- Какие выводы можно сделать из недавнего саммита НАТО в Лиссабоне? Правда ли, что американцы согласились, что за безопасностью стран Балтии будет присматривать Россия?

- Ну, насчет России несколько преувеличено… Самое важное, что в Лиссабоне приняли стратегическую концепцию. Ее долго разрабатывали – концепцию нужно было принять еще в 2009 году, но работа затянулась, потому что произошло вторжение в Грузию, Иран время от времени актуализировал себя как ядерную страну.

В концепции еще раз подтвержден знаменитый пятый параграф: нападение на одну страну НАТО означает нападение на все НАТО, оговорены процедуры, что и как в такой ситуации делать. Поскольку большинство стран вступили в НАТО именно из-за этого пятого параграфа. Если бы он не работал, то НАТО было бы закрыто… Опросы, однако, показывают, что сами американцы не особо хотят быть в НАТО, потому что понимают, что они сами справятся с обороной своей страны. В НАТО заинтересованы остальные государства. США тратят 55% всех выделяемых в мире на оборону денег. Это означает, что даже если теоретически все остальные государства мира объединятся для войны против США, они все равно проиграют. Но надо иметь в виду, что растет военный потенциал Китая, у Пакистана есть ядерное оружие, и никто не может четко прогнозировать, в каком направлении будет развиваться эта страна, Иран, Северная Корея…
Существует достаточно много факторов риска, щит против которых можно создать только при помощи американцев. Осуществляются действия и по другим направлениям: постепенно создаются вооруженные силы Европейского союза, Франция и Великобритания думают об общих морских силах.

Маленькие государства заинтересованы в сотрудничестве. Например, я служил в авиации. У латвийской армии есть несколько вертолетов – разве их можно назвать воздушными силами? Более того, армейских пилотов постоянно переманивает к себе гражданская авиация. А если бы у наших пилотов была возможность летать на современных летательных аппаратах других стран НАТО или ЕС, включая истребители?

- Кто будет командовать этими общими вооруженными силами, один генерал бундесвера? Разве его какая-то Латвия будет сильно интересовать?

- Командиры в международных вооруженных силах меняются. Например, Балтийским оборонным колледжем, который находится в Тарту в Эстонии, сейчас командует наш бригадный генерал Гундарс Аболс, после него придет какой-нибудь эстонец, после него – какой-нибудь литовец. Также происходит и в структурах НАТО: государства договариваются, как на каких-то должностях осуществляются ротации.

- Но решат ли такое общее мышление и общие силы все вопросы внутренней безопасности Латвии? Люди старшего поколения помнят организацию айзсаргов (защитников), которая в межвоенной Латвии была значительной силой, с ней считались и внутренние, и внешние враги. Не думаю, что Земессардзе заняла место айзсаргов.

- Земессардзе имеет большое значение, только я думаю, что в нынешней ситуации ей не нужно находиться в составе армии. До войны организация айзсаргов в 60 000 человек не была под эгидой ни Военного министерства, ни Министерства внутренних дел – она была под эгидой Министерства по общественным делам. И реально айзсарги помогали полиции обеспечивать порядок в стране и успешно способствовали патриотическому воспитанию. Сейчас, находясь в подчинении армии, Земессардзе лишена возможности участвовать в ликвидации массовых беспорядков, поддержании порядка. К тому же земессарги не могут участвовать в воспитании яунсаргов (молодых защитников), поскольку регула Европейского союза определяет, что армия не может заниматься воспитанием молодежи. Таким образом, мы сделали себе хуже. Пусть Земессардзе числится в подчинении Министерства обороны или МВД, но не армии! Это не аргумент, что земессарги участвуют в миссиях по поддержанию мира: если какой-то земессарг хочет это делать, пусть заключает договор с армией и едет.

- Из этого можно сделать вывод, что наш режим хочет поскорее убрать земессаргов с глаз долой - если не иначе, то включением в состав армии? А как в латвийской армии осуществляется патриотическое воспитание?

- Многие из руководства нашей армии красиво говорят, но дел нет.

- Понятно. Только что новый министр обороны Артис Пабрикс высказался, что в латвийской армии не хватает майоров и старших лейтенантов. Кому нужны майоры, которых в латвийской армии никогда не было?

- Да. Понимаете, латвийская армия должна быть совместимой с другими странами НАТО, в том числе и в смысле воинских званий, где есть звание майора. На лиссабонском саммите было подчеркнуто, что в современном мире факторы риска изменились, в мире ведется реальная кибернетическая война. Недавно на несколько дней была приостановлена работа Ирана над ядерной программой, потому что некие силы через Интернет вмешались в его компьютерные системы. В другом случае аналогичным образом была парализована работа Пентагона. В наши дни, когда оборонные и наступательные системы, планирование, современное оружие основаны на компьютерах, - все это враг может обезвредить без стрельбы, без ракет, танков и батальонов пехотинцев. Это означает, что каждой стране важно совершенствовать план управления на случай кризиса.

- Американские ученые пришли к выводу, что оружие массового уничтожения будет применено, вопрос только в том: когда это произойдет, и каким будет это оружие. Это может быть химическое, биологическое, радиоактивное, ядерное оружие разной мощности. Насколько мы готовы к этому?

