В последнее время все чаще из уст правящего большинства раздаются возгласы о том, что представители нацменьшинств, живущих в Литве, являются ее богатством, приумножают культуру страны. При этом ни одна политическая партия, стоящая когда-либо у руля власти, не пыталась с таким постоянством, как это делают консерваторы, морально расправиться с этим же нацменьшинством.

Бомба замедленного действия

В этом году Литва отметила двадцатилетие со дня восстановления независимости. Однако праздничная дата была омрачена шествием неонацистов, скандировавших «Литва – литовцам»! Но даже лозунги с привкусом национализма меркнут на фоне того, как литовским политикам второй десяток лет не дает покоя образование нацменьшинств, которое они получают на родном языке. Казалось бы, чего еще можно желать, если дети нацменьшинств, выйдя из стен русских, польских школ, свободно говорят по-литовски, без проблем поступают в литовские вузы и наравне с юношами и девушками титульной нации массово уезжают из Литвы в поисках лучшей жизни. Тем не менее власть имущие не перестают повторять о набившей уже оскомину интеграции нацменьшинств в литовское общество, хотя судя по той политике, которую они проводят сейчас, налицо явная ассимиляция.

Бомбой замедленного действия можно назвать Закон об образовании, принятый Сеймом Литвы еще в 2003 году. Это был самый демократичный закон на всем постсоветском пространстве, потому что он гарантировал возможность получения среднего образования на родном языке. Но начиная с 2007 года это закон не давал покоя Министерству образования. Именно тогда заговорили о его новой редакции, согласно которой преподавание большей части предметов в старших классах должно вестись на литовском языке. Поводом к таким изменениям, как это ни странно, послужил опыт коллег из Латвии и Эстонии в  реализации так называемой билингвальной системы обучения, т.е. частичного преподавания на государственном языке в школах нацменьшинств.

В Вильнюсе тогда прошла международная конференция по вопросу образования нацменьшинств, и литовскому Министерству образования и науки так понравился опыт соседей, что они захотели ввести эту систему и у нас. Но под нажимом представителей русской и польской общественности закон удалось сохранить без изменений. Однако часовой механизм уже был запущен, и весной этого года к редактированию закона опять  вернулись, но уже в Сейме. Эффектом неразорвавшейся бомбы стало для нацменьшинств это известие, тем более, что министр образования и науки еще в марте уверял представителей нацменьшинств, что новой редакции 30-й статьи закона не будет. Однако в конце мая он попадает в Сейм Литвы уже с поправками, принятие которых отложили до сентября. Фактически третий месяц школы нацменьшинств находятся в томительном ожидании своей участи...

Как оказалось, не напрасно. На прошлой неделе партия «Союз Отечества» - христианские демократы Литвы показала нацменьшинствам свое истинное лицо. 27 октября в стенах Сейма прошла конференция «Политика в области образования национальных меньшинств в Европейском союзе: опыт Латвии», на которой литовские и латвийские политики обсуждали пути улучшения образования нацменьшинств и углубление их интеграции в литовское общество. Инициатором проведения конференции выступил член парламентской фракции партии «Союз Отечества» - христианские демократы Литвы Гинтарас Сонгайла, который является также членом парламентского комитета по просвещению, науке и культуре и председателем межпарламентской группы «За единство Литвы и Латвии». В работе конференции приняли также участие члены латвийского Сейма Ина Друвиете и Имантс Парадниекс.

При этом представители нацменьшинств на конференцию приглашены не были! Лишь отдельные лица, по понятным только организаторам конференции причинам, приняли участие в ее работе.

«Опыт Латвии для Литвы очень полезен. Это один из самых лучших примеров в ЕС, как национальные меньшинства, сохраняя свою самобытность, вливаются в общественную жизнь и становятся активными гражданами», - накануне конференции заявил Гинтарас Сонгайла.  Это происходит благодаря тому, что в школах нацменьшинств Латвии 60% предметов преподаются на государственном языке.

