Представители политического истеблишмента Америки никак не хотят расставаться со своими грёзами о том, что когда-нибудь они смогут осуществить смену режима в Иране, то есть, что когда-нибудь США смогут обрушить иранское правительство подобно тому, как когда-то они якобы обрушили Советский Союз.

Сенаторы Джон Корнин (John Cornyn) от штата Техас и Сэм Браунбэк (Sam Brownback) от штата Канзас предложили закон (с индексом S-3008), который, как выразился сам Корнин, «... устанавливает в качестве государственной политики США поддержку усилий иранского народа установить истинно демократическое и ответственное правительство и освободиться от режима, возглавляемого Ахмадинежадом и Высшим руководителем Али Хаменеи».

14 июня самозваный неоконсерватор Руэл Марк Герехт (Reuel Marc Gerecht), работающий старшим научным сотрудником в Фонде защиты демократии, опубликовал в газете New York Times статью под заголовком «Революция в Иране, год второй». В статье содержатся адресованные администрации Обамы призывы поддержать движение «зелёных» за смену режима. Вот что пишет автор:

«Сделав ставку на борьбу за свободу, [президент Обама], безусловно, повысил шансы на то, что нам не придётся жить в мире, где атомная бомба оказалась в руках у бешеных служителей культа, ненавидящих Америку и евреев. Демократы, когда-то самоотверженно помогавшие движению в поддержку демократии, должны понять, что то добро, которое они могут сделать народу Ирана, значительно превышает то зло, которое они ему причиняют своим бездействием».

Но демократы тоже не сидят на месте. В 2008 году член Конгресса от Демократической партии (штат Нью-Йорк) Гари Акерман (Gary Ackerman) совместно с членом Конгресса от Республиканской партии (штат Индиана) Майком Пенсом (Mike Pence) предложил принять резолюцию, в которой Иран провозглашался бы враждебной силой по отношению к «жизненно важным интересам национальной безопасности США», а также содержались бы адресованные президенту «требования» ввести против Ирана полномасштабную воздушную, морскую и наземную блокаду, то есть совершить акт войны. Резолюция принята не была, но Акерман продолжает требовать от администрации Обамы аналогичных действий.

Вопрос смены режима в Иране — это симптом «холодной войны» (с поправкой на некоторое потепление), восходящий ко временам революции 1978—79 годов. В 1980 году Эдвард Саид опубликовал в Columbia Journalism Review очень умную статью, в которой выразил мысль, что позиция государства после революции по большей части не имела никакого отношения к пониманию Ирана и его истории.

Вопрос задавался всего один: ислам — это за США или против? И уж конечно, в ту пору Иран казался воплощением ислама.
Прошло четыре десятилетия, и любители обсуждать смену режима пришли к ясному выводу: «ислам (читай: Иран) — это против США». И отсюда и начинаются фантазии: как нам уничтожить этот антиамериканский режим.

Правительство Израиля успешно дополнило эту формулу небольшой вставочкой: «всё, что угрожает Израилю, угрожает и США». Но это тоже взято прямиком из эпохи «холодной войны».

Ответы тоже черпаются оттуда же — никакой фантазии. Никакой попытки понять Иран с точки зрения социальной, культурной или же исторической. Они просто повторяют, какие методы «работали», когда надо было уничтожить Советский Союз, кроме прямого нападения: изоляция, наказание «рублём», запугивание всего мира словам о том, что «враг» опасен, наконец — формирование и поощрение внутренних распрей.

Но подобная риторика работает потому, что общественность США, а во многом, возможно, — и в Европе, готова принять подобную логику и подобные решение, потому что их тридцать лет приучали бояться Советского Союза. Но с Ираном эта стратегия не сработает. Иран — это не Советский Союз. Он сам считает себя находящимся не в наступательной позиции, а в оборонительной.

Пока что все эти стратегии проваливались.

Помещение Ирана в изоляцию не помогает. На недавно прошедшей в Лондоне пресс-конференции, посвящённой Ближнему Востоку, один ведущий экономист из Италии отметил:

«Мы — крупнейшие в Европе торговые партнёры Ирана. Когда наши бизнесмены прилетают в Тегеран, там уже дожидаются у порога три китайских бизнесмена. США загоняют Иран в объятия азиатских партнёров и мешают нам работать с ними — но зачем? Потому что это соответствует какой-то там идеологии в США?»

