Журналисты на сто лет вперед обеспечены работой. Она гарантирована темой строительства Висагинской АЭС и АЭС в других местах нашего региона. Что ни день – то новость. Что ни неделя – то сенсация. Вот и минувшие полмесяца дали пищу и уму, и перу. Одних только заявлений от чиновников разного ранга прозвучало с десяток.

Если Белоруссия начнет строить атомную электростанцию у границ Литвы, то это на десятки лет омрачит отношения двух стран, заявил в пятницу министр иностранных дел Литвы Аудронюс Ажубалис, цитируем:

- У меня, как у гражданина Литвы и министра иностранных дел, вызывает озабоченность и совершенно непонятна готовность Белоруссии построить в 50 километрах от литовской столицы электростанцию, по поводу которой есть много вопросов без ответа.

На открытых слушаниях в Сейме министр утверждал: у него есть надежда, что нынешнее руководство Белоруссии услышит и наш интерес жить в безопасном окружении.

Это вряд ли. Поскольку у белорусов есть все основания строить станцию там, где хотят. Ситуация может измениться разве что со сменой руководства соседним государством. Кому, как не министру ИД знать, что белорусская оппозиция согласна на любые уступки взамен на моральную, финансовую и политическую поддержку.

Но оставим в стороне политику.

Сама Литва планирует через десять лет построить атомную электростанцию в Висагинасе. По плану, в проекте будет участвовать крупная зарубежная компания, а также правительства трех стран Балтии и Польши.

Страна не против планов Белоруссии и Калининградской области использовать атомную энергию, однако не согласна с тем, что атомные станции будут строить неподалеку от густонаселенных территорий и с нарушением международных стандартов безопасности, утверждает Аудронюс Ажубалис. По его словам, инициаторам соседних проектов «люди, мягко говоря, не важны». Цитируем:

- Я надеюсь, что скорее уже нам с помощью международного сообщества удастся – не хочу использовать это слово «заставить», скажу – убедить, что всегда стоит придерживаться международных соглашений и обязательств.

По мнению нашей стороны, как белорусский, так и российский проекты, осуществляемые у границ Литвы, ЕС и НАТО, реализуются с грубыми нарушениями Конвенции Эспо и Конвенции о ядерной безопасности. Показателен и тот факт, что в строительстве будут использоваться экспериментальные атомные реакторы. Говорят, что это «более безопасные реакторы». Пока они не испытаны на практике – это всего лишь бумажная теория. Выбранная площадка в Островце не получила оценки экспертов МАГАТЭ, и хотя процесс оценки еще не завершен, уже начато строительство, а это непозволительно с точки зрения конвенции Эспо.

- Поэтому, - опять процитируем главу МИД, - хочется лишь сказать – уважаемые господа, экспериментируйте на пустыре, на незаселенной территории, а не вблизи городов, не вблизи нашей столицы.

Если все действительно безопасно – зачем тогда скрывать информацию, отказываться принимать экспертов, воспользоваться предложенной помощью? Это главный показатель того, что не все в порядке, и что регион в большой опасности.

- Литва не может вообще запретить соседям строить атомные электростанции. И, к счастью, не хочет этого делать. С того момента, когда они заявили о своем намерении строить АЭС, мы все время поднимали вопросы выбора подходящей площадки, ядерной безопасности в соответствии с международными стандартами, предлагали свою помощь. Мы надеялись на доброжелательность и ответственность белорусской стороны. Однако уже в процессе оценки воздействия на окружающую среду возникли обоснованные сомнения, а в последнее время, как я уже говорил, мы видим полное игнорирование международных правовых актов. Поэтому мы поднимаем этот вопрос на всех уровнях – и в ЕС, и в МАГАТЭ, и в других организациях и форумах. Вспомним, что благодаря усилиям Литвы этот вопрос стал актуальным для международного сообщества, а в принятых в марте выводах Европейского совета однозначно говорится, что это вызов и для всего Евросоюза.

Усилиями Литвы этот вопрос стал общим вопросом ЕС, это подтвердили главы государств ЕС в марте этого года (более строгие требования, так называемые «стресс-тесты», будут применяться в ЕС и того же ЕС потребовал и от соседних государств).

