Покупка ЗРК С–400 — в интересах Турции, приходит к выводу Aydınlık (25.09). Помимо того, что это выгодное предложение с точки зрения цены, системы противоракетной обороны США и НАТО значительно уступают российским С-400 по своим характеристикам.

В период, когда Турция старается свести к минимуму зависимость национальной оборонной промышленности от других стран и для удовлетворения текущих потребностей придает особое значение сотрудничеству в сфере безопасности со странами вне НАТО, приобретение российских С–400 позволит значительно укрепить ее потенциал сдерживания, заключает автор Akşam (26.09).

Только две страны — Израиль и Россия — не выступили против решения Курдской региональной администрации Ирака (КРАИ) о референдуме, отмечает колумнист Hürriyet (25.09). Израиль открыто поддержал это решение, а Россия, высказавшись в поддержку территориальной целостности Ирака, подчеркнула, что решение провести голосование — внутреннее дело этой страны.

Что Россия скажет в ответ на раздел арабской страны и создание курдского государства при поддержке США и Израиля, понимая, что следующим шагом будет Сирия?— задается вопросом другой колумнист этой газеты (Hürriyet, 25.09).

Подписание крупных соглашений между КРАИ и Москвой в последнее время поднимает на повестке дня вопрос: Масуд Барзани (курдский и иракский политический деятель, президент Иракского Курдистана и лидер Демократической партии Курдистана — прим. ред.), проведя референдум о «независимости», надеется на русских, несмотря на то, что этот шаг настроил против него множество государств, включая США и такие страны, как Турция и Иран (Sözcü, 25.09)?

Барзани не осмелился бы провести референдум без поддержки США, ЕС и России, которые «из-под руки» оказывают ему содействие, добавляет Yeni Çağ (26.09).

Для США и России, которые пребывают, с одной стороны, в геополитической конкуренции друг с другом, с другой — в сотрудничестве под знаменем «борьбы с терроризмом», курдская проблема — козырь, который Вашингтон и Москва не хотят потерять и желают использовать в своих интересах, приходит к выводу Karar (27.09).

США, Израиль и Эрбиль (столица Иракского Курдистана — ред.), по выражению Sabah (28.09), выложили на стол практически все свои козыри, чтобы убедить Москву изменить ее политику в Сирии и Ираке в пользу курдов и занять враждебную к Турции и Ирану позицию, — от визита премьер-министра Нетаньяху в Сочи 23 августа в сопровождении делегации из «Моссада» до «заманчивых предложений в энергетической сфере» (за неделю до референдума 25 сентября было объявлено, что «Роснефть» и КРАИ подписали соглашение о газопроводе из северного Ирака в Турцию). Однако все эти попытки «купить» Путина провалились, поскольку на данном этапе Россия при определении своей ближневосточной политики отталкивается от тревог Турции и Ирана.

Россия, с одной стороны, не поддерживает референдум в КРАИ, традиционно защищая территориальную целостность государств, придавая особое значение отношениям с Ираком, Турцией, Ираном в процессе наращивания своего влияния в регионе и понимая, что новое государство под управлением США и Израиля навредит ее региональным интересам, подчеркивает Karar (30.09). С другой стороны, Россия не хотела бы потерять курдский козырь в своей политике в отношении этого региона. Так, до конца Второй мировой войны курды были единственным союзником СССР на Ближнем Востоке, а в советское время рассматривались в качестве своего рода «защитной стены» от пантюркистской экспансии. В последние годы холодной войны, когда Москва стала развивать отношения с Ираком, Ираном и Турцией, значение курдов как союзника для России снизилось, но в рамках новых событий на Ближнем Востоке снова возросло.

Россия, желающая формировать политическое будущее Сирии, также рассчитывает управлять курдскими Отрядами народной самообороны (YPG) после ухода США из САР, приходит к выводу колумнист Sabah (29.09). Так, например, Москва давно выражает необходимость подключения YPG к астанинскому процессу, а глава МИД РФ Сергей Лавров в специальном интервью курдскому телеканалу Rudaw отметил, что у курдов, как и любого другого народа, есть право на реализацию своих чаяний, и референдум — одно из таких проявлений.

Предложение предоставить курдам автономию в проекте новой конституции Сирии, заявления об уважении предпочтений курдского народа, хотя и с акцентом на территориальной целостности Ирака, неохотное отношение к передаче технологий С–400, на что очень рассчитывает Турция, — все это показывает, что Турция не может на 100% полагаться на своего нового союзника, Россию, подчеркивает колумнист Hürriyet (29.09).

Визит Владимира Путина в турецкую столицу 28 сентября, который состоится впервые спустя три событийных года в турецко-российских отношениях, придаст новый импульс сотрудничеству Москвы и Анкары (Sözcü, 28.09).


Российско-турецкие отношения, которые после преодоления самолетного кризиса с каждым днем становятся все сильнее, благодаря диалогу двух лидеров вышли на уровень регионального сотрудничества, подчеркивает Haber7.com (28.09).

Переговоры Владимира Путина и Реджепа Эрдогана в Анкаре — большой саммит, к которому приковано внимание мира (Güneş, 28.09; Takvim, 28.09). Встречаются лидеры двух стран, которые состоят в непростых отношениях с Западом, отмечает автор Medya Günlüğü (28.09), и к тому же в условиях напряженности, вызванной проведением референдума в северном Ираке.