Хотелось бы напомнить нашим политикам, что в Латвии совершенно иная геополитическая ситуация. Если в Литве нацменьшинства составляют только 17%, то это не значит, что они все русскоязычные. Русских в Литве осталось менее 5%! В Латвии же русскоязычных более 40%. В свое время бывший президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга говорила, что если бы в Латвии проживало только 9% русскоязычных – не было бы проблемы русских школ. Еще больше удивляет опыт Латвии как пример для подражания в контексте того, что месяц назад на состоявшихся выборах в Сейм Латвии как минимум семь депутатских мандатов получило национал-неофашистское объединение «Все для Латвии». Его лидер Райвис Дзинтарс сразу же обозначил свои задачи в парламенте нового созыва. В частности он пообещал запретить обучение в школах на русском языке, полностью исключить русский язык из сферы официального и государственного общения. Кроме того, Дзинтарс предложил ввести законодательный запрет для неграждан владеть средствами массовой информации.

Тем не менее именно «латвийская модель» стала эталоном для литовских депутатов.

Антирусские и антипольские настроения


«К сожалению, о планируемой конференции представители нацменьшинств узнали из средств массовой информации, а не от ее организаторов. Поражает, что конференцию по образованию нацменьшинств проводят без ее представителей», - рассказывает ее участник, председатель Ассоциации учителей русских школ Литвы Элла Канайте.

Элле Ильиничне удалось попасть в Сейм на конференцию благодаря депутату от партии «Избирательная акция поляков Литвы» Я. Наркевичу. Ситуация выглядит вдвойне нелепо еще и потому, что депутатов от русских партий в литовском парламенте вообще нет.

– Другой момент, который меня возмутил, - продолжает делиться впечатлениями от конференции Э. Канайте, – среди приглашенных были представители из Восточной Литвы – из мест компактного проживания поляков, но ни одного их представителя на конференции не было. Представители титульной нации из Восточной Литвы решали проблемы нацменьшинств без их присутствия. Желание наших парламентариев понятно. Страшит другое: Сейм планирует ввести преподавание фундаментальных наук – истории, географии, физики, математики, химии на литовском языке. Именно история формирует национальное самосознание. Мы должны будем воспитывать детей без своей культуры.

В принятой на конференции резолюции говорится, что практику Латвии следует считать образцовой. На каком основании? У нас не было ситуации, которая была в Латвии, когда дети в русских школах не знали латышского. У нас уже в детском саду дети говорят по-литовски. Наши дети, к сожалению, разучились правильно говорить на родном языке. На сегодняшний день русский язык надо спасать! Даже присутствующая на конференции Ина Друвиете – бывший министр образования Латвии, которая, если верить ее словам, успешно проводила эту реформу, призналась, что в итоге это не привело к повальному употреблению латышского языка представителями русской общины.

Сейчас консерваторы предлагают четыре варианта поправок к закону: оставить все как есть; вторая модель – это два предмета в основной и три предмета в средней школе (при этом дополнив этот пункт, указав конкретно, какие предметы); третья модель – латышский вариант и четвертая – «зеркальная» модель польской школы.

- Расскажите о той атмосфере, которая была на конференции.

- У меня сложилось впечатление, что конференция носила явно антипольский и антирусский характер. Так, в резолюции было четко записано, что участники конференции выражают неудовлетворение позицией Польской Республики, которая вмешивается в дела Литвы. Рядом со мной сидел учитель из Шальчининкской школы им. Тысячелетия Литвы, который буквально с пеной у рта, вспоминая опыт межвоенной Литвы, доказывал, что необходимо разорвать договор между Литвой и Польшей, поскольку он вредит Литве.

Но больше всего поразил господин Махир Гамзаев, позиция которого как председателя Совета национальных общин, откровенно говоря, была непонятна. Если на конференции он выражал интересы этого совета, тогда становится очевидным, что наше государство права нацменьшинств декларирует только на бумаге. Гамзаев опять вспомнил слова, произнесенные им 30 апреля на встрече с премьер-министром А. Кубилюсом о том, что русские и польские школы – это наследие советской эпохи, от них надо отказаться. Достаточно сети воскресных школ, чтобы сохранять культуру, самоидентичность. И почему Сейм до сих пор не примет поправки, почему он медлит. Надо ускорить этот процесс. Более того, он «прошелся» по конференции российских соотечественников, которая состоялась в июне этого года в Клайпеде. Очень некрасиво говорил о позиции России, о строительстве Дома Москвы в Вильнюсе, сделал оскорбительный выпад в сторону российских дипломатов. Его выступление носило ярко выраженный антирусский характер. А когда он стал благодарить организаторов конференции за то, что его пригласили принять в ней участие, тогда стало ясно, что он высказал официальную позицию. Тем более, что на конференции присутствовал советник министра культуры господин Милянас, который курирует деятельность Совета национальных общин.  Как Гамзаев может возглавлять совет, если он изначально неприемлет само понятие нацменьшинства? Я считаю, что члены Совета должны выразить недоверие своему председателю.

