он сократил спрос на газ в Европе, но Газпрому его приходилось покупать по цене прежней договоренности. Газопровод разъединил две страны. Ашхабад винил Газпром: Сейчас газопровод отремонтирован, но экспорт туркменского газа буксует. Поведение российских партнеров привело к тому, что Туркменистан, играющий определяющую роль в Прикаспийском проекте, дал согласие участвовать в строительстве альтернативного трубопровода - Транскаспийского, инициированного странами Евросоюза для поставки газа из Каспийского региона в Европу в обход России.

И все же позиции России в Центральной Азии по-прежнему прочны. Казахстан и Узбекистан намерены и дальше продавать свои энергоресурсы через Россию, у Туркменистана с Россией долгосрочный контракт на поставку газа: Правда, решающим фактором изменения ситуации может стать чрезмерная прямолинейность Москвы, а также грядущая смена режимов в Казахстане и Узбекистане.

Кроме того, все более агрессивна энергетическая политика Китая в отношении ЦА. В этом регионе вообще идет серьезная геополитическая борьба за доминирование, которая началась после распада СССР. Для США Центральная Азия - стратегический плацдарм против России, Китая, Ирана (в будущем - возможно, и против Пакистана).

Иметь базу в одной из центрально-азиатских стран весьма важно в связи с очагом напряженности в Афганистане. Россия, разумеется, не заинтересована в длительном нахождении Америки у себя под боком. Как, впрочем, и Китай. Любопытно, что, говоря об организаторах недавних сепаратистских волнений уйгуров в провинции Синцзянь, Пекин намекал на Вашингтон. Однако как Москве, так и Пекину выгодно, что афганскую проблему решают американцы - у России и Китая нет ни желания, ни достаточно серьезных возможностей вмешиваться.

Бишкек за 2 миллиарда, полученные от Москвы, все же окончательно не избавился от американской авиационной базы в Манасе. Объект просто получил другой статус, а военные остались. Москва разрешила этот шаг Бишкеку в обмен на какое-то решение со стороны США? Например, на отказ от перевооружения Грузии и прекращение форсирования членства Грузии и Украины в НАТО? К тому же, в Киргизии близились президентские выборы, результаты которых были заранее известны, а вот последствия - нет, ведь американцы могли подстрекать киргизских оппозиционеров к тому, чтобы они снова вывели народ на улицы.

Москва не может до конца доверять президенту И. Каримову, который неохотно идет на сотрудничество в рамках КСОР. Узбекистан приостановил свое членство в ЕврАзЭС, все чаще 'флиртует' с ЕС и США. Не радуют и отношения с Таджикистаном, который отнюдь не рад перспективе решать вопросы водных ресурсов на региональной основе и сетует на 'мелкий поток' российских инвестиций. Не считать же серьезными инвестициями переводы из России от таджикских 'гастарбайтеров'... Практически самым надежным партнером России сегодня во всех стратегически областях следует назвать Казахстан.

У американцев, по здравому размышлению, недостаточно возможностей в ближайшее время закрепиться в Центральной Азии. Во-первых, этот регион находится на периферии внешней политики США, во-вторых, нет серьезной стратегии, да и, в-третьих, не хотят американцы увязать в азиатских внутриполитических процессах.

У России сегодня больше шансов, чем у других крупных игроков мировой политики, на то, чтобы доминировать в регионе ЦА. Все еще сохраняются важные рычаги: экспорт энергоресурсов через российскую территорию, рабочие места в России (главным образом - в Москве), широкое использование русского языка в ЦА и др. Однако влияние Москвы постепенно слабеет, особенно среди молодежи, которая все чаще едет на учебу в Америку, Турцию, Китай и все больше мыслит национальными категориями.

Если Москва 'не подсуетится', может случиться так, что через пару десятков лет Центральная Азия заговорит по-китайски. Правда, такая перспектива 'светит' и половине России. Так что, похоже, трагедии не будет...

Обсудить публикацию на форуме

___________________

Россия обнаружила, что в Средней Азии музыку заказывает тот, кто платит ("Business New Europe", Великобритания)

Сближение Узбекистана с США логично, так как он играет ключевую роль в транспортировке грузов в Афганистан ("Trend News Agency", Азербайджан)