В переговорном процессе о членстве в ЕС Турция – обладатель рекорда, который побить действительно сложно. Это приключение началось с Соглашения об ассоциированном членстве 1963 года («Анкарского соглашения») и продолжается в течение полувека. Если обратить внимание на сроки переговоров других стран о вступлении в союз, то следует заметить, что самый продолжительный период, в течение которого становится возможным членство, составляет в среднем 10 лет. По некоторым оценкам, основная ответственность за то, что Турция не может стать членом ЕС, лежит на самом союзе и объясняется его взглядом на нашу страну. В этой связи в качестве крупнейшего препятствия на пути в ЕС называется подавляющее большинство мусульманского населения в Турции. По мнению сторонников данной точки зрения, ЕС – «христианский клуб», который никогда не примет в свой состав мусульманскую страну. 

 

Формирование данных представлений в последнее время напоминает некую зубрежку, которую, не задумываясь, механически заучивают наизусть. В связи с этим в данной статье предпринимается попытка рассмотреть этот обсуждаемый столь активно, но лишенный существенных оснований аспект. Прежде всего, мы должны задаться вопросом: действительно ли Турция выполнила требуемые условия членства? Полагаю, что подсказку при ответе на этот вопрос следует искать в экономических и политических условиях Турции, начиная с 1987 года, когда была подана заявка о полноправном членстве. При высочайшем уровне инфляции в 1980-е и 1990-е годы Турция являла собой образ страны с ограниченной демократией. Препятствия на пути к свободе самовыражения, нераскрытые политические убийства и внутригосударственные мафиозные структуры – лишь некоторые из примеров Турции 1980-х и 1990-х годов. 

 

Судя по отчетливой тенденции последних лет, сегодня Турция только начинает приближаться к тому уровню экономического развития и политической прозрачности, которые требует ЕС. Следовательно, было бы ошибочно утверждать, что предлог для отказа Анкаре в членстве – мусульманское общество, и называть ЕС «христианским клубом». Это было бы целесообразно только в том случае, если бы союз указал на религиозные различия и сказал «нет» Турции, которая успешно выполнила все необходимые требования. 

 

Фактически ЕС – плюралистическая структура, и она стремится преодолеть религиозные, этнические и национальные конфликты, имеющие давнюю историю. В этой связи союз ведет борьбу с определенными силами в Европе. Некоторые группы не признают проект ЕС и стремятся превратить его в «христианский клуб», однако союз активно сопротивляется давлению этих кругов. Вместе с тем необходимо осознанно разграничивать позицию данных кругов и ЕС, так как далеко не все европейцы обладают единым мнением и единой верой. Судя по отдельным заявлениям тех, кто полагают, что ЕС должен быть сформирован на христианской основе, возникает совсем иной портрет Европы. Однако для того, чтобы определить, является ли ЕС «христианским клубом», необходимо провести анализ базовых принципов, на которые опирается ЕС, целей и свойств союза, а именно «общего» подхода в Европе. 

 

Такие обвинения в адрес ЕС в нашей стране продиктованы или непониманием его структуры, или внутриполитическими расчетами. На мой взгляд, риторика о ЕС как «христианском клубе» – часть усилий по сокрытию существующих внутригосударственных проблем путем обращения всеобщего внимания к вопросу ЕС. Постоянное перекладывание ответственности на других, вместо выявления ошибок и стремления их исправить, уже становится национальной особенностью в нашей стране. Вспоминается мудрое высказывание наших предков: «В чужом глазу и сучок велик, а в своем и бревна не замечаешь». 

 

Восприятие религии в Европе и ЕС

 

Исходным пунктом дискуссии о том, является ли ЕС «христианским клубом», должны быть европейские ценности. В этом контексте необходимо, прежде всего, обратиться к восприятию религии в Европе. Начиная с Эпохи Просвещения наблюдается устойчивое сокращение влияния христианства на европейскую политику. Что касается ситуации в целом, то сегодня нельзя сказать, что Европа крайне религиозна. Постепенная убыль доминировавшего в прошлом восприятия Европы как христианской, безусловно, вызывает беспокойство религиозных кругов. И основная проблема с их точки зрения – тот факт, что практически формирующий имидж Европы ЕС является недостаточно христианским. 