Еще одним потрясением для меня стали слова депутата Валькюнаса. После окончания  конференции он начал обвинять меня в том, что я защищаю поляков, доказывать, что поляки – это зло.

Сама же конференция четко обозначила ближайшие задачи – под предлогом интеграции уничтожить нравственно, духовно  нацменьшинства.  На какой-то момент стало страшно в моральном плане, к чему мы пришли за 20 лет. Все, что происходило на конференции, мне напомнило оголтелый национализм начала 90-х. Неужели мы опять к этому возвращаемся? 11 марта неонацисты кричат «Литва – литовцам», в День Конституции обливают красной краской скульптуры на Зеленом мосту, в синагогу в Каунасе подкидывают свиную голову. Все это вызывает тревогу и озабоченность.

- Ваши прогнозы. Неужели поправки к Закону будут приняты по «латышской модели»?

- К сожалению, что-либо прогнозировать сложно. Поправки к Закону об образовании для консерваторов были бомбой замедленного действия. Сейчас они ее взорвут. Но правящие не понимают, что это приведет к конфронтации в обществе. Мы ведь на этом не остановимся. Я не призываю народ выходить на пикеты, я все-таки сторонник цивилизованного диалога, хотя после конференции поняла, что в сложившейся ситуации цивилизованный диалог очень сложен. Мы будем обращаться к структурам Европейского союза.

На мой взгляд, самая страшная на сегодня проблема, что лет через пятнадцать мы вообще останемся без молодежи.  Проблемой номер один признали эмиграцию и сами консерваторы. Так может им стоит подумать, как сделать жизнь в Литве комфортной для людей, в том числе и для нацменьшинств. А не ломать наше образование. Сегодня мы просим минимум: дайте нам возможность получать среднее образование на родном языке, дайте возможность существовать  русской общине, как и всем другим национальным общинам. Мы такие же граждане Литвы. Я всегда очень лояльно относилась и отношусь к нашему государству, верила в лучшее, а сейчас не знаю, какое будущее ждет не только нацменьшинства, но и Литву в целом.
 
Удовлетворение узконационального самолюбия

«Литовский курьер» обратился к депутату Рижской думы от «Центра согласия» Игорю Зуеву с просьбой прокомментировать ситуацию с образованием нацменьшинств в Латвии.

- «Во-первых, вызывает искреннее удивление, что Латвию в таких непростых вопросах, как введение билингвального образования, представили в Литве ярые противники русского языка: апологет насильственно навязанного перевода русских школ на латышский язык обучения Ина Друвиете и член ультрарадикальной партии «Все для Латвии!» Имантс Парадниекс. (Напомню, в предвыборной программе его партии значится полный запрет на преподавание на русском в латвийских школах). Совершенно ясно, что эти деятели будут судить о школьной реформе более чем необъективно.

А объективная реальность такова: перевод русских школ на латышский язык обучения был насильственным процессом, вызвавшим в свое время бурные протесты родителей и учеников - на митинги протеста против школьной реформы выходило до ста тысяч человек! Но даже массовое неодобрение не помешало правящему большинству навязать русским школьникам обучение на неродном языке.

Совершенно очевидно, что любая реформа прежде всего должна быть хорошо подготовлена. У нас же по ряду предметов до сих пор не откорректирована элементарная система перевода терминологии на латышский язык. Вот уже более десяти лет все латвийские учебники выходят с пометкой «экспериментальный». Получается, что в рамках школьной реформы над нашими детьми просто ставят эксперимент, как над мышами!

Безумные по размерам и ненужные по сути траты из госбюджета, резкое падение как качества преподавания, так и школьной успеваемости - вот основные плоды так называемой «школьной реформы». Я не могу назвать ее проведение иначе, как удовлетворение собственного узконационального самолюбия за чужой счет. Вряд ли народ Литвы устраивает подобное издевательство над собственной системой образования. Но, как мы видим, находятся и такие, кому эта реформа просто необходима - иначе среди приглашенных на конференцию были бы не только апологеты бездумной реформы, но хотя бы представители тех национальных меньшинств, на кого - или, точнее, против кого - эта реформа направлена.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.