Есть ли связь между нефтью и событиями – спорный вопрос. Основными потребителями ливийской нефти всегда были европейские государства. До начала восстания 63% ливийской нефти предназначались для четырех государств: Франции, Италии, Германии и Испании.

Более того, Россия и Китай добивались заключения нефтяных и газовых сделок с Триполи, одновременно заглядываясь на ее растущий рынок вооружений. Гонка за богатствами Ливии велась некоторое время, и в этот период властям Триполи оказывали торжественные приемы в европейских столицах с целью соблазнить их на заключение прибыльных энергетических и военных контрактов. К большому разочарованию европейцев, военные договоры достались России. Это, однако, не означает, что отношения России и Ливия всегда были безоблачны, поскольку временами страны переживали периоды отчуждения.

Россия, а с недавнего времени, и Китай демонстрировали значительную активность в нефтяном секторе Ливии и смогли заключить с Триполи выгодные сделки. В 2007 году «Газпром», крупнейшая российская компания и важнейший поставщик природного газа в мире, вытеснил итальянскую компанию ENI, выиграв тендер на поиски и добычу нефти в Ливийской пустыне и посягнув, таким образом, на сферу влияния Италии.

Прежде Италия была самым влиятельным иностранным государством в области разработки месторождений и добычи ливийской нефти и отвечала за  четверть всех энергетических процессов в Ливии. Интересным кажется тот факт, что в 2007 году Рим заключил с Триполи 28-миллиардный нефтяной контракт, который гарантировал постоянное присутствие страны на ливийском рынке вплоть до 2042 года, а годом позже Италия заключила с Ливией договор о дружбе! Что же в таком случае побудило Италию одной из первых стран НАТО перейти в военное наступление против Ливии?

Далее, почему Франция, которая так тщательно обхаживала Триполи, стала первой европейской страной, выступившей с резкой его критикой и признавшей революцию? Что на самом деле случилось, и почему неодобрительная позиция по отношению к Триполи была продемонстрирована намного быстрее, чем в случае с Тунисом? Сыграли ли Россия и Китай  какую-либо роль в этих нападках  на Триполи? Вероятно, эти вопросы достаточно долго будут служить историкам пищей для размышления.

Некоторые полагают, что в период попыток Триполи приспособиться к требованиям Запада, что привело к отказу полковника Каддафи от ядерной программы и радикальной политики, на рынки страны стали проникать русские и китайцы, заключавшие свои сделки в ущерб, например, итальянцам, у которых практически не было конкурентов до момента открытия ливийских рынков в 2003 году.

Эвакуация 12 тысяч китайцев, что составляет треть всех китайцев, работающих в Ливии, в основном, в нефтяном секторе, служит свидетельством значительного роста уровня их присутствия в стране менее чем за десять лет. На территории Ливии ведут свои дела семьдесят пять китайских компаний, включая CNPC, крупнейшую энергетическую компанию Китая. В 2010 году объем торговли двух стран оценивался в 6,6 миллиарда долларов, что демонстрирует его увеличение на 27% по сравнению с 2009 годом.

Гонка за право добычи ливийской нефти сместилась на новую арену жесткой конкуренции между различными странами, дошло до того, что Триполи смог заставить диктовать партнерам условия и сделал колоссальные накопления иностранной валюты в своей казне. Некоторые заходят настолько далеко, что утверждают, что 90% от стоимости сделок, совершенных тогда, осели в Триполи. Об этом свидетельствуют огромные суммы наличных, которые были спрятаны за границей и часть которых до сих пор не обнаружена.

Стоит отметить, что практически все нефтяные комплексы, будь то добывающие или очистительные, расположены в восточной части страны, где разразилась борьба за Ливию, и некоторые полагают, что этот регион снова превратится в место беспорядков, если новое правительство Ливии не сможет отойти от предыдущего курса.

Здесь необходимо напомнить, что Ливия, обладающая всего 3% мировых нефтяных запасов, занимает 10-е место в мире по величине запасов и 17-е место по объемам добычи нефти, что делает ее вторым крупнейшим африканским нефтедобывающим государством после Нигерии.  Добавим к этому особенно высокое качество ливийской нефти и невероятно низкие затраты на ее добычу, а именно 1 доллар за баррель, что практически невозможно нигде, кроме Ливии.

Это настолько ценный бриллиант, что его вряд ли могут не заметить другие, испытывающие энергетический голод страны, а посему остается открытым вопрос: приведет ли свержение режима самоуправства, продлившегося более 40 лет, к образованию государства, где суверенитет, территориальная целостность и независимость будут защищены от ненасытных амбиций, и где ливийский народ сможет пользоваться плодами своего богатства, а развитие и процветание получат статус национальных приоритетов.

Автор статьи преподает в Высшей школе международных исследований университета Хангукского университета в Сеуле. Его последняя книга называется «Ближний Восток на пути перемен». С ним можно связаться по адресу shahandeh@hufs.ac.kr.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.