На прошлой неделе в Литве начал разгораться скандал, который может переплюнуть даже знаменитую историю с секретными тюрьмами ЦРУ. Все оставшиеся немногочисленные жители Литвы находятся под круглосуточным контролем спецслужб. Оглашенные данные о том, что в 2008 году только телефонным операторам поступило 85 тысяч запросов о передаче спецслужбам закрытых данных, позволили некоторым политикам назвать Литву «полицейским государством». И это может оказаться только верхушкой айсберга. А сколько запросов о содержании электронной переписки? Как наблюдают за банковскими операциями?

Может, оперативники уже анализируют, какие продукты вы покупаете с помощью своей кредитной карточки в магазине?

«Полицейское государство»


«В отчете Еврокомиссии о выполнении директивы ЕС об охране информации Литва названа «полицейским государством», в котором, в отличие от других государств Европейского союза, прочно укоренились принципы тотальной слежки за своими гражданами», - комментируя отчет ЕК, говорит член литовского парламента социал-демократ Эдвардас Жакарис.

«В 2008 году представители литовских спецслужб более чем 85 тысяч раз обращались в компании, обеспечивающие различные виды связи, за получением тайной информации. Это в сотни раз чаще, чем в любой другой европейской стране, учитывая количество таких просьб на душу населения. Например, в Германии было всего 12 тысяч запросов, в Испании - 53 тысячи, в Финляндии - 4 тысячи, столько же - в Эстонии», - привел цифры из отчета Еврокомиссии член Сейма.

«В 2009 году ситуация изменилась незначительно - 72 тысячи обращений с заявками на тайный сбор информации. Литва стала и абсолютным лидером в области тайного контроля за контактами граждан в Интернете. Спецслужбы 19 тысяч раз осуществляли тайную проверку интернет-корреспонденции и переговоров. В Ирландии, для сравнения, - только 1400 раз».

«Эти данные говорят, что в Литве под «колпаком» спецслужб находится каждый, кто хоть в малой степени участвует в общественной жизни или политических движениях», - заявил Жакарис.

«Между тем, заниматься тайной прослушкой и тайным сбором информации законы Литвы разрешают, лишь расследуя тяжкие и особо тяжкие преступления. Таковых в стране в год наберется максимум тысяча. Очевидно, что ради такого количества нет нужды тайно 85 тысяч раз собирать информацию», - добавил он.

«Нет сомнений, что в Литве прокуратуры, проводящие досудебные расследования, суды, различные спецслужбы злоупотребляют предоставленной им властью, нарушая при этом законы республики, Конституцию, подзаконные акты, регламентирующие права граждан, тайно вмешиваясь в личную жизнь людей», - продолжил парламентарий.

В отчете Еврокомиссии указано, что государства должны «ограждать проникновения в частную жизнь пропорционально общественным интересам».

«Каковым в Литве является этот общественный интерес, если за каждым тридцатым ее гражданином, включая младенцев, учащихся, безработных и пенсионеров, тайно осуществляется слежка, тайно прослушиваются телефонные переговоры, проверяется электронная почта?» - задался вопросом Эдвардас Жакарис и сам ответил: «Трудно поверить, но факт остается фактом - мы живем в полицейском государстве, которое осуществляет тотальную слежку за каждым из налогоплательщиков никому не подконтрольными литовскими спецслужбами».
Стоит также отметить, что Еврокомиссия представила отчет, в котором указано, как и когда можно следить за гражданами, тайно прослушивать их переговоры, отслеживать информацию, распространяемую через электронные средства связи. Отмечено, что количество запросов на тайную слежку постоянно растет - количество таких просьб в целом по Европе составляет примерно 2 млн в год.

Отрицают слежку

Между тем, оглашенные данные Европейской комиссии, по мнению некоторых политиков, совсем не означают, что в стране установлена тотальная слежка за всеми. Такое заявление оперативно высказал председатель парламентского комитета по национальной безопасности и обороне Арвидас Анушаускас.

По его словам, тезисы о «полицейском государстве», которые были высказаны рядом литовских политиков после объявления данных ЕК, «поспешные». По мнению Анушаускаса, так называемая «директива о слежке» была принята во всем Евросоюзе, а страны-члены ЕС обязаны внести в свое национальное законодательство это обязательство, при этом данные должны храниться от полугода до двух лет. Каков срок хранения данных - решает каждая страна в отдельности. Директива применяется к фиксированной и мобильной телефонии, точкам доступа к Интернету, электронной почте и интернет-телефонии. Политик подчеркнул, что могут храниться данные о типе связи, месте, дате, времени и длительности, поэтому ничего общего в этой директиве с хранением содержания переговоров, например, с текстом электронного письма или записи голоса, нет. Зато, подчеркнул политик, в уголовных делах можно собрать доказательную базу о том, кому подозреваемый отправлял письма, с кем и откуда общался по телефону и т.п.

К тому же, по словам Анушаускаса, Литва относится к тем странам Евросоюза, которые выбрали самую мягкую модель такого контроля. Данные в Литве хранятся всего полгода, как на Кипре и в Люксембурге. В соседней Польше они хранятся два года, а в Латвии - полтора года. В Литве для запроса доступа к охраняемым данным необходима санкция суда, тогда как во многих других государствах - достаточно разрешения прокурора.

