Сегодня марафон по формированию нового правительства обещает вступить в решающую фазу. Главная интрига политических переговоров (которые на разных уровнях длятся уже полторы недели) остается неизменной: неужели действительно в правящую коалицию войдет национальное объединение «Все - Латвии!»-ТБ/ДННЛ? И какая форма сотрудничества будет предложена «Центру согласия»? О текущем политическом моменте, итогах выборов и перспективах на будущее «Час» беседует с политологом Филиппом Раевским.

Что в имени тебе моем?

- Перед выборами много говорили о том, что кризис выдвигает на первый план экономические вопросы, а национальные вопросы теряют свою актуальность. Итоги выборов Сейма подтвердили этот прогноз?


- Нет. Даже наоборот - голосование на этих выборах было очень этническим. На это повлияли и внутренние, и внешние факторы. Внутренние - избирательная кампания «Все - Латвии!»-ТБ/ДННЛ и избирательная кампания «Единства», которое позиционировалось против «Центра согласия». А к внешним факторам можно отнести визит Юрия Лужкова в Ригу и его заявления, которые давно уже вышли из моды в отношениях Латвии и России и в высказываниях российских политиков о Латвии. Все это очень серьезно отодвинуло ситуацию в Латвии назад.
 
- Получается, что экономический кризис национальные вопросы не только не сгладил, но обострил?

- Везде в Европе экономический кризис стал катализатором национализма - экономического национализма и национализма вообще. И Латвия в этом смысле не является исключением. Конечно, хотелось бы сказать, что Латвия - исключение, но увы...

Нельзя сказать, чтобы списки кандидатов в депутаты, например, от партий «За лучшую Латвию!» и «Центр согласия» были бы полностью однородными по национальному составу. Но в одном случае перспективы появляются для кандидатов с латышскими фамилиями, а в другом - для кандидатов с нелатышскими фамилиями. Это надо учитывать тем, кто хочет заниматься политикой.

Сегодня в Латвии для одних фамилий больше подходит один круг партий, для других фамилий - другой круг партий...

За новые лица!

- Еще один миф, который разрушили эти выборы, это миф о том, что за радикальных политиков из ТБ/ДННЛ голосуют пожилые люди, прожившие тяжелую жизнь и имеющие глубоко личный счет к советской власти. Успех партии «Все - Латвии!» доказал, что радикальная политика пользуется спросом, что у этой политики - молодое лицо, и голосует за нее молодежь.

- Думаю, что если мы говорим о «Все - Латвии!», то речь идет не о спросе на радикальную политику. Давайте абстрагируемся от того, что говорят представители этой партии, и поговорим о них просто как о молодых людях, которые входят в политику. И тогда мы сможем констатировать, что эта партия функционирует уже много лет и что эти молодые люди в течение всего этого времени привлекают к себе внимание - как потенциальные политики, находящиеся вне парламента.

Они сумели быть самодостаточными вне парламента, чего не сумела сделать ни одна из парламентских партий. Они стартовали на нескольких выборах, мандатов не получили, но все равно не перестали работать. Так что если мы говорим о «Все - Латвии!», то речь идет не только об идеологии.

Избиратели хотят голосовать за новые лица, но за новые лица в парламенте, а не за новые лица в политике вообще. Партия «Все - Латвии!» уже доказала свою способность не распадаться после первого удара, они умеют проигрывать и умеют работать вне парламента. Все это создает впечатление, что они честные люди и опираются на какие-то идеалы. А это именно то, что люди сейчас хотят видеть.

- Можно ли назвать объединение «Все - Латвии!»-ТБ/ДННЛ победителем выборов?

- Я бы не сказал, что они являются главными победителями. Но они продемонстрировали качественный рост. При малобюджетной предвыборной кампании они из внепарламентской политики сумели перейти в парламентскую политику - с определенным потенциалом для работы в правительстве. Они в числе тех, кто на этих выборах получили больше всего.

Кто там на левом фланге?


- А чем вы, как политолог, объясняете грандиозный провал ЗаПЧЕЛ?

- Это рассказ, прямо противоположный рассказу о «Все - Латвии!».

«Пчелы» давно уже забыли, что означает работа вне парламента. Они слишком погрязли в рутине и стали кормом для «Центра согласия».

Хотя все время казалось, что «пчелы» все-таки возьмут около пяти процентов голосов... Они пытались кокетничать с экономикой - ничего не получилось. Они пытались вернуться к вопросам о правах человека, но тут впереди оказался «Центр согласия» - «согласистов» Юрий Лужков вынудил говорить на эту тему. И «Единство» заставило «Центр согласия» идти в то русло, в котором они не хотели быть. И «пчелам» не осталось места.

- Получается, что в Сейме не будет левого фланга?

