В субботу Иран предупредил Запад, что у того есть до конца месяца, чтобы принять встречное предложение Тегерана, сделанное в ответ на подготовленный ООН план ядерного обмена, или страна начнет производить ядерное топливо самостоятельно.

Предупреждение стало проявлением демонстративного неповиновения и является ужесточением иранской позиции по поводу спорной ядерной программы, которая, по мнению Запада, скрывает усилия по созданию ядерного оружия. Тегеран настаивает, что его программа имеет исключительно мирные цели производства электроэнергии, и говорит, что не собирается производить атомную бомбу.

“Мы сделали им ультиматум. Остается один месяц до конца января”, - заявил министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки в эфире государственного телеканала.

Однако, даже если Тегеран начнет работать над производством топлива немедленно, скорее всего, потребуются годы прежде, чем он сможет освоить технологию по превращению урана, обогащенного до уровня в 20 процентов, в стержни, производящие топливо.

Иран отказался от крайнего срока, назначенного администрацией Обамы и Западом на конец 2009 года с целью заставить Тегеран принять план ООН по обмену большей части его обогащенного урана на ядерное топливо. Сделка должна была уменьшить иранские запасы низкообогащенного урана, ограничивая - по крайней мере, на данный момент - его возможности по производству ядерного оружия.

США и их союзники потребовали, чтобы Иран принял условия плана безо всяких изменений.

Вместо этого Тегеран сделал встречное предложение: чтобы Запад либо начал продавать ядерное топливо Ирану, либо менял свое ядерное топливо на обогащенный уран малыми партиями, а не все сразу, как предполагалось в рамках плана ООН.

Подобное предложение является неприемлемым для Запада, так как в этом случае у Тегерана останется достаточно обогащенного урана для производства ядерного оружия.

План ООН является центральным элементом дипломатических усилий Запада по отношению к Ирану.

В рамках плана, разработанного в ноябре, Иран должен был экспортировать большую часть своих запасов низкообогащенного урана для дальнейшего обогащения в России и Франции, где его превращали бы в топливные стержни. Стержни, в которых Иран нуждается для своего исследовательского реактора в Тегеране, были бы возвращены в страну примерно через год.

Экспорт урана временно оставил бы Иран без достаточного количества запасов для дальнейшего обогащения урана в материал для ядерных боеголовок, а топливные стержни, которые он получал бы в обмен, нельзя использовать для производства ядерных ракет.

“Они (Запад) должны принять решение о поставках топлива для тегеранского реактора в рамках одно из двух предложений - покупака или обмен, - сказал Моттаки. - В противном случае, Исламская республика Иран будет производить 20-процентное обогащенное топливо с помощью своих собственных умелых экспертов”.


Обогащение лежит в центре ядерного спора. На данный момент у Ирана есть один действующий завод по обогащению, производящий уран, обогащенный до уровня в 3,5 процента. Стране необходимо топливо, обогащенное до 20 процентов, чтобы снабжать энергие медицинский реактор в Тегеране. Для производства ядерного оружия уран необходимо обогащать до уровня в 90 процентов и выше.


ООН потребовала, чтобы Иран остановил все процессы обогащения, однако Тегеран отвергает это требование, заявляя, что у него есть право на разработку технологии в рамках Соглашения о нераспространении ядерного оружия.