 

В этой связи необходимо попытаться определить, действительно ли европейцы рассматривают ЕС, Турцию и мир с религиозной точки зрения. Наиболее надежный источник, позволяющий дать ответ на этот вопрос, – журнал Eurobarometer, который регулярно измеряет пульс общественного мнения в Европе. В 2012 году европейцам было предложено назвать три важнейших с их точки зрения ценности. Согласно результатам исследования, приоритет был отдан правам человека (43%), уважению к человеческой жизни (43%) и сохранению мира (40%). Далее следовали такие ценности, как демократия, индивидуальные свободы, верховенство закона, справедливость, равенство и прочие. Религии было отведено последнее место в шкале таких ценностей (5%). Аналогичные результаты были выявлены при ответе на вопрос: «Какие ценности наилучшим образом представляют ЕС?» В пользу религии на этот раз высказались лишь 3%. Очевидно, религиозное восприятие Европы и ЕС характерно даже менее, чем для 5% респондентов. Другое исследование, проведенное в 2005 году, выявило количество атеистов в Европе: данный показатель составил 18%. Все эти результаты свидетельствуют о том, что в целом европейцам не свойственен религиозный взгляд. 

 

Если даже не обращать внимания на общественное мнение, то в любом случае напрашивается вывод о том, что ЕС – проект, предпринятый для урегулирования конфликтов, которые в истории Европы происходили на религиозной или этнической почве. Тридцатилетняя война между католиками и протестантами (1618-1648) – наиболее беспощадные годы в европейской истории. Путь к установлению мира и преодолению данных столкновений лежит через плюрализм и толерантность. В связи с этим ЕС ведет борьбу с религиозной нетерпимостью в некоторых государствах – членах союза. Создатели проекта ЕС осознают масштаб конфликтов, к которым в европейской истории уже привела и может привести в будущем религиозная направленность политики. Поэтому, ЕС также не желает прийти к такому образу, который превращает союз в «христианский клуб». 

 

Естественным образом, есть те, кто, напротив, стремятся идентифицировать данное объединение с христианством. Например, в 2011 году Папа Римский открыто заявил о том, что поддержит членство в ЕС государств, которые помнят о своих христианских корнях и будут защищать христианство в структуре союза. По мнению сторонников этой идеи, в отрыве от христианства невозможно определить единую европейскую культурную идентичность, которая, в конечном счете, будет жизненно необходима ЕС. По этой же причине приверженцы данной позиции выступают против членства Турции. Однако не стоит переносить мнение данных составляющих меньшинство групп на позицию всего ЕС. 

 

Ведь эти силы пока не достигли какого-либо успеха в христианизации ЕС. Например, круги, в числе которых находится и Ватикан, стремились включить упоминание о «христианском наследии» в Договор о введении Конституции для Европы, но это закончилось безуспешно. Аналогичным образом шквал критики Папы вызвал тот факт, что в опубликованной к 50-летней годовщине подписания Римского договора и образования ЕС Берлинской декларации (2007) говорится о демократии, верховенстве закона и свободах как европейских ценностях и не упоминается о христианских корнях Европы. Несмотря на всяческое давление, ЕС осознанно держится в стороне от религиозных вопросов, поскольку построение плюрализма и толерантности, являющихся базовыми принципами союза, на религиозной основе невозможно в Европе, где наблюдается очевидное ослабление религиозных верований. 

 

Одним из обращающих на себя внимание примеров этого сознательного подхода является дискуссия о документе ЕС, осуждающем теракты в церкви в Ираке и Египте в 2011 году. В документе не употреблялось понятие «христианский», вместо него говорилось о проявляемой к религиозным группам жестокости и свободе вероисповедания, что и вызвало серьезные споры по этому вопросу. В результате длительных дискуссий были включены понятия «христиане и мусульманские паломники». В ходе этих споров Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон отмечала, что, хотя теракты были осуществлены против христианского меньшинства, особые упоминания о христианах были бы политически неправильными. А это показывает, насколько официальные лица ЕС внимательны к религиозному вопросу, несмотря на все реакции европейского общественного мнения. 

