За те годы, что прошли после распада Советского Союза в 1991 году, исторические архивы освободились от бремени советской цензуры, и появилось множество важных и обстоятельных исследований жизни диктатора Иосифа Сталина (1878-1953), центральной фигуры кровавого XX века.


Книга американского профессора Стивена Коткина, недавно вышедшая в Бразилии, выделяется в ряду исследований, посвященных сталинской тирании, поскольку не только повествует о биографии диктатора и вписывает ее в подробный исторический контекст. Она уделяет большое внимание геополитическому анализу, в частности, рассказывает о задачах имперской России и проводит параллели, к примеру, с иракским диктатором Саддамом Хусейном.


Коткин посвятил около десяти лет ученым изысканиям, чтобы начать трилогию первым томом «Сталин: парадоксы власти, 1878-1928», где рассматривается период детских лет советского лидера, его революционная деятельность, участие в революции 1917 года и последовавший затем приход к власти.


Другие книги погружают читателей в эпоху, отмеченную принудительной коллективизацией, террором, провальным пактом о ненападении, подписанным с Германией Адольфа Гитлера, Второй мировой войной (1939-1945), началом холодной войны и смертью Сталина в 1953 году.


«Нам кажется, что мы хорошо знаем Сталина, — говорит историк и профессор Принстонского университета. — Но сложившееся представление о нем — терпел побои отца, принудиловку православной семинарии, завидовал Ленину и желал превзойти своего наставника, потом изучал эпоху Ивана Грозного, и все это привело к массовым расправам — давно устарело и выглядит малоубедительно».


Поэтому Коткин стремится разбавить свое биографическое повествование значительными дозами исторического контекста рубежа XIX и XX веков и указывает на идеологические убеждения Сталина как на решающий фактор в разразившейся трагедии сталинизма.


Обширные исследования автор приправляет гипотезами о путях развития Советского Союза в случае смерти Сталина, например, в период после смерти Владимира Ленина в 1924 году или борьбы за власть с соперником Львом Троцким (1879-1940).


Проблемы со здоровьем, такие, например, как рискованная операция по удалению аппендицита в 1921 году, а также постоянная возможность покушения изо дня в день преследовали революционера, который, прибыв из Грузии, с окраины Российской империи, сделался ключевым элементом большевистской шестерни.


«Если бы Сталин умер, вероятность полной насильственной коллективизации — единственной ее разновидности — была бы близка к нулю, а вероятность того, что советский режим трансформировался бы во что-то другое или распался вовсе, напротив, высока», — считает Коткин.


Следуя по стопам таких исследователей, как британец Саймон Себаг-Монтефиори, русский историк Дмитрий Волкогонов и братья Рой и Жорес Медведевы, Коткин не претендует на окончательность и непреложность оценок своего труда о диктатуре Сталина.

 

Но, вводя в книгу геополитическую направленность, автор позволяет нам с новых позиций взглянуть на трагедию сталинизма и ее последствия для мира и современной России. В конце концов, как пишет Коткин, мировой историей движет геополитика.