Израиль, конечно, по-прежнему остается стратегическим союзником США и, в определенном смысле, западных держав, но прежние отношения трансформируются, обретая сдержанные тона. Причин тому немало. Ныне из 18 государств, относящихся к арабскому миру, только Ливия находится в состоянии мягкой конфронтации с США, Сирия, утратившая безусловного стратегического союзника в лице России, занимает более сдержанную позицию, а Египет, Саудовская Аравия, Кувейт и Иордания, фактически, являются стратегическими партнерами США, причем, Египет и Иордания и, в каком-то смысле, Марокко являются важными региональными партнерами Израиля. К числу ведущих региональных союзников США будет относиться и Ирак. Многие из исламских государств за пределами арабского мира являются также проамерикански ориентированными и поддерживают активные политические и экономические отношения с Израилем. Однако, главным фактором данной трансформации отношений Израиля с атлантическими державами, прежде всего США и Великобританией, явилось принципиальное военно-политическое ослабление России и устранение «мирового советского полюса». Хотя распад СССР - главного партнера противников Израиля - и геостратегическая переориентация арабских и исламских государств способствовали укреплению внешнеполитических позиций Израиля на весьма ограниченное время. Глобальная «перестройка» мирового баланса сил, на которую возлагалось столько надежд в Израиле, практически обернулась для него негативным образом.
 
США и Великобритания не могут столь долго игнорировать мнение арабских и исламских государств и, прежде всего, тех государств, которые приняли проатлантическую ориентацию. При этом, внутриполитическая конъюнктура в США и Великобритании сложилась явно не в пользу Израиля. В США именно Демократическая партия, за которую традиционно голосуют еврейские избиратели, стала инициатором пересмотра отношений с Израилем. Политика лейбористов в Великобритании в отношении ближневосточной проблемы обусловила обвинения в антисемитизме в адрес Тони Блэра и главы внешнеполитического ведомства Робина Кука. Аналогичные обвинения предъявляются Биллу Клинтону. Во Франции у власти находятся правые силы, которые продолжают линию Шарля де Голля, как известно, отнюдь не произраильскую, а миттерановская мода на «дружбу с Израилем» прошла. И даже в странах Южной и Центральной Европы, которые традиционно дружественно относились к Израилю, все больше склоны осуждать его политику.
 
Все это вынуждает Израиль искать другие «точки» опоры, новых нетрадиционных союзников и партнеров, новые экономические рынки и источники сырья и включаться в самые неожиданные региональные стратегии. Что касается Великобритании, то она традиционно не относится к числу друзей Израиля и считает, что создание еврейского государства явилось серьезной помехой в продолжении британской политики влияния на Ближнем Востоке. Лондон всегда считал, что политика США в отношении Израиля неадекватна, и это рано или поздно приведет к глобальному столкновению Запада с исламским миром. Осуществляя непубличную политику, британцы успешно задействовали свою фактическую антиизраильскую позицию в отношениях с государствами арабского мира.
 
Приход к власти правого блока Бениамина Нетаньяху означал не просто возвращение политики «Ликуд», политики Менахема Бегина, который тридцать лет назад вывел Израиль из кризисной ситуации. Это явилось ответом общенациональному и общегосударственному, а также социально-идеологическому кризису, в котором оказался Израиль. Израиль и израильское общество были созданы по классическим канонам «центрально-европейской» консервативной революции, и пять десятилетий существовали, благодаря привитому  консервативно-революционному сознанию, как общество «Третьего Пути», отрицающее как радикальный либерализм, так и тотальный коммунизм. Вопреки распространенному, благодаря советской пропаганде, мнению, Израиль создали не еврейские миллиардеры и лоббисты, а вполне провинциальные, местечковые евреи - ребята из киевского, житомирского, вильнюсского, краковского и варшавского гетто. Именно эти романтики, верящие в социализм больше, чем их соплеменники Лев Троцкий и Яков Свердлов, реализовали свою местечковую, романтическую мечту сполна. Однако, «поезд» консервативной революции, высадив последних переселенцев романтической волны Алии, давно добрался до последней, тупиковой станции, и Израиль, утеряв последние экономические преимущества, выраставшие из его уникального геостратегического положения, «национальных инвестиций соплеменников», от обстановки всемирного сочувствия к жертвам Холокоста, вынужден был радикально либерализовать экономическую жизнь, войти в крупную игру на серьезных рынках и принять правила игры транснациональных корпораций. То есть, нарастание буржуазного характера общества совпало с необходимостью принимать кардинальные решения во внешней политике. Эти два обстоятельства оказались взаимосвязанными, так как новые экономические реалии потребовали и новых рынков и экономических партнеров.
 
