В редакции Latvijas Avīze гостил начальник Полиции безопасности генерал Янис Рейникс, которого расспрашивали журналисты Волдемарс Крустиньш и Эдвинс Цирулис.

- Что в вашем понимании является угрозой для безопасности государства?

- Угроза для безопасности государства не является неизменной, она меняется с переменами как внутри страны, так и во внешней политической и экономической ситуации. С точки зрения сегодняшнего дня надо рассматривать те факторы, которые влияют на безопасность государства. Эти факторы – большая безработица, другие социальные проблемы... Это вызывает социальную напряженность и приводит к радикализации общества, различным акциям протеста и т.д.

- Вы, господин генерал, все же не благотворительная организация, не центр социального обеспечения. Что вы в рамках своей компетенции можете делать, чтобы бороться с причинами, которые вызывают угрозы для государства?


- Упомянутые мною причины можно устранить только взвешенными политическими решениями и социально-экономическими методами. Учреждения госбезопасности могут единственно вести мониторинг ситуации и информировать руководство государства об обострении проблем, о критических тенденциях.

- Это тоже хорошо. Вы подготовили годовой отчет Полиции безопасности? Если да, то что, кроме оценки ситуации о социальных бедах, вы там указали?

- Годовой отчет мы подготовили. Его публично доступная часть будет опубликована на сайте Министерства внутренних дел. Полный текст отчета, который является конфиденциальным, в январе этого года мы представили правительству. В нем указаны не только потенциальные угрозы, которые исходят от социально-экономических условий и экстремистски настроенных групп, но и проблемы, связанные с т.н. «политикой в отношении соотечественников», которую Российская Федерация реализует в Латвии. Перечислено то, что Полиция безопасности сделала по созданию антитеррористической системы, что делается в сфере защиты государственной тайны. Отражены результаты расследований  уголовных дел, возбужденных в связи с коррупцией, подкупом избирателей во время выборов в самоуправления в прошлом году, контрабандой. Мы проинформировали также об обеспечении безопасности визитов иностранных гостей в Латвию. Возможность ознакомиться с годовым отчетом будет уже в ближайшие дни.

- Полиция безопасности Эстонии в своем годовом отчете сделала вывод, что угроза для безопасности государства усматривается в связи с действиями Москвы, деятельностью русской прессы в Эстонии. Ваши выводы аналогичны?

- Да. Стремления России реализовать т.н. «политику в отношении соотечественников», по сути, имеет цель консолидировать живущих в Латвии русскоязычных и расширить свое информационное пространство. Целевая аудитория в большей мере – молодежь, которая может создать выгодную для России политическую и экономическую среду. Например, молодежное общественно-политическое движение Patrioti LV. Для координации политики в посольстве России создан координационный совет организаций «соотечественников». Кроме того, создан совет общественных организаций Латвии, в который входят примерно 70 организаций.

- Вы считаете, что за этими 70 организациями есть что-то реальное, или же самое большой достижение этих «организаций» самореклама, приглашения в посольство России и Дом Москвы, выступление с различными речами?

- Действительно, не все эти организации многочисленны и влиятельны. Однако видим попытки создать различные «русские центры», - например, в «Балтийской международной академии» и в Даугавпилсском университете, - которые финансирует фонд «Русский мир». Через него идет поток финансирования, который направляется на различные, как говорят, связанные с культурой и образованием проекты.

- Не является ли настоящей целью этой «консолидации» оттолкнуть русскоязычных жителей от процесса интеграции, сделать «русскую общину», потребовать власти в Латвии?

- Конечно, такая «консолидация» интеграции не способствует. Ее цель явно другая – популяризовать свои взгляды и рассказывать, что неграждане здесь социально и политически отторгнуты.

- Вы упомянули, что в годовом отчете указаны проблемы, связанные с коррупцией и ситуацией на границе государства. Министр внутренних дел потребовала также оценки Полиции безопасности в отношении ситуации на восточной границе. После прозвучавших подозрений в прикрытии контрабанды недавно с руководящей должности в Лудзенской пограничной охране был подвергнут «ротации» господин Масловскис. До судов дошли т.н. гребневское и тереховское дела, по которым обвиняются десятки таможенников и пограничников. Слышно, что все равно на восточной границе ничего не меняется. Какова ваша оценка?