Действительно, на прошедшем 4-14 марта в Вене совещании по рассмотрению в рамках Конвенции по ядерной безопасности было обращено внимание на необходимость предоставлять всестороннюю информацию относительно АЭС, адекватно оценивать их воздействие на население и окружающую среду, принимать во внимание возможное воздействие, выходящее за границы государства, и укреплять стандарты ядерной безопасности. Все это было достигнуто не без участия литовских дипломатов. Они принимали и будут принимать все юридические меры, чтобы не допустить осуществления небезопасных проектов.

Возможности есть. В ближайшее время состоится конференция Эспо, встреча министров МАГАТЭ, Европейский совет  обязал Еврокомиссию подготовить конкретные документы относительно ядерной безопасности по соседству с ЕС. Ни Россия, ни Белоруссия не могут не слышать голос международного сообщества, вопрос в том решатся ли они игнорировать этот голос.

А напоследок министр иностранных дел похвалил себя и коллег по правительству, сказав, что «в отличие от проектов Белорусской и Калининградской АЭС, планируемая Висагинская электростанция является, по мнению экспертов, лучшим на сегодняшний день проектом АЭС в Европе. Он осуществляется в соответствии с высочайшими международными требованиями безопасности, получил положительную оценку МАГАТЭ и других экспертов».

Хочется спросить: какую экспертизу проводили эксперты, если ни они, ни мы, ни сам господин Ажубалис не знают, какие именно реакторы будут установлены на ВАЭС.

А вдруг американского производства из тех, что стоят на «Фукусиме-1»?
Борис Берг.
 
Президент надеется и верит

Президент Литвы Даля Грибаускайте надеется, что договор с будущим стратегическим инвестором в новую АЭС в Литве будет прозрачным, а его условия будут выгодны Литве и ее партнерам - Польше, Латвии и Эстонии. Советник главы государства по экономическим вопросам Нериюс Удренас сказал, что соседи и партнеры Литвы расценивают переговоры как очень профессиональные.

По его словам, проходящие сейчас прямые переговоры с потенциальными инвесторами в новую АЭС связаны с высокими требованиями конфиденциальности, о конкретных их результатах можно будет говорить только тогда, когда будут подписаны соответствующие соглашения.

«Однако это высказывание президента свидетельствует о том, что Литва будет вести переговоры прагматично, и будет следить за тем, чтобы соглашение было выгодным. Другой очень важный аспект, что проект Висагинской АЭС поддерживается не только Литвой, но и Еврокомиссией, а также региональными партнерами - Эстонией, Латвией, Польшей - как политики, так и энергетические компании участвуют в этом процессе и получают очень детальную информацию о ходе проекта, они расценивают этот процесс как проводимый очень профессионально», - сказал Удренас.

Президент Литвы на минувшей неделе сказала, что не хотела бы, чтобы при привлечении стратегического инвестора к строительству Висагинской АЭС повторилась история продажи НПЗ в Мажейкяй американской компании Williams в 1999 году. Сделка была расценена как крайне неблагоприятная для Литвы, поскольку государство не получило от нее денег, лишь огромные обязательства, часть которых действует до 2025 года.

Однако литовский премьер-министр Андрюс Кубилюс  утверждает, что не видит никаких оснований сравнивать поиски инвестора в будущую Висагинскую АЭС с продажей нефтекомплекса Mažeikių nafta американской компании Williams International, и говорит, что сейчас правительство постарается избежать такого негативного опыта.
 
Цирк в Рио-де-Жанейро


Пока государственные мужи ломают голову, как построить АЭС, главные специалист по «лампочкам» Ильича колесит по всему миру непонятно в поисках чего.

В ходе визита в США господин Сякмокас вдруг узнал, что Литва располагает большими запасами сланцевого газа. Над таким «открытием» литовские геологи посмеялись от души, поскольку ради этого не стоило организовывать перелет через океан и встречи с тамошними энергетиками.

Дальше – круче.

