За последние 20 лет ярлык "рука Москвы" в зависимости от той или иной политической ситуации вешали на все латвийские партии без исключения. Например, объединению ЗаПЧЕЛ он доставался за порой чересчур прямолинейные высказывания и действия, в конечном итоге не приносящие пользы ни Москве, ни Риге, ни самым "пчелам". Другим — скажем, объединению ТБ/ДННЛ или партии "Все Латвии", — за "подыгрывание" и провоцирование первых. С приближением выборов политические оппоненты с "рукой Москвы" все чаще ассоциируют объединение "Центр согласия"…

Брюссель, Вашингтон, Пекин…


Удивительно, что гораздо реже упоминаются выражения, действительно имеющие под собой конкретное наполнение. Например, "рука Брюсселя" или "рука Вашингтона". Если первое вроде как должно служить комплиментом: мол, мы все–таки хотя бы по формальным признакам числимся страной Евросоюза, и Брюссель в этом смысле является нашей "первопрестольной столицей" и нашим "старшим братом", — то второе уже вызывает серьезные вопросы. Почему, собственно, Вашингтон?

Отвечая на этот вопрос, кто–то попытается прикрыться нашим членством в НАТО, кто–то просто укажет на наши дружественные отношения с Америкой. Однако штаб–квартира НАТО тоже находится в Брюсселе! И дружественные отношения до недавних пор мы поддерживали и с Киевом, и по сей день продолжаем поддерживать с Тбилиси. Так что было бы логично говорить и о "руке Киева", и о "руке Тбилиси", и, как минимум, о "руке Пекина", раз уж мы тут на полном серьезе рассчитываем на китайский транзит через латвийские порты.

Тем не менее, именно "рука Москвы" в устах политиков и комментаторов стала нарицательным образом. Что же получается "в сухом остатке", как любит выражаться наш министр финансов Эйнарс Репше? С одной стороны, как нас пытается убедить часть латвийских политиков, Москва в частности и Россия в целом являются нашими… врагами. А быть рукой врага является, как минимум, предательством собственной страны и собственного народа. С другой стороны, раз в риторике не упоминается ни "рука Брюсселя", ни "рука Вашингтона", а одна только "рука Москвы", –следовательно, Москва опередила всех своих конкурентов в борьбе за влияние на умы и симпатии латвийцев…

К сожалению, образ "руки Москвы" сегодня и в предыдущие годы использовался и используется в качестве обвинения политических оппонентов чуть ли не в смертных грехах и призван обозначить зависимость конкретной партии или конкретных политиков от Кремля, Медведева, Путина, Зюганова, Жириновского и т. д.

Но, Боже правый, как партии и политики страны, которая является членом ЕС и НАТО, могут находиться в зависимости от другой страны, не входящей в эти союзы и альянсы?

И если даже на мгновение допустить, что в утверждениях о подобной зависимости присутствует хотя бы небольшая доля правды, то невольно пришлось бы признать, что существенную часть населения Латвии не радует и даже не устраивает причастность их страны к "мировому прогрессивному сообществу".

Спасительный кризис

На самом деле образ "руки Москвы", скорее, является не более чем пугалом в устах недееспособных политических партий, которые на протяжении двух десятилетий изображали бурную деятельность и обеспечивали собственное пребывание во власти лишь благодаря двум лозунгам: "Русские идут!" и "Латыш, не сдавайся!". Сегодня власти заставили и латыша, и русского сдаться перед натиском экономических неурядиц, а вместо русских (они были тут во все времена) пришел кризис. Можно даже сказать — "спасительный кризис", потому что он неизбежно положит конец этническому противостоянию и покажет, кто из политиков действительно способен мыслить и работать в масштабах государства, а чьи таланты ограничиваются лишь риторикой раздора…

Закономерно, что так называемые национальные партии меньше всего оказались готовыми не только мыслить на государственном уровне, но даже делать логические выводы. Привыкшие, что их обвинения своих политических оппонентов в нелояльности к собственному государству — "рука Москвы"! — раз за разом возносили их на олимп власти, они даже не попытались обременить себя программой или хотя бы отдельными идеями по развитию государства, по выходу из сложившегося экономического коллапса.

Привыкшие лечить чужую головную боль с помощью гильотины, они пополняли госбюджет путем обирания пенсионеров и подогревали экономику путем повышения налогов. Теперь настало время, когда даже самого национально озабоченного избирателя вряд ли убедит предвыборное обещание, что, например, успешный сбор денег в госбюджет обеспечит перевод всех школ на латышский язык обучения. Или вдохновит утверждение, что запрет украшать автомобили Георгиевскими ленточками увеличит внутренний валовой продукт страны на энное количество процентов. Или утешит оправдание, что "если в кране нет воды, значит, выпили русские…". Правда, национальные партии, потерпевшие заслуженное и закономерное поражение на выборах в Рижскую думу, все же надеются взять реванш на парламентских выборах, при этом опрометчиво хватаясь за "руку Москвы". Однако не сей раз эта рука их из болота уже не вытащит…

Дружить не втихаря

У разных политических партий Латвии отношения с Москвой в разное время складывались по–разному. Самую большую активность в этом направлении проявляли Андрис Шкеле и возглавляемая им Народная партия. Но Шкеле интересовали не партнерские отношения на государственном уровне, а исключительно рынок сбыта для собственного перерабатывающего бизнеса. Подписанный позже его товарищем по партии Айгарсом Калвитисом договор о латвийско–российской границе тоже был обставлен таким образом, чтобы принести больше дивидендов самому подписанту — спонсирование "Газпромом" рижской хоккейной команды "Динамо", обед с премьером Владимиром Путиным и т. д.

Более чем забавно отношения с Москвой выстраивали "зеленые крестьяне". Даже в то время, когда по трубопроводу еще шла нефть и лидер партии Айварс Лембергс был кровно заинтересован в сотрудничестве, из уст его товарищей по партии словосочетание "рука Москвы" звучало как ругательство. То же самое можно сказать и о "Новом времени". Пока один из спонсоров партии Григорий Крупников выстраивал с Москвой деловые отношения, его однопартийцы поносили Кремль, на чем свет стоит.

Самыми последовательными в отношениях с Москвой оказались национальные радикалы из объединения ТБ/ДННЛ. Не смотря на то, что их спонсоры также имели виды на российский рынок, "тэбэшники" так и ни разу не удосужились протянуть руку Москве. Что привело к интересному политическому казусу. Во времена премьерства Гунтарса Крастса в Риге состоялся саммит стран Балтийского моря, на который из Москвы в качестве руководителя делегации России прибыл тогдашний премьер Виктор Черномырдин. В течение всего визита обоим премьерам так и "не удалось" обменяться даже элементарными фразами приличия…

Что же касается объединения "Центр согласия", в адрес которого сегодня из уст националистов звучат и будут все громче звучать обвинения в лоббировании интересов Москвы, то, в отличие от других контактеров, "центристы" являются единственными, кто сотрудничает с Россией открыто. Более того, между ЦС и партией "Единая Россия" даже подписан договор о сотрудничестве. Впрочем, подобные договоры у ЦС имеются и с Китайской коммунистической партией, и политическими партиями других стран.

Таким образом, чтобы перечислить все города и страны, чьей "рукой" ЦС является, пальцев одной руки точно не хватит. И лишь политикам и партиям, осуществляющим подобное сотрудничество втихаря, это представляется чем–то предосудительным. Ничего не поделаешь — каждый в первую очередь судит по собственному опыту…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.