- В конце прошлого года мы составили для правительства очень серьезный анализ рисков о том, что происходит на восточной границе нашего государства, - и о потоке контрабанды, и о коррупции, и о других вопросах. Наш вывод рассмотрели в МВД, в Комиссии по национальной безопасности. Результат - пограничная охрана активизировала свою работу, сами пограничники тоже начали чистку своих рядов, и с руководством пограничной охраны у нас по этим вопросам сложилось хорошее сотрудничество. «Ротация» господина Масловскиса тоже произведена не без оснований. Полиция безопасности продолжает следить за развитием ситуации, и только в этом году мы уже возбудили три уголовных дела о коррупции должностных лиц. Будут и еще...

- Значит, там еще есть, «за кем придти»?

- Несомненно, если малая контрабанда идет на убыль, то в приграничье образуются новые группы контрабандистов, которые организуют серьезный поток грузов через границу. Реализуются масштабные схемы контрабанды, за которыми стоит организованная преступность Латгале. Часть преступников из этого региона недавно вернулась на свободу, вместе с ними схему реализуют бывшие пограничники и полицейские, которые потеряли работу. Об этом свидетельствует и размах контрабанды - только что обнаружено полмиллиона сигарет в одном грузе.

- Задержание крупных грузов контрабанды – это результат целенаправленных действий или «счастливый улов»?

- В основном такие преступления удается раскрыть, тщательно анализируя полученную оперативную информацию. Без предварительной информации вряд ли удалось бы раскрыть такие преступления.

- Не беспокоит ли вас то, что в пишущей на русском языке прессе временами культивируется мнение, что политика нашего государства чуть ли ни дискриминационная? Недавно в одной газете появилась публикация, название которой «Началось языковое окружение полицейских». 234 полицейских в Латвии не знают латышский язык на таком уровне, чтобы выполнять свои рабочие обязанности. Основная мысль поднятой шумихи: государство выгоняет хороших полицейских «только» потому, что они не владеют латышским языком. В эти же дни появилась новость о том, что чуть не произошла катастрофа под Санкт-Петербургом, потому что диспетчер аэропорта не знал английского языка, чтобы понять швейцарского пилота. Конечно, такой диспетчер аэропорта не может там работать. Разве латвийский полицейский, который не может объясниться на государственном языке с каким-либо попавшим в беду человеком, может выполнять свои рабочие обязанности, если не понимает пострадавшего и не может должным образом четко составить протокол?

- Конечно, упреки в том, что выгоняют не знающих государственный язык полицейских, неуместны. Трудно говорить о мотивации, которой руководствовались авторы статьи. Не вижу ни причин, ни необходимости даже начинать обсуждать эту саму собой разумеющуюся вещь, что полицейский должен знать государственный язык.

Требования для работников Полиции безопасности – знать не только государственный язык, но и несколько иностранных языков. Для того чтобы можно было эффективно работать в условиях угрозы международного терроризма, некоторые сотрудники осваивают арабский язык.

Несколько дней назад мы задержали две группы нелегальных иммигрантов из Афганистана – всего 11 человек. Этот поток иммигрантов через восточную границу нашего государства обеспечивала организованная международная группировка, часть членов которой уже находится под арестом. Хотя это и так называемые экономические беженцы, с таким же успехом сюда и далее в Европу могли попытаться попасть международные террористы. Так как они происходят с территорией, которые являются повышенными зонами риска терроризма, мы вынуждены проверять и их биографии, и причины прибытия. Чтобы понять афганских беженцев и получить от них информацию, нет гарантии, что будет достаточно знания английского языка, по сути, надо знать язык пушту и дари. К сожалению, в Латвии не много специалистов, которые знают эти языки. Ну, а если полицейский в Латвии не знает государственный язык...

- Кто организовал этот коридор беженцев, как они сюда попали, и была ли их конечной целью Латвия или же более отдаленные страны Европы?

- Въезд в Европу нелегальных иммигрантов из Афганистана активизировался еще в прошлом году, и зафиксированный нами случай не первый. Из Афганистана бегут сотни тысяч человек, и, увидев в этом обстоятельстве возможность хорошо заработать, ее использует международная организованная преступность. С каждого беженца, который на родине продал все свое имущество, требуют в среднем 5000 долларов США. В данном случае Латвия была лишь транзитным государством, а конечная цель, главным образом, страны Скандинавии. Беженцы оказались здесь, перейдя «зеленый коридор» на российско-латвийской границе. Разумеется, это было организованное перемещение беженцев через границу.

- Это значит, что беженцы спокойно перешли через границу на российской стороне, и там их никто не проверил. Тогда у организаторов были хорошие «концы», в том числе и в России?

