В разумном мире Польша и Литва были бы лучшими друзьями. У них многовековая общая история и культура. Их беспокоят одни и те же проблемы (соседи) и по одним и тем же причинам (горький опыт). Одна страна может помогать другой. Однако польские дипломатические источники заявляют, что отношения с Литвой "самые плохие в Европе". Министр иностранных дел Польши Радек Сикорский не поедет в Литву, пока та не разрешит местной польской диаспоре использовать в официальных документах, таких как паспорта, букву 'w' (а также некоторые другие буквы, необходимые для правильного написания польских имен). Польша блокирует участие Литвы в новом французско-немецко-польском воинском формировании, носящем название "Веймарская боевая группа".

Для людей посторонних это настоящая загадка. Оперативные планы НАТО требуют, чтобы польские солдаты стояли насмерть, защищая Литву от (теоретического) российского нападения. Две страны нуждаются друг в друге буквально во всем, начиная с энергобезопасности (речь идет о строительстве атомной электростанции) до улучшения качества автомобильных и железных дорог.

Так почему же настроение такое плохое? Поляки говорят, что литовцы националисты и упрямцы. Литовцы говорят, что поляки надменны и (по словам некоторых литовцев) искусственно разжигают ссору, дабы создать повод для предательства и продать России крупнейшее в Литве промышленное предприятие - Мажейкяйский нефтеперерабатывающий завод.

Чтобы лучше понять суть ссоры, представьте себе следующую картину: семейная пара давным-давно состояла в браке; потом супруги разошлись, потому что каждого из них посадили в тюрьму за границей; выйдя на свободу, они очень сильно поссорились, а затем молча игнорировали друг друга. Потом они снова попали за решетку. А теперь они вновь на свободе и живут как соседи.

Пережитая травма вызывает раздражение у обеих стран. И они по-разному смотрят на вещи. Одна сторона (Польша) с любовью вспоминает брак 550-летней давности. Литва считает, что это несправедливо и ощущает, что ее все сильнее душат. Общее польско-литовское государство затмило когда-то былую славу Великого княжества Литовского, а это привело к ополячиванию литовцев и почти полному исчезновению национальной культуры.

На первый взгляд, это пустяшный спор. Но если заглянуть поглубже, аргументы сторон вполне серьезны. Литва (население 3,5 миллиона человек) все еще испытывает тревогу от культурного и лингвистического давления Польши, которая в десять с лишним раз больше ее. Многие подозревают, что поляки в глубине души даже не считают современную Литву настоящим государством, полагая, что это отбившаяся от них провинция со смешным языком – предположительно древним, но на самом деле, изобретенным в основном в 19-м веке. Польша насильственно "ополячила" "оккупированный" Вильнюсский край в период между двумя войнами. Сегодня даже самые робкие шаги по возрождению литовского языка и культуры на этой территории  натыкаются на противодействие мощной и забывчивой Варшавы. Согласиться на "ополяченный" алфавит или на уличные вывески на двух языках – это для Литвы весьма унизительно. А сделать это под давлением Польши – значит сдаться, уступив несносному запугиванию.

Поляков это озадачивает, они считают это глупостью и паранойей. В современной Европе люди должны иметь возможность писать свои имена и фамилии так, как им хочется (поляки разрешают своему литовскому меньшинству использовать литовские диакритические знаки; а белорусам и украинцам даже позволяют иметь дополнительную строчку в паспортах, где их фамилии можно писать кириллицей). Более того,  пообещав разобраться с этой проблемой, Литва постоянно нарушает данное обещание. Из-за этого Польша (и некоторые высокопоставленные поляки) чувствуют себя униженными. Их также бесит отношение литовских властей к принадлежащему Польше Мажейкяйскому нефтеперерабатывающему заводу (те тормозят строительство важной железной дороги и отказываются продавать Польше свой нефтяной терминал). Поляки считают, что они купили Мажейкяй, чтобы помочь Литве пережить российский шантаж с энергопоставками. А теперь они уже жалеют об этом. (Литва считает, что владелец завода PKN Orlen это надменная, алчная и неблагодарная компания.)

Читатели могут с печалью вспомнить еще один бессмысленный и загадочный спор – по поводу названия "Македония". Друзья Польши и Литвы надеются, что их спор не будет таким разрушительным. Однако политики с обеих сторон не дают особых поводов для оптимизма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.