В настоящее время важнейшей составляющей западного направления внешней политики Израиля является попытка перенести акцент геостратегической ориентации с англо-американского «полюса» на «континентально-европейский». То есть, Израиль стремится заручиться поддержкой континентальных держав Европейского Союза, прежде всего, Франции и Германии, для усиления своих позиций в диалоге с США и Великобританией. Более того, Израиль недвусмысленно угрожает США «передать» Европейскому Союзу роль главного арбитра в процессе ближневосточного урегулирования. При этом, Великобритания, несмотря на охлаждение отношений, также рассматривается как партнер в шантаже Соединенных Штатов Америки. Хотя эти намерения, скорее всего, представляют собой авантюру, так как, во-первых, Европа переживает период «модернизированного» антисемитизма, а политика Великобритании не подает никаких вразумительных сигналов о готовности трансформировать политику Евросоюза из однозначно проарабской в более сбалансированную. Наряду с данной стратегией в части западного направления Израиль занят серьезной разработкой и евразийского направления, которое рассматривается как одно из приоритетных не только политически, но и экономически.
 
Конечно же, главным успехом Израиля в евразийском направлении явилась нейтрализация России в процессе ближневосточного урегулирования, так как Россия уже ряд лет, возможно, еще не менее 10 лет, не будет способной вернуть утраченные позиции в этом регионе и может использовать только крайне острые ситуации, прежде всего, имеется в виду Ирак. Важнейшей задачей Израиля в Евразии является участие в инициации региональных или даже межрегиональных геостратегических осей, блоков и альянсов, а также использование еще достаточно большого влияния России в давлении на противников Израиля. Сначала интегрировано было в сферы израильских интересов то, что «лежало» на поверхности: речь идет о неарабских странах региона - Турции, Грузии, Азербайджане. Это обеспечивает Израилю прорыв региональной геополитической изоляции, надежные источники нефти, продовольствия, различных стратегических материалов, которые по экологическим условиям невозможно производить в Израиле - сталь, алюминий, продукты оргсинтеза  и, быть может, самое важное для маловодной страны - пресную воду из рек южной Турции, а в перспективе и рек Грузии. (В Израиле водообеспеченность на душу населения не превышает 360 кубометров в год, что меньше, чем в соседних государствах и пустынных странах Магриба.) Аналогичную политику Израиль пытается проводить в Центральной Азии, прежде всего, в отношении Казахстана и Узбекистана. Это вполне соответствует доктрине Давида Бен Гуриона – «о неарабском окружении», то есть, создания «пояса» союзников и партнеров. 
 
В настоящее время между Израилем и этими государствами активно развивается военное и военно-техническое сотрудничество. Израильско-турецкий договор 1996 года предполагает создание объединенной группы военно-стратегических исследований, взаимодействие разведывательных структур, проведение совместных учений, обмен военными академиями, тренировочные полеты израильской боевой авиации над турецкой территорией, поставку Израилем Турции военно-технических средств на сумму 650 миллионов долларов, техническую модернизацию 54-х «Фантомов Ф-4». Израиль активно участвует в предоставлении военно-технической помощи и подготовке кадров для вооруженных сил Грузии и Азербайджана. Первые визиты высокопоставленных политиков Израиля, в том числе, премьер-министра в «ближнюю Евразию» сделаны, на очереди Центральная Азия, которая также рассматривается как обширный рынок и источник сырья.
 
Однако, ни государства Закавказья, ни государства Средней Азии не могут выступать на международной арене как партнеры или защитники интересов Израиля. У них просто нет допуска к решению таких глобальных проблем. Но их участие в произраильских осях и блоках, безусловно, усиливает международные позиции Израиля и его безопасность. Прежде всего, нужно отметить так называемый блок ГУАМ с участием Грузии, Украины, Азербайджана и Молдавии. Партнерские и союзнические отношения с этими государствами Израиль, безусловно, рассматривает как рычаги в геостратегическом проектировании евразийского супер-проекта - восстановлении политических отношений с Ираном. Как ни странно, но Израиль возлагает большие надежды на восстановление отношений с Ираном и предпринимает политические шаги, направленные как на установление прямых контактов, так и организацию глобального шантажа Ирана. Осуществление шантажа происходит посредством не только соседних государств и государств региона - Азербайджана, Узбекистана, проамериканских религиозных движений в Афганистане, но и России. Предметом шантажа является ни много, ни мало -  угроза расчленения Ирана, поддержка сепаратистов.
 