Единственная страна, которая по-настоящему хотела бы поместить Иран в изолированное положение, да ещё и верит в возможность этого, — это США.

Наказание «рублём» не только неэффективно, но и не контрпродуктивно. Не исключено, что мы победили Советский Союз тем, что вовлекли его в «гонку вооружений», на которой он и разорился, но с Ираном мы не можем и не имеем возможности сделать ничего такого, что привело бы страну на грань краха. Думать, что подобное возможно, просто смешно.

Иранский народ поставлен в неудобное положение этими примитивными односторонними экономическими санкциями, подобными тем, которые пытались принять на Совете безопасности ООН 9 июня 2010 года и в министерстве финансов США 16 июня того же года. Уж конечно, этим США ни на йоту ни приближаются к своей цели побудить иранский народ свергнуть собственное правительство.

Запугивать всех Ираном США пытались, но напугать не получилось никого, кроме самих США. Ни у кого нет доказательств, что Иран действительно занимается ядерным оружием — все эти разговоры суть не более чем отвлекающий манёвр, и это всем известно. Движение неприсоединения неизменно выступало в поддержку программы развития атомной энергетики Ирана. Даже если и есть какая-то программа, носящая военный характер, Ирану всё равно остаются ещё долгие годы до того, чтобы сделать нечто напоминающее эффективное оружие.

Страны Персидского залива, как всегда, могут заинтересоваться проблемой шиитов, потому что в некоторых из них шииты составляют большинство (Бахрейн), а в некоторых — крупное меньшинство (ОАЭ, Саудовская Аравия), но распространявшаяся администрацией Буша и продолжающая жить идея о том, что Иран собирается напасть на своих соседей с помощью не имеющихся у него ядерных боеголовок — чистый вымысел. Попытавшись сделать это, Иран не оставил бы камня на камне от собственной экономики. Ведь отношения его с соседями носят исключительно симбиотический характер.

Наконец, Корнин с Браунбэком, Акерман, Герехт и прочие совершенно не понимают, какова суть движения «зелёных» в Иране после выборов 1999 года. Если это движение добьётся успеха, то никакой революции и никаких чисток, которые привели бы к власти проамериканское правительство, не будет. Движение «зелёных» интересует легитимность руководства в рамках существующих государственных структур Ирана, а не свержение правительства.

Не помогут и попытки разжечь распри между многочисленными этническими группами Ирана, чем тоже любят побаловаться поклонники стратегии смены режима. Многочисленные этнические группы, образующие основанную на плюрализме иранскую цивилизацию, считают себя частью великой иранской цивилизации уже свыше двух тысячелетий.

Самое худшее с точки зрения пропагандистов смены режима — это то, что чем больше США и прочие внешние силы вмешиваются в дела Ирана, тем менее вероятной становится смена режима. Неужели никто не способен усвоить уроки истории Ирана. Неужели никто не понимают, как Иран относится к США в своих параноидальных фантазиях? Поверьте, вмешательство США разрушит любую попытку провести реформы изнутри.

Если в Иране произойдёт смена режима, то это произойдёт изнутри и не сразу (но довольно скоро). Да, можно говорить о реальных проблемах с соблюдением прав человека. Да, можно побуждать Иран к диалогу, но не нужно опять обращаться к методикам времён «холодной войны», давно обанкротившимся и никому не нужным. Они не работают! А открыто трепясь о разработке планов «смены режима», вы только укрепляет положение иранской элиты, давая им ещё больше поводов обвинять во всех своих слабостях и неудачах Соединённые Штаты Америки.

Уильям Биман — преподаватель и заведующий кафедрой антропологии Университета Миннесоты. Он жил и занимался исследовательской деятельностью в Иране и на Ближнем Востоке более тридцати лет и написал книгу «Великий дьявол против безумных мулл, или Как США и Иран занимаются демонизацией друг друга» (Чикаго, 2008 г.)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.