- Конечно. Один из источников прибыли международной организованной преступности - это нелегальная миграция, и, чтобы обеспечить беспрепятственный поток беженцев, необходимы «свои» люди на всех подлежащих пересечению границах. При расследовании этого дела у нас обязательно будет много вопросов также к российским пограничникам. С российскими коллегами у нас сложилось деловое сотрудничество - без какой-либо политики, поэтому я думаю, что у нас не будет проблем с расспрашиванием российских пограничников. В данное время поток экономических беженцев через Латвию прямой и серьезной угрозы для безопасности государства вроде бы не создает, однако надо учитывать то обстоятельство, что эти люди прибывают из стран повышенного риска терроризма, и такой «канал беженцев» можно использовать также для транспортировки наркотиков из Афганистана. Совокупность этих обстоятельств, разумеется, заставляет нас обращать на это самое серьезное внимание.

- Что вы думаете о недавнем восстановлении на работе задержанного в свое время по делу о Детской больнице Айварса Лисенко? Суд решил, что он уволен незаконно. Означает ли это, что подозрения Бюро по борьбе и предотвращению коррупции (ББПК) о его вине в связи с хранением подозрительно большой суммы наличных денег были преждевременными?

- Мне трудно судить о делах, которые в полной мере не находятся в моем ведении. Но я допускаю, что в этом случае суд принял решение не о его виновности или невиновности, а о том, насколько юридически точным было основание для увольнения с работы. Упреки могут быть не к продвижению уголовного процесса БПБК, а к юристам больницы, которые неумело составили решение об увольнении сотрудника с работы.

Если говорить об обнаруженной огромной сумме денег, которая была описана в прессе, и о принадлежности которой высказаны различные догадки, - правоохранительным учреждениям нужно воздерживаться от публикации еще непроверенных фактов, чтобы не дать основание для различных, в том числе и для политических спекуляций.

- Полмиллиона денег неизвестного происхождения – это достаточно серьезная сумма, чтобы расспросить о ней вас, как руководителя Полиции безопасности. От БПБК никаких пояснений об этих деньгах мы не слышали. Разве такой большой суммы денег недостаточно, чтобы, используя финансы в политических целях, можно было повлиять на процессы в государстве, и разве этот вопрос не должен оказаться в поле зрения Полиции безопасности?

- Конечно, разъяснения по этой прозвучавшей интересующей общество информации необходимо дать по возможности скорее, однако расследование этого дела в компетенции БПБК. Возможно, БПБК сможет завершить и передать дело прокуратуре еще до выборов, тогда и появится ответ на заданный вами вопрос. За контроль финансирования политических партий ответственно БПБК. По этому вопросу сотрудничество Полиции безопасности с БПБК хорошее.

- Настроение в обществе и возможные экстремистские проявления Полиция безопасности изучает, в том числе следит за комментариями в Интернете. Являются ли высказываемые экстремистски настроенными людьми в Интернете идеи реальной угрозой для государства, или это только обмен мнениями небольшой «группы единомышленников»?

- В наши дни Интернет стал важной и заслуживающей внимания средой для обмена мнениями и распространения идей, которая используется для различных, в том числе и противоправных целей. С учетом общей доступности и популярности Интернета, особенно среди молодежи, публикуемая в нем информация может создать реальную угрозу для общественной безопасности. Высказываемые в Интернете комментарии нередко выходят за рамки свободы слова и направлены на разжигание межнациональной розни. Мы идентифицируем авторов комментариев и в отдельных случаях привлекаем их к уголовной ответственности. В прошлом году таких дел было шесть. В этом году возбуждено уже три уголовных дела. Согласен, что выразители этих идей, обмениваясь в Интернете своими мнениями, не отражают общее настроение общества и серьезного влияния на безопасность государства не оказывают. Однако это не основание для освобождения их от уголовной ответственности, если они нарушили закон. У большой части выразителей экстремистских идей ментальные проблемы.

- Как выглядит социальный потрет «фанатов Интернета»?

- Это очень разные люди. Часть из них стали безработными, часть – молодежь, охваченная радикальными идеями. Иногда интернет-среду для выражения своих экстремистских идей используют также очень хорошо образованные люди.

- Думаю, что образованные люди есть и в группе активистов Интернета «Народная армия четвертой Атмоды». Полиции безопасности известен состав этой группы?

- Если речь о Neo, то он, словно современный Робин Гуд виртуальной среды, который первоначально выполнил общественно значимую и нужную работу, указав на «дыру» в поддерживаемом Службой госдоходов сайте, на котором, как оказалось, любой мог узнать публично недоступные данные о вознаграждении сотрудников госучреждений. (За подписью Neo в Интернете опубликована информация о размере зарплат сотрудников ряда госучреждений Латвии. – Прим. переводчика).  Однако его действия в данное время, публикация этой полученной информации, которая содержит данные физических лиц, я характеризую как деструктивную и противоправную деятельность. Она провокационна и создает нетерпимость в отношении определенных социальных групп.