Восстановить былое доверие между Москвой и Анкарой крайне сложно, и раны, нанесенные кризисом в российско-турецких отношениях после уничтожения российского Су-24, едва ли скоро затянутся, выражает убежденность турецкий журналист Хакан Аксай в беседе с DW Türkçe (28.09).

Встреча президентов — пятая за последний год — продемонстрировала высокий уровень, на который вышли политические отношения Москвы и Анкары, подытоживает TurkRus.com (29.09). Миру был дан сигнал о многомерном партнерстве и решимости наращивать сотрудничество.

На совместной пресс-конференции после переговоров лидеры отметили продуктивный характер встречи и подчеркнули совпадение позиций двух стран по сирийскому и иракскому вопросам, приходит к выводу Odatv.com (29.09). Это означает существенное изменение политики Турции в Сирии, констатирует обозреватель Birgün (30.09). Не за горами тот день, когда Анкара и Дамаск при посредничестве Москвы пожмут друг другу руки, добавляют Aydınlık (30.09) и T24 (01.10). А заявление Эрдогана о том, что обе стороны выступают за территориальную целостность Ирака, является показателем того, что Россия поддерживает Турцию в кризисе вокруг событий на севере Ирака.

Говоря о «территориальной целостности Сирии», Россия имеет в виду страну, во главе которой стоит Башар Асад и в которой полностью подавлена оппозиция, но разве сирийская политика Турции не предполагает «войну до тех пор, пока не уйдет убийца Асад», недоумевает обозреватель Sözcü (30.09). Кроме того, продолжает журналист, трудно поверить в «продуктивный характер» состоявшихся переговоров, если президент России прибывает на несколько часов в Турцию, после переговоров «кое-как» делаются заявления, и журналистам даже не позволяют задать вопросы.

За исключением акцента на территориальной целостности Ирака никаких деталей по вопросу о референдуме в КРАИ приведено не было, заключает колумнист Hürriyet (29.09). И, — как неделю назад в Вашингтоне после встречи Реджепа Эрдогана с Дональдом Трампом, — в Анкаре также не был пролит свет на то, о чем еще, кроме Ирака и Сирии, говорили с глазу на глаз Эрдоган и Путин.

Несмотря на резкую реакцию Турции в ответ на референдум в северном Ираке, Россия предпочла обойти эту тему и ограничилась обтекаемыми заявлениями, пишет Medya Günlüğü (29.09). Кроме того, лидеры не высказались по таким вопросам, как покупка С–400 и скидка на природный газ для Турции, которые, как предполагалось, будут также обсуждаться на встрече в Анкаре.

Отсутствие публичных заявлений по поводу С–400 может быть показателем того, что по некоторым моментам в иракском и сирийском вопросах стороны не смогли достичь согласия, предполагает эксперт по России Митат Челикпала (Cumhuriyet, 01.10).

На саммите не был снят «томатный запрет», а также стало очевидно, что реализацию проекта АЭС «Аккую» никак не удается ускорить, пишет автор T24 (01.10). При этом обращает на себя внимание тот факт, что в этот раз не только Эрдоган назвал своего российского коллегу «дорогим другом», употребив это выражение восемь раз, но и Путин сказал об Эрдогане «мой друг», пожалуй, впервые после «самолетного кризиса» в российско-турецких отношениях.

После уничтожения российского Су-24 в дни премьерства Ахмета Давутоглу мосты дружбы, построенные с Россией с окончанием холодной войны, по выражению автора Türkiye (29.09), обрушились, и две страны оказались на пороге войны. К счастью, во главе России стоял такой хладнокровный государственный деятель, как Владимир Путин, продолжает журналист, и во многом благодаря ему не вспыхнула новая русско-турецкая война. При этом русско-турецкую дружбу спас президент Эрдоган, который, не боясь критики и осуждений в свой адрес, отправил президенту Путину письмо с объяснениями. Сегодня между двумя странами снова царит дружба, набирает силу торговое и военное партнерство.

Проект зон деэскалации в Сирии, которые Россия применяет «с изяществом слона в посудной лавке», заходит в тупик, пишет автор Milliyet (28.09). Бомбежки больниц со словами «я бью по террористам», обстрел жилых районов с вертолетов с применением пулеметов, атаки, которые оставляют после себя десятки погибших и раненых, — разве все это способствует деэскалации, в которой нуждается Сирия, вопрошает журналист. Или же Россия под видом создания безопасной среды для политического урегулирования претворяет в жизнь стратегию укрепления и сохранения режима Асада?

Некоторые круги в Турции до сих пор желают представить Россию «извечным врагом», а США — «вынужденным другом», хотя сегодня РФ и Турция придерживаются близких позиций по ближневосточным проблемам и демонстрируют готовность до конца бороться со всеми проявлениями терроризма, выступая против сил по ту сторону океана, желающих установить гегемонию в регионе, пишет автор Güneş (29.09). Например, те, кто сегодня говорит, что некоторые российские бомбардировки в Идлибе наносят вред гражданскому населению, на самом деле проводят антироссийскую кампанию в интересах США и сионистов, приправленную исламистскими мотивами.