Нет больше времени на глупости. Сербия не может развивать добрососедские отношения с частью своей территории. В Косове будут править албанцы, у них будет местное самоуправление, все органы власти, но пускай не надеятся, что здесь кто-то скажет им, вот вам государство.

Об этом в интервью «Новости» рассказывает президент Сербии Томислав Николич. Он сообщил, что его ведомство в скором времени обнародует платформу, в которой выдвинет официальное предложение относительно окончательного статуса южной провинции. Глава государства убеждает, что Сербия не допустит, чтобы переговоры с ЕС были прекращены по ее вине, но посылает четкий сигнал:

- Если нам официально поставят условие: Европа или Косово – мы сойдем с европейского пути. Это то, о чем я заявлял во время избирательной кампании, и мой народ не был бы удивлен, если бы я это предложил. Мы вышли на уровень развития, когда мы можем рассчитывать на ЕС. Сейчас они держат нас на расстоянии только из-за Косова и Метохии. Они могут  держать нас так еще сто лет, но мы не изменим своей позиции относительно южной провинции. Если они начнут писать для нас новые правила, которых не было для для других стран, то могут нас отвергнуть. В таком случае лучше нам прямо сказать: вы нам не нужны.

Читайте также: Сербия должна отказаться от идей XIX века

«Вечерње Новости»: Можно ли сказать, что последние сигналы из Брюсселя четко дают понять, что вести политику «и Косово и Европа» больше не возможно?
Томислав Николич:
Когда у нас на пути официально поставят стену, то политика «и Европа и Косово» станет невозможной. На данный момент никто прямо не требовал от нас признать независимость Косова и Метохии. Мы подганяем нашу страну под европейские стандарты, которые помогут нам в реализации реформ и установлении в Сербии демократических принципов. Я согласен, что не возможно выстраивать отношения с ЕС, когда каждый раз мы получаем новые запросы. Если мы последовательны и выполняем требования, то и Европа должна продемонстрировать стабильность и не должна постоянно ставить перед нами новые условия. Мы просим только о том, чтобы нам предьявляли такие же требования, как и другим странам.

- Не считаете ли Вы, что формулировкой о «целостности Косова» в Стратегии расширения Брюссель послал ясный сигнал, что Сербия не может вступить в ЕС, если она не признает независимость своей провинции?
- Это не безобидный факт, но мы не должны сдаваться преждевременно. Резолюция 1244 гарантирует целостность Сербии, и теперь Европа требует от нас гарантий целостности Косова. Получается, что стране-основателю Организации Объединенных Наций не гарантируют территориальной целостности, а требуют от нее гарантий территориальной целостности части своей территории, которая незаконно отделилась. Это не соответствует международным правилам. Есть много знаков, которые говорят об отношении крупных стран, которые признали независимость Косова. Я очень внимательно читаю письма, заявления и решения, принятые в ЕС, потому что я знаю, что на них оказали влияние государства, признавшие независимость Косова. Это может быть признаком того, что Европейская комиссия будет скорее за независимость, чем за то, чтобы заниматься какими-то соглашениями между Белградом и Приштиной. В любом случае, мы не примем такой подход: сербы согласятся на все, что нужно, ведь они не являются народом, которого нам следует бояться, если решение будет не в их пользу. 11 лет мы наблюдаем, как выполняются все пожелания албанцев. Больше так не будет.

Также по теме: Сербия поворачивается к России

- Что вы намерены делать, если Брюссель не примет ваш запрос изменить формулировку об уважении «целостности Косова»?

- Посмотрим. Когда говорится, что нужно сохранить Косово, то пускай скажут нам, что такое Косово: государство, край, область, целостность которого следует сохранять. Я могу согласиться, что не нужно разделять Косово, но мы должны понять, как они его видят.

- Когда ожидается начало политических переговоров с Приштиной? Зачем албанцам вообще садиться за стол переговоров, когда для них, да и для ключевых стран Запада, Косово независимая страна?
- Мы очень осторожно подходим к этому вопросу. Мы всерьез воспринимаем позицию Германии, которая является одним из столпов ЕС. Таким образом, на переговоры нужно идти с прямым вопросом, можем ли мы рассчитывать на членство в ЕС, если мы не признаем независимости Косова?

- Будет ли в ближайшее время обнародована платформа по Косову, и будет ли она содержать конкретное предложение Белграда относительно окончательного статуса края?
- Первое заседание по этому вопросу состоится в пятницу. Соберется все руководство государства. В ближайшее время мы должны выйти с единой позицией. Мы предложим несколько вариантов. Мы найдем точную формулировку, с которой предстанем перед общественностью. Цель состоит в том, чтобы найти решение, которое не подразумевает независимость, но которое во многом отражает существенную автономию, предвиденную резолюцией 1244. Сопутствующими документами платформы будет наша конституция, результаты работы всех высоких представителей в Косово, обзор всего того, что было выполнено, а что нет из резолюции 1244. Этот текст будет представлен  политической и интеллектуальной элите, представителям церкви...



Читайте также: Николич разрывается между избрателями и ожиданиями ЕС


- Правда ли, что достигнута предварительная договоренность, что Ивица Дачич возглавит делегацию в переговорах? Кто еще будет с ним?
- В соответствии с конституцией это его право, но он может передать его мне.