Политик также пояснил, в каких случаях чаще всего выдается разрешение к доступу охраняемых данных. Например, популярное в Литве мошенничество по телефону, когда преступники звонят пенсионерам и говорят, что, скажем, их сын (внук, правнук, дочь) сбили на автомобиле человека, находятся в полиции, а чтобы их отпустили, нужно срочно дать взятку. Часто наивные пенсионеры отдают преступнику все накопленные средства, но если вовремя отреагировать, то есть шанс задержать преступника по горячим следам. Правда, стоит отметить, такой довод политика не выдерживает критики, поскольку мошенники пользуются одноразовыми сим-картами, которые можно без всякой регистрации купить в любом киоске, обмануть жертву и сразу выкинуть. Таких преступников, даже со всеми методами «полицейского государства», задерживают крайне редко.

Другой пример, который привел политик, это расследование педофильских скандалов. Именно с этой системой была раскрыта европейская сеть педофилов, которые пользовались педофильским ресурсом, насчитывавшим 178 тыс. пользователей. В Чехии также с помощью этой директивы была выявлена педофильская сеть - пользователей и распространителей детской порнографии. Последний пример Анушаускаса - разжигание межнациональной розни по Интернету. Правда, стоит отметить, что среди тысяч антисемитских или русофобских комментариев в Интернете не расследован даже процент, а понесших наказание - единицы.

К тому же, по словам политика, статистика в Литве значительно завышена, потому что ответственные институции, делая запрос, например, оператору мобильной связи, должны делать отдельный запрос всем четырем работающим операторам, чтобы отследить все данные по звонкам. Т.е. фактически на одно лицо уходило четыре просьбы. Аналогичная ситуация и с интернет-провайдерами, которых в Литве значительно больше, чем операторов мобильной связи. Поэтому, по мнению Анушаускаса, реальное число запросов - в 15-20 раз меньше.

Неизвестность порождает слухи


В свою очередь, педседатель парламентского комитета по правам человека Арминас Лидяка намерен выяснить у руководителей Государственной инспекции по охране информации, представителей Генеральной прокуратуры и Верховного суда Литвы, как на самом деле в стране осуществляется сбор и хранение информации о физических лицах. Беседа состоялась вчера, а о ее результатах мы напишем в следующем номере.
«Разговоры о тотальной слежке за гражданами Литвы отрицательно сказываются на ее международном имидже, создают атмосферу всеобщей подозрительности, хаоса и неверия в чистоту помыслов государства», - сказано в распространенном заявлении политика.

Личное мнение: Рецепт ужина для спецслужб

Как-то довелось на тему тотальной слежки, в том числе и за журналистами, общаться с одной коллегой, которая не раз сталкивалась с вниманием спецслужб. Она сказала мудрую фразу: «Я отношусь к этому как к погоде. Вот идет сейчас дождь. Ну, что сделать, идет и идет. Также и с прослушкой». Еще один коллега, который достаточно известен в Литве, пошутил на эту тему, сказав, что «Мне было бы стыдно осознавать, что мои спецслужбы не знают, где я нахожусь».

А если серьезно, то череда скандалов вокруг главной спецслужбы страны – Департамента государственной безопасности – в котором после прихода к власти Дали Грибаускайте произошли громкие отставки, вселила надежду, что беспредел заканчивается, а спецслужбы, наконец, будут заниматься не околополитическими разборками по сбору компромата на разных политиков, а действительно своей работой. Оглашенные данные 2008 года интересны в сравнении с 2009-м, которых пока нет. Тогда нынешний президент только начала свою реформу. Вполне может оказаться, что эти 85 тысяч запросов – это отрыжка прошлой власти. Если цифра в следующем году не изменится, то, увы, придется признать, что декларации о наведении порядка останутся только словами.

Среди журналистов частенько ходят байки о методах работы  спецслужб. Один богатый дядька разошелся со своей любовницей, но у него был хороший друган в спецслужбах. Вот тот и попросил последить за своей экс-подругой. Сделали все по-взрослому: организовали прослушку, послали машины с оперативниками для слежки, снимали все на видео. Где она, с кем, что делает, кто «этот гад», который увел и т.д. И все это за деньги налогоплательщиков, т.е. нас. Другие серьезные ребята по своим связям пробили получение электронной переписки и телефонных переговоров своих конкурентов, чтобы потом принять верное решение в своем бизнесе. Это уже посерьезней и реальная угроза предпринимателям и, в первую очередь, наука для иностранных инвесторов, которые вряд ли захотят вкладывать свои деньги в такую дикую страну, где конкуренты со связями могут устраивать такой цирк. Таких историй масса. Правда это или нет – утверждать сложно, тем более, что господин Анушаускас, который имеет доступ к секретной информации, заявляет, что содержание переговоров не хранится, а хранится только сам факт звонка или написания письма. Знакомый специалист в области систем защиты рассмеялся на такое заявление, сказав, что спецслужбы знают даже то, что ты сегодня будешь кушать на ужин.  С другой стороны – знают и знают. Это всего лишь дождь за окном, если ты не делаешь ничего противозаконного. Пусть слушают мои переговоры с супругой о том, что мы сегодня будем есть на ужин, и ухудшают международный имидж Литвы, раздувая статистику запросов. Не жалко.