- Почему не будет? А «Центр согласия»? И это является очень большой проблемой для них на следующем этапе развития. Еще четыре месяца назад казалось, что «Центр согласия» легко сможет перейти национальную границу и собрать серьезный процент латышскоговорящего электората. Но этого не случилось... «Центр согласия» выдавили в национальную тему, и они не сумели в ее рамках достаточно успешно коммуницировать. И теперь в Сейме «Центру согласия» придется стоять против «Все - Латвии!»-ТБ/ДННЛ, а это угрожает существованию «Центра согласия» как большой партии, которая опирается не только на этнический принцип.

- Многие политологи высказывают такое мнение: провал ЗаПЧЕЛ означает, что русские избиратели отошли от радикальных позиций и стали более центристскими. Это так?

- Думаю, что русские избиратели, скорее, проявили себя как прагматики. Они проголосовали за тех, у кого есть реальные возможности. Даже если бы «пчелы» преодолели 5-процентный барьер, они бы все равно просидели в оппозиции все четыре года работы следующего Сейма. И избиратели проголосовали за «Центр согласия», который может представлять их интересы так же успешно, как и ЗаПЧЕЛ, а, может быть, и намного более успешней. Каким бы ни был партийный расклад при формировании правительства, с «Центром согласия» с таким количеством мандатов нельзя не считаться...

Этот трудный первый шаг...

- А не станет ли сотрудничество с «Центром согласия» самоубийством для «Единства»?

- Не скажу, что это будет самоубийством для «Единства». Но это является тактической угрозой золотым мандатам Союза зеленых и крестьян. Именно «зеленые крестьяне» тактически и стратегически больше всего проиграют от того, что «Единство» выстроит какое-то сотрудничество с «Центром согласия». Если «Центр согласия» поддержит правительство, если ему будет предложен какой-то министерский пост, то через год-два может возникнуть ситуация, при которой «Центр согласия» в коалиции заменит Союз зеленых и крестьян.

Если подходить к этому вопросу совсем прагматично, то есть один пример из недавней истории. Когда представитель ЗаПЧЕЛ Сергей Долгополов стал вице-мэром Риги, было много заявлений о том, что сейчас все только и начнется - едва ли не красные флаги на улицах будут вывешены! И ничего не случилось. Долгополов стал очень успешным вице-мэром, и это открыло двери, доказало, что сотрудничество возможно и что политики этого фланга тоже могут хорошо руководить, что не все концентрируется на вопросах: граждане - неграждане и русские - латыши.

И теперь «Центру согласия» нужно то же самое, но на уровне правительства. Никто не делал трагедии из того, что Нил Ушаков стал мэром Риги. И если первый министр от «Центра согласия» будет успешно работать в правительстве, то через пару лет электорат «Единства» скажет - а почему бы и нет? Это - первый шаг.

- А разве в нынешней экономической ситуации хоть один министр может работать успешно?

- Конечно! Посмотрите на министра благосостояния Улдиса Аугулиса. Он руководит самой чувствительной и болезненной сферой - и на выборах как кандидат в депутаты собрал очень большое количество плюсиков. Если ты проводишь тяжелые реформы, это еще не значит, что тебя обязательно будут ненавидеть. Когда Валдис Домбровскис стал премьером, я был в числе тех немногих, кто прогнозировал: если Домбровскис сделает все правильно, он уже на выборах Сейма сможет собрать плоды своей деятельности. Хотя очень многие говорили: нет, он себя уничтожит... Но Домбровскис сделал все очень последовательно и сумел собрать плоды. Ему простили даже историю с сокращением пенсий после выборов самоуправлений!

Домбровскис - такой как все...

- А как вы объясните такой парадокс - в Латвии не доверяют ни Сейму, ни правительству, рейтинг этих структур неизменно остается очень низким. Но в то же время на выборах побеждает «Единство» - объединение, в рядах которого собрались бывшие министры, бывшие депутаты и прочие представители власти.

- Успех «Единства» объясняется многими причинами. Во-первых, тем, что они объединились. Во-вторых, успешной работой Валдиса Домбровскиса. В-третьих, тем, что входящие в «Единство» бывшие и нынешние министры все-таки не являются слишком непопулярными - такими, которых люди просто не могут спокойно видеть. И, наконец, в-четвертых, «Единство» сумело убедить избирателей в том, что в результате работы правительства мы начали выбираться из ямы. Так это или не так, мы не знаем, но «Единство» сумело в этом убедить.

- А Домбровскис стал героем нашего времени. Он такой трудолюбивый, скромный, аккуратный, сознательный...

- Нет, Домбровскис - не герой. Просто люди в Латвии очень соскучились по политикам, которые являются такими же, как и они сами.

Если миллионер говорит о трудной жизни и болезненности реформ, люди ему не верят. Им кажется, что он не понимает, что означает срезание зарплат и повышение налогов. А вот к Домбровскису совсем другое отношение: если всем срежут зарплаты, и он станет получать меньше. И для него это имеет значение, потому что у него нет ни дивидендов, ни процентов, ни серьезных накоплений. Он, как и большинство людей в Латвии, живет на зарплату. Он такой как все...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.