Такого количества сирийской бронетехники мы не видели уже давно - со времен арабо-израильской войны 1973 года. С тех пор на Голанских высотах наступило затишье. Тем не менее, эта самая бронетехника и полевая артиллерия не осталась без дела: она обстреливала сопротивляющиеся оккупации ливанские города и не оставила камня на камне от мятежной сирийской Хамы. Хомс и Забадани недавно пополнили этот трагический список. И в этот самый момент Россия намеревается выступить свидетелем, если не гарантом, так называемой «доброй воли» режима, который одно за другим дает ложные обещания и в то же время спускает с тормозов машину смерти.

Башар Асад говорит, что хочет прекратить любое насилие, требует возобновления (и даже расширения!) работы миссии арабских наблюдателей и твердит о скором референдуме по новой Конституции. Тот факт, что результаты прошедших вчера в Дамаске переговоров сирийского лидера с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым выглядят не особенно убедительно, объясняется двойной проблемой доверия. Режим уже исчерпал собственный лимит, и протестующие теперь не согласны ни на что, кроме его окончательного ухода. Что касается России, здесь, по всей видимости, речь идет об эгоистичных стратегических соображениях. Именно они подталкивают ее к действию, вынуждают раз за разом добиваться отсрочки для своего протеже, упорно пытаться отстоять того, кого защитить, кажется, уже невозможно. Убедиться в этом можно было в прошлую субботу, когда она во второй раз использовала право вето в Совбезе ООН.

На самом деле Москва ведет с Америкой и в более широком плане со всем Западом ожесточенный торг вокруг будущего сирийского режима. Таким образом, Россия пытается вернуть себе положение ныне покойного Советского Союза, любой ценой сохранить активную роль в этом регионе и добиться для себя гарантий безопасности по вопросам военной программы НАТО в Европе. Все эти требования, к ее немалому возмущению, так и не были удовлетворены, несмотря на то, что она дала согласие на свержение Муаммара Каддафи.

Хотя подобный ход и может показаться чудовищно нормальным с точки зрения холодной, циничной и аморальной геополитической игры, он не становится от этого менее рискованным или даже опасным. Опасным для всего мира, которому он грозит новой холодной войной, что, как нам известно, подпитывается от множества «горячих» конфликтов. Опасным и для самой России, которая защищала все варварства сирийского режима и тем самым лишь еще сильнее ударила по своему имиджу (он итак уже немало пострадал из-за антидемократических или даже открыто мафиозных выходок Кремля). Москва может быть и набрала вес и объемы, но никак не величие и благородство.

То есть, это самое благородство находится по другую сторону баррикад? Разумеется, прошедшая вчера волна закрытия посольств, отзывов и выдворений дипломатов была более чем впечатляющей. Но хотя заявления Запада и арабских государств о необходимости смены режима в Сирии имеют по своему немалую значимость, они все равно натыкаются на одно важнейшее препятствие: как ни печально, страна день ото дня становится все ближе к пропасти гражданской войны, и революция не может продолжать бороться с режимом голыми руками, когда тот в ответ ведет огонь из всех стволов. Сегодня ей нужны не симпатии, а оружие, пусть даже вариант военного вмешательства на ливийский манер по-прежнему исключается.

Однако перед тем, как отчитывать других, может быть, нам лучше стоит разобраться с самими собой. Ливан не в состоянии превратиться в источник снабжения для сирийских революционеров, и нет ничего предосудительного в том, что правительство жестко борется со всей торговлей оружием на севере страны. В то же время совершенно ненормально и прискорбно видеть, как то же самое правительство закрывает глаза, когда армия другого государства устраивает бесчинства, когда сирийским беженцам отказывают в защите и праве на убежище, когда некоторых из них похищают и силой возвращают на родину при пособничестве определенных органов. За неимением могущества, хотя бы толика благородства нам точно бы не помешала…