- Разве вы не заявляли недавно, что это было бы неправильно?
- Если правительство уполномочит меня вести переговоры, я с удовольствием приму это. Я не родился с короной на голове. Переговоры вести не трудно, если у вас хорошая платформа. Это трудно, когда вы должны звонить и спрашивать: они предлагают то-то и это, что мне делать? Наши предшественники отправили на переговоры пешку и сказали ему: ты просто давай о себе знать, а мы будем решать за тебя. Таким образом на документах появились подписи Борко Стефановича. Но что они значат в смысле его личной ответственности?

- Почему любой ценой нужно выполнять эти договоренности, которые, по вашим словам, вредны и могут привести к тому, что Белград косвенно признает независимость Косова?

- Чтобы получить статус кандидата предыдущее правительство пошло на многое, на что бы, возможно не решилось в нормальных обстоятельствах. Мы бы запятнали  имидж Сербии, если бы сказали, что начинаем все с начала. Кто бы нас воспринимал всерьез? Несколько дней назад мы подписали энергетическое соглашение с Россией на десять лет. То есть, не может оно действовать только до следующих выборов. Получается, нам следовало бы отменить все, что сделала предыдущая власть, и подумать, как будем действовать мы. Это не серьезный подход, хотя я и волнуюсь по поводу взятых обязательств. Но посмотрим, что из всего этого выйдет.

Также по теме: Новый президент Сербии выступает против НАТО и независимости Косово

- В случае, если мы наткнемся на европейскую стену, готовы ли вы, как доказанный русофил, укреплять связи с Россией?

- Я размышляю прагматично. У меня очень хорошие контакты с арабскими и африканскими странами, на Дальнем Востоке, по всей Латинской Америке. Нам нужно иметь как можно больше точек опоры, но в то же время не попадать ни под чие влияние. Мне бы очень хотелось, чтобы Россия и ЕС сотрудничали при нашем посредничестве. Нам нужно иметь готовые ответы на многие вызовы, которые нас ожидают.

- Может ли «жесткая» риторика премьер-министра Дачича испортить отношения с ключевыми странами ЕС Германией и Францией, и привести к расколу в правительстве? Критикуете ли его вы, как ваша бывшая партия, несмотря на то, что вы сами говорили, что мы не будем больше гнаться за бумагами и датами?
- Я не знаю, что так повлияло на г-на Дачича, что он так эмоционально выступал на месте, где были жестоко убиты невинные люди. Надо иметь в виду, что если вы хотите жить в будущем, то не следует другим напоминать о прошлом. Моя победа на выборах позволила сформировать нынешнее правительство, чтобы Сербия могла двигаться вперед. Правительство знает свои обязанности передо мной. Тем не менее иногда я вижу, и молчу, что они не стали единым целым. Это проблема коалиции. Каждый пытается спасти репутацию своей партии, идеи, министров... И тогда доходит до разногласий. Премьер-министр должен осознавать, что он говорит от имени правительства. То, что он говорит, должно отражать и позицию правительства. Но и партнеры из правительства не должны реагировать публично на то, что говорит премьер-министр. Это должно решаться между собой. Пусть имеют ввиду, что многие из мировых лидеров, преступников, олигархов не довольны тем, что сформировано именно такое правительство. Нельзя самим себе ставить подножки. Нужно вместе преодолевать каждое препятствие. Я желаю им, чтобы у них все получилось, потому, что это правительство Сербии, а не потому, что в нем Вучич или Дачич.

Читайте также: Николич, русские, Дачич, правительство...

- Удовлетворены ли Вы тем, как правительство борется с коррупцией?
- Все убедились, что борьба честная. И полиция и прокуратура, которые ранее обвиняли друг друга. Всем ясно, что любой, кто имеет дело с криминалом, будет отвечать. Никому не будет прощения. Когда я разрабатывал план борьбы с коррупцией, я отдавал себе отчет во всех возможных проблемах. Я сразу понял, что только у Александра Вучича есть силы и мужество довести эту борьбу до конца. Я признаю, что Прогрессивная Партия в наиболее выгодном положении. Она не была у власти и может мирно истреблять преступность, как и обещала в предвыборной кампании. Те, кто раньше были в правительстве, четко заявили, что они не будут никого покрывать. Поэтому, нужно постучаться в каждую дверь и расследовать все, что подозрительно. Все в Сербии знают, кто занимался темными делами.

- Опасаетесь ли вы, что от правосудия уйдет «большая рыба»?
- Если у кого-то в полиции и прокуратуре есть подозрения, что чье-то дело может оказаться в долгом ящике, я призываю их обратиться ко мне лично. Мы должны  показать бедным,  из-за кого они бедные.

- Согласны ли вы с оценкой части оппозиции, что это политический реваншизм?
- Никто не арестовывает политиков, арестовывают преступников. Вы можете быть членом партии, но если вы начинаете воровать, то вы преступник. В последние 11 лет преступность стала возможной благодаря политикам. Некоторые думали, что если они члены парламента, министры, партийные чиновники, то они могут делать все, что захотят. Все должны быть наказаны. Об афере фирмы Nubi мы говорили в парламенте, когда мы были в оппозиции. Не думаете ли вы, что мы замолчим теперь, когда мы у власти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.