 

Идеалы ЕС известны, и вопреки давлению и доминированию христианской религии в Европе в официальных текстах ЕС не оказалось выражения «христианское наследие», на включении которого в конституцию союза так настаивали определенные круги. Утверждения о том, что ЕС – «христианский клуб», невзирая на все это, означают или наше непонимание условий возникновения и цели Европейского союза, или наличие у нас проблемы с восприятием ЕС. 

 

Религиозное восприятие в Турции и взгляд на внешний мир

 

Чтобы выявить отношение Турции к религии и внешнему миру, можно снова обратиться к опросу Eurobarometer. Вопросы, задаваемые в государствах – членах ЕС и государствах – кандидатах на вступление в союз, были одними и теми же. В целом привлекают внимание схожие цифры при ответах на эти вопросы в каждой из категорий государств, правда, с одним исключением. При анализе стран Европы по отдельности, судя по результатам опросов, в качестве наиболее религиозной страны выступает Турция. Только в Турции религия, которую в качестве характерной ценности поддержали 27%, важнее индивидуальных свобод (26%) и сохранения мира (25%). Количество тех, кто рассматривают религию как «ценность, наилучшим образом представляющую ЕС», составляет 19%. Иными словами, каждый пятый в Турции видит ЕС «христианским клубом».  

 

Вместе с тем данные показатели свидетельствуют о том, что через религиозные очки Европу рассматривают именно турки. Иными словами, турки – больше мусульмане, чем европейцы – христиане. Следовательно, основная причина того, что мы видим ЕС «христианским клубом», – склонность к игнорированию наших собственных ошибок и недостатков наряду с тем обстоятельством, что Турция – наиболее религиозная страна в Европе. Обвинять ЕС, называя его «христианским клубом», конечно, проще, чем устранить дефекты и взять на себя ответственность. И все это превращается в риторику, при которой те, кто выступают против членства Турции в ЕС, извлекают определенные политические выгоды. 

 

В Турции религия рассматривается как важнейший элемент идентичности. Одним из иллюстрирующих данное обстоятельство примеров являются новые подходы к решению курдского вопроса, в рамках которых, помимо гражданства, на передний план выдвигается связующая роль ислама как единой религии. В результате этот процесс ведет к тому, что линзы наших религиозных очков становятся все толще, а наш религиозный взгляд на мир – все устойчивее. Между тем такая точка зрения предполагает и серьезные опасности. 

 

Если мы начнем смотреть на международные отношения сквозь религиозные очки, то весь мир мы будем воспринимать как структуру, которую составляют мусульманские, христианские, иудейские и другие религиозные группы. ЕС мы представляем «христианским клубом». В таком случае мы еще более отдалимся от членства в ЕС, которое, на мой взгляд, способно в значительной мере способствовать решению курдского вопроса. При этом ни проживающие в мире люди не разделены на группы столь явно, ни международные отношения не столь просты. Причина возникновения предметной области международных отношений – попытка выявить замысловатые, запутанные отношения между различными группами людей и постараться их понять. Упрощенное восприятие подталкивает нас к простым решениям. И в большинстве случае не совместимая со сложным устройством современных реалий подобная наивность становится причиной неисправимых ошибок и нашего отрыва от внешнего мира. 

 

Для тех, кого мы обвиняем в отказе от предоставления членства в ЕС, апеллируя к мусульманской религии, наше стремление к вступлению в союз без устранения существующих проблем и характеристика ЕС как «христианского клуба» равноценны утверждению: «Возьмите нас в ЕС, так как мы мусульмане». Чтобы суметь построить благотворные отношения с внешним миром и отказаться от обвинений всех, кроме самих себя, необходимо снова проверить наши очки, поскольку некоторые вещи могут быть совсем не такими, какими мы их видим.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.