1 сентября учебный год начался приблизительно для полумиллиона учеников по всей Литве. Накануне Дня знаний «Литовский курьер» беседовал с председателем Ассоциации учителей русских школ Литвы Эллой Канайте.

- Какие вопросы для школ  с русским языком обучения (далее - русские школы) остаются открытыми и в новом учебном году?

- Что день завтрашний нам готовит? Ведь это касается не только самого существования русской школы, но, естественно, и работы учителей. Поэтому круг вопросов очень велик и взаимосвязан.

Более трех лет вместе с польской общиной мы боролись за сохранение второго пункта 30-й статьи Закона об образовании. Этот пункт давал возможность и гарантировал получение среднего образования на родном языке. В 2007 году клеркам Министерства образования и науки пришла мысль скопировать идеи наших соседей – Латвии и Эстонии – урезать количество предметов, преподаваемых на родном языке. Сначала речь шла о процентном соотношении, потом о количественном соотношении предметов. Когда в феврале-марте шло активное обсуждение этого вопроса, нас, представителей нацменьшинств убедили в том, что поправки к Закону об образовании будут, но 30-я статья останется без изменений. Причем такие заверения мы услышали из уст самого министра образования господина Гинтараса Стяпонавичюса. Честно говоря, мы с облегчением вздохнули. Наконец-то наши совместные усилия с польской общиной возымели силу. Но, как оказалось в дальнейшем, радовались недолго. Мы были шокированы, когда эти поправки оказались в Сейме вместе с той пресловутой статьей, в которой речь шла о преподавании двух предметов в основной и трех предметов в средней школе на государственном языке.

– Как отреагировали представители нацменьшинств на подобный шаг со стороны парламентариев?

В июне на конференции соотечественников, которая проходила в Клайпеде, было принято обращение к президенту, Сейму, кабинету министров. Из канцелярии президента пришел двусмысленный ответ. С одной стороны, в нем говорится, что надо заботиться о нацменьшинствах, а с другой, все, что делается, – это для нашего (нацменьшинств. – Прим. ред.) блага, чтобы наши дети могли свободно интегрироваться в литовское общество.

– Из года в год наши политики повторяют одну и ту же фразу об интеграции, хотя налицо явная ассимиляция. Вы согласны?

–  Уже давно речь идет об ассимиляции, и нельзя путать эти два понятия. Мы постоянно говорим о том, что наши ребята свободно интегрируются в литовское общество. Об этом ежегодно говорят результаты экзаменов за курс средней школы. Да, правительство согласно с нашими требованиями и готово их учитывать и при этом одновременно идет «забота» об интеграции нацменьшинств. От Сейма мы вообще получили «сухой», казенный ответ на наше обращение. В нем говорится, что парламентарии до 1 июля должны были принять эти поправки, но не успели. Поэтому к их рассмотрению вернутся  в сентябре. Правда, в июне мне пришлось дважды побывать в Сейме на заседаниях Комитета по образованию. Нелепо прозвучали слова председателя комитета Валентинаса Стундиса о том, что раз комитет в первом слушании принял эти поправки, менять они больше ничего не собираются.

Мне очень понравилась позиция представителей польской общины, в частности члена Сейма Ярослава Наркевича, который убедительно отстаивал право получения среднего образования на родном языке. Совсем недавно прозвучало заявления европарламентария, лидера Избирательной акции поляков Литвы Вальдемара Томашевского о том, что вопрос о поправках (если они будут приняты. – Прим. ред.) будет вынесен на заседание Европарламента как нарушение прав нацменьшинств в Литве.

Я не хочу выглядеть пессимисткой, поэтому верю в то, что все-таки победят здравый смысл и разум. Если мы говорим о русской культуре, менталитете, если мы хотим растить наших детей не мутантами, очень важно сохранить образование на родном языке. А вопрос сохранения школ решается и самой общиной, он зависит и от нас. Мы, действительно, сами должны делать выбор в пользу русской школы, языка, истории, чтобы видеть наших детей интегрированными, а не ассимилированными.

– В продолжение темы сохранения русских школ, каких из них мы лишились в этом учебном году?

– К сожалению, очень плачевная ситуация сложилась в Электренской средней школе, которая, действительно, была малочисленной –  чуть больше 40 учеников.

– Но не надо забывать, что она была единственной школой с русским языком обучения в Электренай. Возможно, самоуправлению надо было сделать исключение из правил?

– Она была единственной не только на весь город, но и в радиусе 30 километров. Тем не менее, самоуправление приняло такое решение. Правда, Министерство образования и науки пообещало, что для учителей и администрации вопрос закрытия школы не будет болезненным. Поскольку школа была не только с русским языком обучения, но в ней были молодежные классы. Эти классы останутся здесь и в дальнейшем. Что касается детей, то им будет дана возможность обучаться в других школах, при этом изучая русский язык не как иностранный, а как родной.

Кроме того, в Вильнюсе закрыли среднюю школу Винге. Решение о ее реорганизации было принято еще в июле 2009 года.  Удалось сохранить начальные классы – теперь детский сад-ясли «Бангяле», в котором они находятся, станет филиалом Лаздинской средней школы.

– И невозможно предугадать, что может еще произойти со школами в ближайшем будущем?

