Министр иностранных дел России Сергей Лавров в мае побывал в Ираке. Целью поездки были переговоры, среди прочего, по поводу российских инвестиций в иракские проекты в области энергетики. В интервью по электронной почте директор и основатель Европейского геополитического форума в Брюсселе Марат Тертеров (Marat Terterov) обсуждает российско-иракские отношения

World Politics Review: Какова новейшая история отношений Ирака и России?

Марат Тертеров: Россия, как и Франция, выступала одним из ближайших иракских союзников в 90-е, когда Багдад жил в изоляции и под санкциями ООН. В этот период времени Москва часто оказывала Багдаду политическую поддержку, оказывая давление в принятии решения о снятии с Ирака нефтяного эмбарго и осуждая время от времени случавшиеся воздушные атаки США и Великобритании на иракские объекты. В тот период российские дипломатические увертюры иногда шли на пользу всему региону, что стало очевидно в 1994 году, когда Москва убедила Багдад публично признать независимость и территориальную целостность Кувейта.

Покровительство Москвы помогло российским компаниям выиграть лакомые коммерческие контракты в Ираке. Контракты в иракском энергетическом секторе, т как и целый блок менее заметных деловых «пограничных» сделок на границе между нефтяным эмбарго и торговлей оружием, стали главной наградой, к которой так сильно стремились российские подрядчики. Главным трофеем, вероятно, было нефтяное поле West Qurna-II. По оценкам экспертов, ожидаемая прибыль российских компаний от концессий с Ираком составляла порядка 70 миллиардов долларов – российские компании мечтали об этом со времен правления Саддама Хусейна. Так или иначе, вся ситуация катастрофически изменилась в марте 2003 года, когда под руководством США началось вторжение сил Запада.

- В каких областях, в основном, сотрудничают страны?


- Приоритетной задачей Москвы в пост-саддамовский период стало заполучить обратно основные контракты в энергетическом секторе – те самые, которые так радовали Россию во времена Саддама, а если точнее – то непосредственно нефтяное поле West Qurna-II – проект, будущее которого стало предельно туманным, как только сформировалось новое, проамериканское иракское правительство. К 2005 году, тем не менее, после того, как Москва согласилась списать большую часть иракского долга, тянущегося еще с советских времен, вдруг стало известно, что West Qurna-II будет передана обратно в распоряжение России, и что основную прибыль с нее будет получать нефтяная компания «Лукойл».  Нефтяное поле West Qurna-II содержит, по некоторым подсчетам, порядка 11,3 миллиардов баррелей нефти, а присутствие «Лукойла» в Ираке на данный момент подчеркивается частыми визитами президента компании Вагита Алекперова.

В более широком плане, отношения между Москвой и пост-саддамовским правительством Ирака постепенно нормализуются. В апреле 2009 года премьер-министр Ирака Нури аль-Малики (Nouri al-Maliki) одновременно встретился в Москве с российским премьер-министром Владимиром Путиным и президентом Дмитрием Медведевым и добился выхода на новый уровень сотрудничества между Ираком и Россией, особенно в области коммерческих отношений. Широко обсуждалось сотрудничество по проекту совместного возведения энергостанций, а также инженерных работ над другими проектами. Судя по всему, сейчас это сотрудничество продолжает укрепляться и расширяться, учитывая, что в мае российский министр иностранных дел уже посещал Багдад для проведения переговоров по вопросам поставок нефти и оружия, а также участия российских компаний в различных иракских проектах, в том числе в сельском хозяйстве, управлении водными ресурсами, транспортной отрасли, науке и других областях.

- Каким образом деятельность России в Ираке может отразиться на регионе в целом?

- Активность России на Ближнем Востоке в последние годы продолжает расти, и ее все большая вовлеченность в дела Ирака будет, в целом, хорошо принята арабами, которые привыкли рассматривать Россию как противовес Америке. Такое же отношение к стране и среди монархических государств Персидского залива, в последние пять лет улучшились отношения с Россией у всех стран региона.

Пока некоторые воинствующие американские политики и аналитики хотели бы «бить тревогу» по поводу так называемой «неосоветской политики Москвы в регионе», на самом деле присутствие России в Ираке не представляет непосредственной опасности для интересов Запада. Конечно, присутствие России, равно как и Турции, в иракском нефтяном секторе, может сделать последний более конкурентоспособным и позволить Ираку выиграть от дополнительных инвестиций. Политика Москвы в отношении сотрудничества с Ираком в последние пять-восемь лет придерживается единой линии и сфокусирована на расширении областей интересов России в регионах мира, включая территории бывших союзников, а также на лоббировании экспансии российской коммерции в эти регионы.


Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.