Состоявшийся 10 и 11 мая визит Дмитрия Медведева в Сирию — это первый подобный визит, совершённый российским президентом, хотя президент Асад посещал Россию трижды (в январе 2005, декабре 2006 и августе 2008 года). Во время визита были подписаны соглашения о сотрудничестве в сферах авиационных, научных и информационных технологий, а также о туризме и охране окружающей среды. Также был подписан меморандум, касающийся сотрудничества между торговыми палатами обеих стран.

Главы государств обсудили проекты в сфере энергетической инфраструктуры и политическую ситуацию на Ближнем Востоке, в частности, такие её аспекты, как процесс установления мира, Ливан, Ирак и Иран. Кроме того, стороны договорились о создании комиссии по развитию широкомасштабного стратегического сотрудничества. Во время визита Медведев встретился с лидером ХАМАСа Халидом Мишалем (с которым уже встречался в Москве тремя месяцами ранее) и даже поднял вопрос об освобождении израильского солдата Гилада Шалита.

Сирия, в 1970-х и 1980-х годах бывшая главной союзницей СССР на Ближнем Востоке, после его распада охладела к стране, «предавшей дело арабского мира». Спустя несколько лет отношения были восстановлены с целью попытаться выстроить на Ближнем Востоке фронт антизападной ориентации при активном участии России, а впоследствии между странами развивались связи в таких сферах, как политика, экономика и обеспечение безопасности. Со своей стороны Россия безоговорочно поддерживала Сирию и отвергала любую критику, направленную против её атомного проекта, деятельности в Ливане, поставок оружия «Хизболле», поддержки террористических организаций (в том числе ХАМАСа) и сотрудничества с Ираном.

Что касается сферы безопасности, то здесь две страны открыли новую страницу истории, когда Асад впервые приехал в Москву, и тогдашний президент Владимир Путин списал 73 процента долга Сирии (9.8 миллиарда долларов) за оружие, поставленное ей до распада СССР, в обмен на новые контракты. Россия снабжает Сирию истребителями «МиГ-29» и системами противовоздушной обороны, хотя и не самого последнего поколения. Несмотря на достижение взаимопонимания по поставкам более современных моделей, включая реактивные самолёты МиГ-Е-31, противоракетные комплексы С-300 и ракеты «Искандер-2» класса «земля-земля», эти системы вооружений пока не поставляются из-за опасений нарушить военный баланс в регионе, и маловероятно, что Россия в ближайшее время пересмотрит эту свою политику. К тому же российский военный флот обслуживается в порту Тартус, и порт этот даже ремонтируется за счёт России. Что же касается ядерного вопроса, то Медведев высказался в пользу освобождения Ближнего Востока от ядерного оружия. Сирия, однако, попросила для себя ядерный реактор мирного назначения.

Заинтересованность России в улучшении отношений с Сирией напрямую зависит от её заинтересованности в укреплении своего положения на мировой арене. Визит Медведева и демонстративная поддержка Россией Сирии объясняются стремлением России приобрести большой авторитет, чтобы только Россия имела возможность обеспечивать эффективную деятельность на Ближнем Востоке и быть единственным элементом, обеспечивающим конструктивный диалог со всех сторон. Соответственно, Россия считает, что должна играть на Ближнем Востоке более весомую роль, чем остальные страны «квартета», и намерена предпринимать самостоятельные шаги. «Сирийский путь» даёт хорошую возможность для этого, и президент Медведев утверждает, что намерен «нажать кнопку перезагрузки» на миротворческом процессе. Сирия заинтересована примерно в том же, и это подталкивает её к укреплению позиции России в качестве самостоятельного игрока, что, в свою очередь, укрепит и позицию Сирии в регионе.

В любом случае, именно этим объясняется то, что Россия призвала провести мирную конференцию в Москве. Россия намеревается провести эту конференцию в ближайшем будущем (на условии, что палестинцы придут к какому-то подобию единства; именно с этой целью и была организована встреча с Мишалем) и обеспечить участие не только израильтян и палестницев, но и сирийцев, ливанцев и, возможно, даже иранцев. Перед последней встречей «квартета» в Москве прошла череда визитов глав государств региона и палестинских организаций (не считая самого Асада, которого Медведев удостоил визитом). Похоже, что Сирия отреагирует с благосклонностью, и Асад выразил своё согласие с предоставлением России ведущей роли в переговорах между Сирией с одной стороны и Израилем и США — с другой. Сирия, похоже, готова передать роль главного «управляющего» сирийским аспектом миротворческого процесса России (сейчас эту роль играет Турция). Россия, явно готовая занять важную роль самостоятельного игрока на мировой арене, похоже, всерьёз рассматривает вариант с занятием этой новой роли страны-посредницы.

Возможный выход Сирии из так называемой «оси зла» может изменить сложившийся баланс политических сил в регионе, чем и объясняется создаваемое в регионе США и прочими игроками давление. С точки зрения России эта динамика делает Сирию ключевым игроком и служит объяснением тому, что Медведев посетил Дамаск в эту непростую пору. В частности, этот визит был нацелен на демонстрацию широты спектра шагов, предпринятых в поддержку Сирии несмотря на оказываемое на неё международным сообществом давление. Россия решает три задачи: демонстрирует собственную позицию на мировой арене вообще и на Ближнем Востоке в частности, способствует установлению мира, в котором заинтересована сама, и в ещё большей степени укрепляет своё влияние на Сирию. Сирийцы же заинтересованы в приведении своего положения на мировой арене в равновесие и демонстрации США российской поддержки.

Ничего из этого не происходит в вакууме; между Россией и США существует понимание, благодаря которому Россия может активно действовать на Ближнем Востоке и решать свои задачи, в обмен на что сотрудничает с Западом в вопросе сдерживания иранского атомного проекта, борьбы с международным терроризмом и способствования установлению мира. В этом смысле всё выглядит так, как будто Россия преследует примерно те же цели, что и США. Выражаясь более простым языком — разница в представлениях между Россией и США, если она вообще существует, заключается не столько в подходе к природе миротворческого процесса или же в подходе к «оси зла», сколько в соперничестве между двумя державами. Встаёт вопрос — кто кого посадит за стол переговоров и получит выигрышные очки за лидерство в процессе установления мира. Следовательно, визит Медведева в Дамаск можно рассматривать как новый этап деятельности России по усилению своих позиций на Ближнем Востоке в частности и на мировой арене в целом.

Совместное заявление, сделанное лидерами в конце визита, содержало критику в адрес Израиля за его деятельность по поселениям, но также в нём выражалось намерение возобновить миротворческий процесс на базе резолюций ООН, мадридских принципов и инициативы, исходящей со стороны арабских стран. Россия очень старается двигать процесс вперёд, занимая в нём лидерскую позицию (что позиционируется как промежуточный этап процесса) и пользуясь своими сравнительными преимуществами, в частности, своим положением относительно Сирии. Из-за этого повышается вероятность того, что конференция по Ближнему Востоку пройдёт в Москве, и у России есть хорошие шансы вовлечь в процесс Сирию. Российская игра характеризуется наличием потенциала для укрепления общеполитического положения России на Ближнем Востоке и завоевания ею очков на мировой арене. Тем не менее, удастся ли России реализовать свои амбиции на практике — вопрос открытый.