После Штатов министр энергетики ни с того, ни с сего объявился в Бразилии. Никто в подчиненном ему министерстве не смог объяснить цели этой поездки. В таком случае ради чего тратятся деньги налогоплательщиков?

Лишь на этой неделе стало известно (думается, повод был изобретен задним числом), что Сякмокас и возглавляемая им делегация в Рио-де-Жанейро знакомятся с плавучим газовым терминалом, аналогом запланированного к строительству в Литве.

Все это очень странно и не слишком логично.

Когда заходит разговор о будущем литовской энергетики, складывается впечатление, что государство плывет на корабле, у руля которого и в машинной команде собраны не слишком опытные специалисты.

Как бы не потонуть.
 
Литовско-белорусская утопия

Из уст президента Конфедерации литовских промышленников Бронисловаса Лубиса прозвучала идея о совместном строительстве АЭС. По его мнению, если будет достаточно мудрости у обоих государств – Литвы и Беларуси, то на месте Игналинской АЭС следует построить совместную станцию.

«Сама мысль о строительстве принадлежит не мне, а группе подписантов, но в Литве этот вариант не получил резонанса. Хотя он является самым экономичным.  Если будем продолжать думать, что мы сами по себе, значит, экономической мудрости нам еще не хватает. Тогда придется лет 10-15 подождать», - заключил Лубис.

Насколько реальна  сама идея совместного строительства атомной станции. Об этом  корреспондент «ЛК» Надежда Грихачева решила выяснить у представителей белорусской стороны. Ей повезло: в собеседники достался заместитель секретаря Отделения физико-технических наук Национальной Академии наук Беларуси академик  Александр Александрович Михалевич.

- Сама идея совместного строительства совершенно ясна и прозрачна, но если внимательно посмотреть на проблему, то здесь достаточно много сложностей. Вы - страна Европейского союза, Белоруссия принадлежит другому союзу. Нормы и подходы ЕС заставили закрыть Игналинскую АЭС. Хотя мои литовские партнеры -  коллеги из Каунасского энергетического института почти до самого последнего дня убеждали меня, что добьются продления срока эксплуатации станции. Тем не менее, есть жесткая позиция ЕС в таких стратегических вопросах. Поэтому не думаю, что Евросоюз так свободно разрешит Литве совместно с Белоруссией создавать атомную станцию.  Тем более, что Белоруссия уже определилась с поставщиком. Это Россия, с которой у нас уже подписано два межправительственных соглашения. Одно о сотрудничестве в области использования атомной энергии, второе – о строительстве АЭС.

- Выходит, что экономической мудрости нам не хватило.

- Она - мудрость - лежит только на поверхности, а если глубже заглянуть в проблему, то она больше политическая.  Это с одной стороны.  С другой, сколько себя помню, а я работаю в Академии наук очень давно – с 1961 года, у нас всегда были самые дружеские и деловые партнерские отношения  с литовскими специалистами в области энергетики.  Прежде всего, со специалистами  Каунасского энергетического института, многие из которых защищали у нас в Минске диссертации.  Например, ваш первый министр энергетики Ляонас Ашмонтас защищал в моем совете докторскую диссертацию. Поэтому у нас есть богатый опыт сотрудничества, когда мы можем дополнить друг друга и сделать нечто осязаемое.

- Что конкретно?

- Коль совместная атомная станция является нереальной, давайте сделаем меньший проект – а именно энергоэффективную зону на приграничных территориях с использованием местных топливных ресурсов и возобновляемых источников энергии. Для создания совместных проектов у нас есть предпосылки, надо только выбрать объект. Например, это могут быть ветроэнергетические установки нового типа, так называемые модульные, специально для небольших объектов. К примеру, мы пока не умеем делать биогазовые установки, но у Литвы больше опыта в этом вопросе. Таким образом, объединяя наши усилия, мы можем, например, сделать некий демонстрационный энергоэффективный объект.  В него  мы бы вложили те наработки и достижения в энергетическом плане, которые есть как в  Белоруссии , так и в Литве.  Поскольку во всех областях, особенно в науке, у нас настолько все взаимосвязано, что грех этим не воспользоваться.