Однако, совершенно ясно, что, например, столь небольшое государство, как Азербайджан, не может позволить себе проводить политику, направленную на расчленение 70-миллионного Ирана, не располагая мощной поддержкой, определенными обязательствами и гарантиями со стороны крупных и могущественных держав. И, судя по действиям антииранских и откровенно сепаратистских организаций в Баку, подобные гарантии были получены.

В связи с евразийским направлением внешней политики Израиля еврейские финансово-олигархические круги в Москве не ограничились банальным лоббированием соответствующих проектов, а предприняли попытку подвести под свой лоббинг некую теоретическую базу ввиду исторической и даже эсхатологической предрасположенности еврейства к евразийской идее. Рассуждения данных «младоевразийцев» протекают следующим образом. Российско-польское еврейство всегда делилось по политическому менталитету на две составляющие - местечковых евреев, которые создали свой уютный, маленький, местечковый Израиль и которые в основном уже «съехали», и «евреев-империалистов», которым не интересен был тесный и скучный Израиль и которые стремились создать тоталитарную империю и стать во главе империи. Это целая плеяда - Троцкий, Зиновьев, Каменев, Радек, Каганович. И это их намерение вовсе не было чем-то фантастичным, так как сталинская евразийская империя успешно участвовала в создании социалистического Израиля и, возможно, историческое недоразумение либо английская разведка ввела раскол между Сталиным и лидерами только что созданного Израиля. Нужно отметить, что самим московско-еврейским олигархам весьма выгодно создание евразийской империи, если во главе нее стояли бы они, то есть Владимир Гусинский, Борис Березовский, Александр Смоленский, Александр Гафин, Михаил Ходорковский, Владимир Вексельберг и другие, так как их никак не устраивает оставаться второстепенными и безродными в мировом ранжире олигархов. Столпы мирового финансового бизнеса будут считаться с ними, только если за ними будет стоять сильная держава. Сращение московско-еврейского и русского национального капитала с властью, безотносительно цвета знамени, имеет уже серьезный задел и наработки, учитывая некие таинственные отношения между господами Владимиром Гусинским и Геннадием Зюгановым. Становится понятным, что успешная реализация евразийского направления внешней политики Израиля требует жертвоприношений почти ритуального назначения. При этом, одной из явных, вероятных жертв становится Армения. Ситуация чрезвычайно напоминает уже известные в ХХ веке сюжеты. В связи с этим, политическому руководству Армении следует внимательно изучать политические процессы, связанные с проникновением отдельных держав во внутренние регионы Евразии и в целом сформировать свое евразийское внешнеполитическое направление. Если Владимир Путин оказался весьма неудобным партнером для Израиля, то новый президент Дмитрий Медведем, с его меркантильной психологией, может стать более приемлемым для израильских интересов.

Следует отметить, что евразийское направление израильской политики довольно быстро столкнулось с существенными противоречиями, имеющими место в Евразии. Пытаясь не «привязывать» свою политику и интересы в Евразии непосредственно со стратегией США, тем не менее, Израиль попытался установить тесные отношения с Грузией, но при поставках ей вооружений Израиль оказался в состоянии конфронтации с Россией. Аналогично имеют место поставки вооружений и военно-техническое сотрудничество с Азербайджаном, что не может не отразиться на балансе сил на Южном Кавказе. Можно понять, что, при этом главная цель Израиля – нанести ущерб безопасности Ирана и поставить его в ущербное положение на северо-западном стратегическом направлении, но это, так или иначе, наносит ущерб Армении.
 
Работа ведется и на политико-идеологическом фронте. Так, в Израиле создана, ни много ни мало, Евразийская партия, которую возглавляет небезызвестный Авигдор Эскин, который, несмотря на отсидки в израильской тюрьме, разъезжает по Москве в «Мерседесе» израильского посольства. Авигдор Эскин сейчас удачно вписывается как свой человек в евразийскую тусовку в Москве, пропагандируя израильско-российский симбиоз. И все бы ничего, если б не явный крен в антиармянской тематике. Этот автор явно зациклен на антиармянских опусах, которые имеют вполне определенную протурецкую и проазербайджанскую направленность. Авигдор Эскин не насколько прост, как может показаться, читая его антилиберальное чтиво. В действительности он представляет собой изысканный проект, при поддержке официального Израиля. Кому-то необходимо не только внедриться на евразийскую политическую арену, но и убрать со своего пути все возможные помехи.
 
Можно ли считать мистикой то, что совершенно все направления израильской политики затрагивают армянские интересы? Поэтому, если русская нация не в состоянии реализовать простую и столь внятную евразийскую идею, то пусть эту идею, этот проект осуществят другие народы – евреи, кавказцы, немцы и другие, кто ощущает ответственность, заинтересованность и готовность принять вызовы нового столетия.
 
Перевод: Гамлет Матевосян

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.