- И в 2009 году на международной Рижской конференции по вопросам безопасности, и в других местах президент Литвы Даля Грибаускайте предлагала разработать план обороны стран Балтии, и НАТО согласилось с этим. Реально это будет план кризисного управления, в котором будет также военный раздел. Эстонцы, например, считают, что сейчас главная угроза это химическое оружие, которое затоплено в Балтийском море.  Ранее химическое и другого вида оружие в морях и океанах топили разные страны. Но разница в том, что в других морях и океанах это делалось на глубине в несколько километров, а в Балтийском море есть места, где оно лежит на глубине всего около 50 метров, и там к нему могут добраться водолазы-любители, а, значит, - и  потенциальные террористы.

Эстонцы также протестовали против строительства газопровода, потому что они понимают, насколько это опасно. Главная угроза скрывается в процессе строительства, если будут затронуты контейнеры с опасными веществами. Если работать очень аккуратно, соблюдая все условия исследовательских и предварительных работ, то проблем вроде бы не должно быть, но я не уверен, что на строителей можно положиться.

- Известны ли точно эти места затопления?

- Нет. У России, может быть, есть более точные карты, но всем этим русские не делятся – с военной точки зрения они заинтересованы держать это в своих руках… Более того, достаточно много кораблей, которые затонули в годы войны, и неизвестны точные координаты. В воде все постепенно ржавеет. У берегов Лиепаи находится корабль с амуницией, с которым пока не знают что предпринять: разминирование очень дорогое, взрыв – опасен для города.

- Что в военной сфере слышно с Восточной стороны?

- В России происходит модернизация вооруженных сил – в ближайшие годы на их развитие планируется израсходовать 350 миллиардов латов. В то же время большой раздор между министром обороны России Анатолием Сердюковым и многими генералами. Министр, который является гражданским лицом, понимает, что большая российская армия не готова к вызовам современного мира, локальным войнам – армию нужно преобразовать и сократить количество военных, в том числе и офицеров, численность которых около 150 000. Ясно, что в отношении этого большое сопротивление. И рождаемость в России снизилась, не хватает людей для призыва на обязательную службу, и генералы рекомендуют усилить режим призыва, строже смотреть на тех, кто уклоняется, а также разрешить служить в российской армии иностранцам, взамен пообещав им гражданство России через пять лет… Генералы пугают ядерной войной и другими опасностями чуть ли ни больше, чем в годы холодной войны, но это внутренний трезвон.

В реальности Россия осознает, что со стороны Запада для нее военной угрозы нет, но правительство об этом официально не говорит, только серьезные аналитики. Но, чтобы не говорить о проблемах своей страны, информационное пространство надо чем-то заполнить, поэтому и появляются большие «враги» - Грузия, Эстония Латвия… Однако ситуация меняется, и понемногу появляются разговоры: может быть России вступить в НАТО, вначале, возможно, в качестве ассоциированного государства? Этот вопрос изучается на очень серьезном уровне и не только в России, но и в США. Россия ощущает угрозу с Кавказа внутри своей страны, а извне – со стороны Китая, жители которого потихоньку занимают Сибирь, и военный потенциал которого стремительно развивается. Вот, где реальная угроза для России! А также Пакистан и Иран.

Если нужно выступить против США, Россия с этими странами угрожающе говорит в унисон, но в действительности русские очень обеспокоены. Громко об этом на официальном уровне сказать нельзя, поскольку это государства, которые сразу отреагируют, и последствия могут быть различные. В то же время ругать западные демократии можно спокойно. Если скажешь, что американцы или латыши негодяи, ничего ведь не произойдет, а если сказать это иранцам или китайцам? В то же время Россия боится за деньги – в западных странах хранится около 500 миллиардов долларов США денег российских граждан! Как тут можно думать о военном конфликте, если такие деньги могут просто пропасть!

Как только у русских в своей стране возникают проблемы, они спасаются на Западе. У русской элиты на Западе учатся дети, там им принадлежат дворцы и яхты – они ведь не захотят потерять это, они никогда не допустят, чтобы у России появились серьезные проблемы с Западом. Не говоря уже о том, что России Запад необходим как торговый партнер. И президент России Медведев и премьер-министр Путин не глупцы, потому что поставили на пост министра обороны реформатора. Это значит, что оба понимают: содержать большую и старомодную армию это пустая трата денег, даже вопрос выживания России, и необходимы перемены.

Нам известно, насколько в России ярко выражена так называемая вертикаль власти, значит: что Медведев и Путин велят, то все и будут делать. Военные в России не могут установить свой порядок, потому что большие силы в подчинении учреждений внутренних дел и безопасности. Русские хотят создать совместную противоракетную систему с американцами. Американцы согласны, что можно сотрудничать в наблюдении со спутников и перехвате ракет, но не хотят допускать к своим системам управления. Например, Россия ближе к Северной Корее, и она быстрее может заметить, что с той стороны выпущена какая-то ракета, и быстрее сбить ее со своих баз.

Перевод: Лариса Дереча

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.