- Может быть, он создает нетерпимость к тем бессовестным, кто обворовывает государство?

- Общество может воспринимать это по-разному, но я смотрю на эти факты с правового аспекта.

- Опубликованная информация не сфальсифицирована, не искажена. Как в действительности она может быть деструктивной?

- Какими бы ни были цели предания этой информации гласности, это действие противозаконно. В то же время Neo актуализировал очень серьезную проблему нынешнего кризисного времени, о чем в обществе начались дискуссии: нужно ли публиковать вознаграждение всех чиновников. Однако его дальнейшие действия после актуализации этой проблемы уже противоправны.

- А если в один прекрасный день господин Neo явится к вам и скажет: вот и я...

- Полиция безопасности не собирается его арестовывать, но не скрою, что у нас есть к нему несколько вопросов о деятельности заявленной  и незарегистрированной организации «Народная армия четвертой Атмоды», в названии которой звучит и что-то военное. Конечно, в нашей компетенции выяснить цели деятельности этой организации. Расследование дел о разглашении данных – в компетенции Государственной полиции.

- Нужно ли понимать, что все технические и интеллектуальные ресурсы государства слишком слабы, чтобы идентифицировать это лицо?

- Neo, по нашему мнению, сравнительно молодой, латыш, с хорошим образованием в сфере информационных технологий, у него длинные волосы, он пользуется очками. Но подчеркну, он не то лицо, которое нужно объявлять в международный розыск...

- Значит, для Полиции безопасности, это не только виртуально призрачное существо?

- Наша служба его делом не занимается – уголовное дело расследует Государственная полиция.

- Правда ли, что господин Ушаков (Нил Ушаков - мэр Риги, партия «Центр согласия». - Прим. переводчика) приходил к вам, пытаясь повлиять на вас, чтобы запретить заявленные на 16 марта мероприятия у Памятника свободы? В прессе появились различные сведения, но вряд ли читатели могли понять, что было на самом деле.

- Господин Ушаков действительно был у меня с визитом, и одним из интересовавших его вопросов были мероприятия 16 марта и возможные риски для безопасности жителей. Я ответил, что мы обобщим всю информацию и представим ее Рижской думе в установленном законом порядке. Наша беседа состоялась примерно за месяц до 16 марта. В то время я сказал, что Полиция безопасности никаких угроз не усматривает, однако добавил, что ситуация через несколько недель может измениться. Мы направили Рижской думе письмо, указав возможные факторы риска, однако категорических возражений против проведения мероприятий дня памяти легионеров с нашей стороны не было. Напротив, в прошлом году поступившая в наше распоряжение накануне 16 марта информация была намного более тревожной. В этом году такой информации у нас не было.

- Враждебные Латвии силы используют возможность интерпретировать историю в выгодном для себя свете. Здесь, в свою очередь, закрыто два наших исторических журнала. Очевидно, у Полиции безопасности есть свои выводы о ситуации в государстве и подготовлены – в самом широком смысле – рекомендации правительству, чтобы оно знало, как действовать, если возможные угрозы для государства действительно могут быть реализованы.

- О ситуации в сфере государственной безопасности высших должностных лиц государства мы информируем еженедельно. Закрытие исторических журналов - не совсем вопрос нашей компетенции, однако я могу высказать свое мнение о проблемах, с которыми приходится сталкиваться нашим историкам, - это запрет на доступ ко всем архивам в России, что позволило бы отражать историю максимально объективно и точно. Так как наши историки не могут попасть к этим документам, появляются возможности для различных манипуляций и интерпретаций исторических фактов.

- А другие ваши выводы, которые нужно принять во внимание Сейму?

- Недавно Сейм принял изменения в Законе об иммиграции, которые президент государства вернул парламенту. Для этого было две причины: недостаточное экономическое обоснование, а также возражение учреждений безопасности. Мы считали: если государство готово дать временный вид на жительство иностранцам, то надо разработать также механизм проверки этих людей учреждениями безопасности перед предоставлением видов на жительство. В данное время такой механизм в закон внесен, и с нашей стороны возражений больше нет. Это один из иллюстративных примеров того, как Полиция безопасности реагирует на события, в которых усматривает признаки угрозы госбезопасности. Ежегодно в Латвии проводятся мероприятия, о прогнозируемом ходе которых с учетом всевозможных факторов риска Полиция безопасности высказывает высшим должностным лицам государства свое мнение и оценку ситуации.

Перевод: Лариса Дереча