В Польше еще с эпохи разделов страны имеет хождение миф о плохой российской власти и хороших русских. Достаточно свергнуть царя, дать людям свободу, и они станут такими же, как мы. Полбеды, если бы это был просто литературный миф. Хуже, что манихейская убежденность в борьбе добра со злом в российском государстве становилась основой для политических калькуляций. Однако ее не существует.

Авторитарная власть и ее действия — это эманация потребностей и интересов российского народа. Точно так же было и в прошлом, хотя каждый поляк знаком с каким-нибудь хорошим русским, с которым он завязал душевные отношения. Однако положительные качества индивидуумов не находят прямого отражения в действиях общности. Русских можно назвать образцом плохого народа, состоящим из хороших в целом людей. В наших спорах и конфликтах с Москвой нашим противником становится таким образом не власть (в настоящее время путинская), а россияне, которые реализуют свои цели посредством этой власти.

1. Опросы последних лет демонстрируют, что воззрения кремлевского руководства по сравнению с ожиданиями большей части общества вполне либеральны. Если бы Путин не взял власть, это сделал бы кто-то другой, создав практически идентичный режим. Авторитарную Россию создал не Путин: президент лишь ответил на запросы народа. Российское понимание государства, его позиции, международных отношений, которое кажется нам патологическим, не претерпевало изменений вместе с увеличением среднего класса и ростом благосостояния. Данные явления происходили не благодаря индивидуальной инициативе, а благодаря государству, в свою очередь, средний класс — это чиновники или менеджеры среднего звена в компаниях, находящихся под государственным контролем. Этим людям не нужна ни демократия, ни свободный рынок, ни конкуренция. Наоборот: эти явления угрожают их карьере и обретенным ресурсам. А более бедные слои в подавляющем большинстве хотят от государства заботы, регулярной выплаты достойных зарплат и пособий, и не более того. До тех пор пока режим воплощает в жизнь интересы обеих групп, он останется на месте. Как только он перестанет это делать — ему на смену придет другой, еще более патерналистский, то есть, с российской точки зрения, — эффективный. Но почему россияне поддерживают экспансионизм и военную риторику, ведь они не гарантируют им доходов или хорошей жизни? Происходит это, судя по всему, из доминирующего в России много веков подряд ощущения цивилизационной неполноценности, которая всегда компенсировалась военной и политической мощью, и никогда — экономическими или интеллектуальными достижениями. Так происходит и сейчас.

2. Германский фонд Маршалла обнародовал результаты ежегодного исследования евроатлантических трендов за 2014 год, в которых есть раздел, посвященный России. Документ рисует образ общества, крайне негативно относящегося к Западу и его политическим методам; народа, который даже и не думает о вступлении в тот цивилизационный круг, который близок нам.

Лишь 10% россиян считают мировое лидерство США положительным явлением, 81% респондентов трактуют его как отрицательное или крайне отрицательное. В лидерстве Европейского союза положительное явление усматривают 25%, а негативное — 62%. Что касается российского мирового лидерства, его хотели бы 72% россиян, противоположное мнение высказывают 21% опрошенных. Другие данные, касающиеся, например, оценки политики американской администрации, симпатий к США и ЕС, выглядят сходно.

Если сравнить с этими результатами аналогичные данные по Польше, можно увидеть, что мы представляем собой общество с симпатиями, стремлениями и надеждами, совершенно противоположными российским. Как, впрочем, и другие европейские народы (за исключением пророссийской Греции), хотя в большинстве случаев столбики проамериканизма там гораздо ниже польских. Исследования Германского фонда Маршалла тем более ценны, что они проводятся каждый год по одним и тем же принципам, с одними и теми же, незначительно модифицируемыми, вопросами. Они демонстрируют ситуацию в длительной временной перспективе. И эта картина меняется мало: есть колебания в процентах, но тренд остается прежним.

3. Так что «братьев-москалей» не существует. Мы живем в разных цивилизациях, у нас разные цели и точки зрения. Политическая идея, будто российский народ когда-нибудь может сбросить кремлевский режим и присоединиться к цивилизации — это тупик. Наши государства, эманации собственных народов, должны строить отношения лишь на принципе игры интересов, зная, что они недружественны друг другу на самом фундаментальном уровне. Разумеется, при всей любви к отдельным россиянам как конкретным людям.

Анджей Талага — директор по вопросам стратегии исследовательского центра Warsaw Enterprise Institute.