– Если осенью Сейм Литвы примет поправки к Закону об образовании, тогда будет изменена и структура самой школы. Вместо средней школы будут функционировать основные школы, прогимназии и гимназии. До сих пор нет ясности, для чего необходимы подобные изменения. Ведь даже мировая практика свидетельствует о том, что такая устоявшаяся модель, когда среднее образование получают под «одной крышей», является одной из совершенных. Умнейшие, талантливые люди вышли именно из стен средней школы. Радует, что эти поправки не коснутся школ с родным языком обучения, которые остаются единственными на весь город.

К сожалению, нигде в новой редакции Закона об образовании не закреплено само понятие школы нацменьшинств. Почему-то политики очень его боятся. Оно и понятно. Ведь все, что делает наше Министерство образования, то, что в настоящее время пытается принять Сейм, идет вразрез с рамочной конвенцией ЕС о правах национальных меньшинств. Значит, в Литве происходит нарушение прав нацменьшинств. Нас лишают возможности получения среднего образования на родном языке.

Да, школы с русским, польским языками обучения являются составной частью системы образования. Но при этом школы нацменьшинств несут на себе и другие функции – являются очагами культуры, помогают сохранять свою «русскость». Хотя учебные планы составлены так, что сохранять эту «русскость» очень сложно. Уменьшается количество часов родного языка, не говоря уже о том, что в курсе истории сужен материал по родной истории. Более того, он дается очень однобоко, порой с элементами тенденциозности, одиозно.

– Когда мы говорим, что разумный диалог с властями – путь к сохранению русских школ, в действительности диалога не получается?

– Я всегда выступаю за цивилизованный диалог с властями. Вроде бы они и идут навстречу, но, к сожалению, этот диалог носит двуликий характер. Наши власти выступают в роли двуликого Януса: одно лицо говорит одно, другое – совершенно иное. Но и наше терпение когда-нибудь закончится. Опять повторяю, если будут приняты поправки, касающиеся 30-й статьи, то мы вынуждены будем обращаться в Европейский союз.

Какую угрозу может представлять тот маленький островок русских школ для титульной нации, для государства? Власть не хочет понимать, что разнообразие культур – это богатство государства. Об этом они только красиво говорят. А на поверку защитить нас практически некому. Департамент нацменьшинств упразднен – он теперь существует как отдел при Министерстве культуры.

– Накануне нового учебного года хочется поговорить и о позитивном.

–  Сейчас в условиях конкуренции школы сами осуществляют очень интересные проекты, которые способствуют повышению интеллектуального и образовательного уровня наших ребят. Ведь основная задача школы – давать знания, воспитывать. И это русская школа выполняет успешно.

Моя беседа с Эллой Канайте проходила в ТЦ «Европа». Понимая, что Элла Ильинична личность достаточно известная,  я была готова к любым неожиданностям. Так случилось и на этот раз. Встреча с бывшей ученицей оказалась как нельзя кстати.

Рената Копач, выпускница Лукишкской средней школы г. Вильнюса 2001 года. Сейчас живет в Лондоне, преподает живопись в начальных классах. Девушка окончила Вильнюсский педагогический университет. На вопрос, были ли у нее проблемы с литовским языком в процессе учебы, Рената с улыбкой заметила, что они если и были, то только в самом начале, и возникали не в плане языка, а в плане адаптации.

- Что заставило тебя уехать?


- Перспективы. Я проработала два года в литовской школе, а потом поняла, что пора продвигаться по карьерной лестнице. Решила попробовать себя в Лондоне.

Благодаря художественному уклону в своей школе и учителю Ларисе Эриковне Лопатиной, которая помогла мне найти путь в жизни, теперь я сама пишу картины, участвую в выставках и выставляюсь в Лондоне. В Лондонской галерее было продано уже четыре мои картины.

- Вот вам, пожалуйста, позитивный окрас в продолжение темы русских школ, - с гордостью произнесла Элла Канайте, возвращаясь к прерванной беседе. - О какой интеграции надо говорить, когда выпускница школы с русским языком обучения преподает в литовской школе? Наши выпускники успешно работают в госучреждениях, в различных структурах власти. Поэтому то, что сейчас предпринимают политики по отношению к школам нацменьшинств, кроме как насильственным вмешательством не назовешь. Более того, в русских школах и так многие предметы преподаются на государственном языке или, как мы говорим, идет билингвальное обучение. Ведь многих учебников, учебных пособий нет на русском языке. Так, учебники по истории, начиная с 8-го класса, издаются только на литовском языке, и с этого времени ребята без проблем погружаются в языковую среду. А если Сейм примет поправки, то о каком тогда этническом компоненте школы может идти речь? Нашим политикам в первую очередь надо думать о престижности государства, о том, чтобы молодежь оставалась в Литве.

Говоря о позитивных тенденциях, нельзя не вспомнить и о традициях русских школ, многие из которых отмечают славные юбилеи. Так, в прошлом году исполнилось 110 лет мажейкской средней школе «Яунисте», 70 лет отмечала шяуляйская средняя школа «Сантарвес». Некоторые столичные школы перешагнули 60- и 80-летние юбилеи. В Шальчининкском районе, который мы больше знаем по компактному проживанию польского населения, есть две русские школы – «Сантарвес» и в Яшюнай. Совсем недавно, в июне этого года, школа в Яшюнай праздновала свой вековой юбилей – ей исполнилось 100 лет. В ней работают уже три поколения учителей. Иными словами, все эти школы с давней историей, традициями, которые они продолжают до сих пор.  И самое главное, что русские школы сохраняют свое лицо. В наши дни это очень важно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.